Уступка прав требования по договору факторинга

28.11.2018 Выкл. Автор admin

1. В чем принципиальные отличия уступки прав (требований) от финансирования под уступку денежного требования, если и в обоих случаях уступается право требования долга (денежных средств) и за уступленное право осуществляется оплата? 2. Что такое факторинг с регрессом?

1. Цессия представляет собой один из случаев перемены лиц в обязательстве, наряду с переводом долга (ст.ст. 391, 392 ГК РФ). Гражданский кодекс РФ не выделяет цессию в качестве самостоятельного вида обязательств. В зависимости от характера права (требования) и условий уступки договор, на основании которого цедент уступает принадлежащее ему право цессионарию, может относиться к одному из видов договоров, которые предусмотрены гражданским законодательством, либо может быть смешанным договором (то есть содержащим элементы различных договоров — п. 3 ст. 421 ГК РФ) или договором, который не предусмотрен законом и иными правовыми актами (п. 2 ст. 421 ГК РФ). Например, требование может быть уступлено на основании договора продажи имущественного права (п. 4 ст. 454 ГК РФ) или договора дарения (п. 1 ст. 572 ГК РФ). В этих случаях к отношениям по договору цессии применяются правила ГК РФ о соответствующих видах договоров. В частности, если продавец (цедент) имущественного права не исполнил обязанность передать требование свободным от прав третьим лицам, покупатель (цессионарий) вправе требовать уменьшения цены либо расторжения договора, если не будет доказано, что он знал или должен был знать об этих правах (п. 1 ст. 460 ГК РФ, смотрите в связи с этим п. 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 54).
Предмет договора цессии частично совпадает с договором финансирования под уступку денежного требования (договором факторинга), согласно которому одна сторона (клиент) обязуется уступить другой стороне — финансовому агенту (фактору) денежные требования к третьему лицу (должнику) и оплатить оказанные услуги, а финансовый агент (фактор) обязуется совершить не менее двух действий, перечень которых приведен в пп.пп. 1-4 п. 1 ст. 824 ГК РФ, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки (п. 1 ст. 824 ГК РФ).
Отметим, что до 1 июня 2018 года*(1) ст. 824 ГК РФ была сформулирована иначе, а потому в судебной практике неоднозначно решался вопрос о соотношении договора факторинга и уступки права требования (цессии). Так, отдельные суды рассматривали факторинг как самостоятельный договор, включающий в себя уступку права требования (смотрите, например, постановление ФАС Волго-Вятского округа от 03.04.2006 N А28-10585/2005-259/29, постановление Арбитражного суда Московского округа от 06.02.2017 N Ф05-19375/16 по делу N А40-49359/2016), другие суды исходили из того, что соглашение не может быть признано договором факторинга, если в отношениях отсутствует финансирование одной стороны другой (смотрите, например, постановление Президиума ВАС РФ от 23.05.2000 N 8420/99, постановление ФАС Центрального округа от 22.06.2006 N А54-732/2006-С7), третьи квалифицировали договор факторинга как цессию и применяли к возникшим правоотношениям нормы главы 24 ГК РФ (смотрите, например, постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 27.03.2017 N Ф07-892/2017 по делу N А56-21138/2016, постановление ФАС Поволжского округа от 29.10.2010 по делу N А65-20471/2008).
Теперь же в п. 3 ст. 824 ГК РФ прямо указано, что в части, не урегулированной настоящей главой 43 ГК РФ, к отношениям, связанным с уступкой права требования по договору факторинга, применяются правила главы 24 ГК РФ. Таким образом, законодатель подтвердил, что факторинг является особым случаем уступки права требования. При этом нормы главы 43 ГК РФ о договоре факторинга имеют специальный характер по отношению к общим положениям о цессии, закрепленным в главе 24 ГК РФ.
Сущность правоотношений, возникающих из договора факторинга, заключается в оказании финансовых услуг заинтересованному лицу — клиенту взамен передаваемых требований к должникам этого лица. То есть фактор финансирует клиента и помимо этого предоставляет ему комплекс иных финансовых услуг: по ведению бухгалтерского, налогового учета, сопровождению задолженности, получению платежей от дебиторов и т.п. В этом как раз и состоит основное отличие договора факторинга от общегражданской цессии. Если в рамках цессии основным предоставлением является передача права требования как такового и при этом не имеет значения, денежное оно или неденежное, то по договору факторинга таковым является именно финансирование клиента финансовым агентом, предоставление ему денежных средств и иных финансовых услуг. В этом аспекте факторинг можно рассматривать как своеобразную форму кредитования клиента. В тех ситуациях, когда этого не происходит, то налицо обычная цессия, соответственно, правоотношения сторон будут регулироваться нормами главы 24 ГК РФ, определяющими порядок и основания перемены лиц в обязательстве.
2. Понятия «регрессный факторинг» и «факторинг без права регресса» не являются легитимными (законодательно не определены), однако достаточно распространены в теории и на практике. Разграничиваются данные дефиниции по критерию принятия финансовым агентом риска неплатежа. По общему правилу, сформулированному в п. 3 ст. 827 ГК РФ, клиент не отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником требования, являющегося предметом уступки, в случае предъявления его финансовым агентом к исполнению (факторинг без права регресса). Однако данная норма диспозитивна и предоставляет сторонам право установить иное правило, именуемое регрессным факторингом, когда финансовый агент вправе потребовать от клиента возврата переданных ему денежных средств в счет переуступленного требования на случай неисполнения обязательств должником.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Амирова Лариса

Ответ прошел контроль качества

17 октября 2018 г.

————————————————————————-
*(1) Смотрите Федеральный закон от 26.07.2017 N 212-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Об изменениях в правовом регулировании уступки права требования, займа и факторинга

Автор: Александр Трапезников, юрист ООО «Инвест-аудит»

1 июня 2018 года вступили в силу поправки, внесенные в части 1 и 2 Гражданского кодекса РФ Федеральным законом от 26.07.2017 № 212-ФЗ, затронувшие главным образом договоры по уступке требований, факторинга, займа, кредита, банковского вклада и банковского счета, расчетов. Как уже свойственно законодателю ряд изменений корректируют уже существующие правовые институты, ряд изменений касается включения в содержание ГК РФ норм об институтах, которые давно имеют место быть на практике, а ряд вводимых положений, на наш взгляд, абсолютно новые.

В настоящей статье предлагаем остановиться на поправках, касающихся регулирования отношений по уступке права требования, займа и факторинга. Кратко о сути произошедших изменений расскажем далее:

1. В части 1 ГК РФ были внесены изменения в нормы об уступке права требования. Так, ст. 386 ГК РФ в новой редакции предусматривает, что должник обязан после в разумный срок после получения уведомления о переходе прав к новому кредитору сообщить такому кредитору о возникновении известных ему оснований для возражений и предоставить ему возможность ознакомления с ними. Норма предусматривает, что в противном случае должник не может ссылаться на эти основания в дальнейшем.

Читайте так же:  Требования по установки турникетов

Очевидным итогом введения данной нормы является обеспечение защиты прав кредиторов и некоторых ограничений для должников, что весьма целесообразно для пресечения недобросовестного поведения участников оборота.

Между тем, эта норма предусматривает оценочную категорию «разумный срок», квалификация которой будет наверняка отдана на откуп судебной практике, что явно снижает эффективность данного правового инструмента для защиты прав кредиторов, при этом, является основанием для внимательного отношения к своим обязанностям со стороны должников, хотя, должник в принципе не является участником договора уступки права требования и возложение на него такого рода обязанности можно оценить в качестве, в какой-то степени, нелогичного поступка законотворцев.

Также законодатель встал на защиту добросовестных кредиторов, указав в п. 4 ст. 388 ГК РФ, что если добросовестный кредитор приобрел неденежное право требования, когда такое требование нельзя было уступать в силу договора (запрет уступки права на получение неденежного исполнения), то такая уступка может быть признана недействительной по иску должника только в случае, когда должник докажет недобросовестность нового кредитора (т.е., что он знал или должен был знать об указанном запрете). Обычно, доказательством такого знания служат обстоятельства взаимозависимости между сторонами, в остальных случаях доказать данные обстоятельства весьма сложно, что в совокупности нивелирует значение запрета на уступку.

Пункт. 1 ст. 390 ГК РФ законодателем дополнен абзацем о том, что если иное не предусмотрено законом, договор, на основании которого производится уступка, может предусматривать, что цедент не несет ответственности перед цессионарием за недействительность переданного ему требования по договору, исполнение которого связано с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, при условии, что такая недействительность вызвана обстоятельствами, о которых цедент не знал или не мог знать или о которых он предупредил цессионария, в том числе обстоятельствами, относящимися к дополнительным требованиям, включая требования по правам, обеспечивающим исполнение обязательства, и правам на проценты. Данной нормой, по сути, смягчена ответственность цедента перед цессионарием за недействительность переданного ему требования.

Пункт 7 ст. 448 ГК РФ изложен следующим образом: если в соответствии с законом заключение договора возможно только путем проведения торгов, победитель торгов не вправе уступать права (за исключением требований по денежному обязательству) и осуществлять перевод долга по обязательствам, возникшим из заключенного на торгах договора. Обязательства по такому договору должны быть исполнены победителем торгов лично, если иное не установлено законом.

Следовательно, как видим, целью принятых изменений является ряд условий, препятствующих оспариванию соглашений об уступке права требования, чем создаются дополнительные условия для устойчивости оборота, снижению рисков, как для цедента, так и для цессионария, и особенно актуально для минимизации злоупотреблений в делах о банкротстве и вывода активов недобросовестными субъектами, в связи с этим принятые поправки вводят ряд инструментариев, требующих внимания, как руководства юридических лиц, так и внимания граждан.

2. Изменения затронули и правовое регулирование факторинга. Главным образом можно выделить решение существовавшей ранее неопределенности в вопросе возможности применения к факторингу норм об уступке права требования.

Если ранее и судебная практика, и доктрина разделялись в своем мнении по данному вопросу, то с 01.06.2018 г. в п. 2 ст. 824 ГК РФ прямо закреплена возможность применения к факторингу норм об уступке требований. При этом статьей 829 ГК РФ установлена презумпция возможности последующей уступки фактором принадлежащего ему денежного требования. Сейчас эта презумпция обратная выглядит прямо противоположным образом. Данная новелла, на наш взгляд, упрощает оборот требований и увеличивает устойчивость соглашений об уступке прав требований.

Также в числе существенных аспектов можно выделить конкретизацию законодателем предмета договора факторинга. Согласно ст. 824 ГК РФ факторингом считается такой договор, по которому финансовый агент (фактор) обязуется совершать не менее двух действий из четырех, а именно:

1) передавать клиенту денежные средства в счет денежных требований, в том числе в виде займа или предварительного платежа (аванса);

2) осуществлять учет денежных требований клиента к третьим лицам (должникам);

3) осуществлять права по денежным требованиям клиента, в том числе предъявлять должникам денежные требования к оплате, получать платежи от должников и производить расчеты, связанные с денежными требованиями;

4) осуществлять права по договорам об обеспечении исполнения обязательств должников.

Если в договоре есть обязательство совершить только одно из этих действий, то это будет иной договор, заключение которого также допускается.

Следовательно, существо изменений в нормы ГК РФ о факторинге опять же направлены на усложнение оспаривание уступки фактором денежного требования, что существенно снижает риски при оформлении соответствующих договорных отношений, а потому находит положительную оценку среди мнений практикующих юристов.

3. Основное внимание юридических лиц и граждан должны обращать внимание поправки в правовое регулирование договора займа, т.к. это весьма распространенная и актуальная для участников гражданского оборота правовая конструкция, используемая в хозяйственной деятельности и повседневной жизни.

К числу основополагающих изменений в нормы ГК РФ о займе следует отнести предусмотренную поправками возможность заключения консенсуального договора займа.

Напомним, что до 01.06.2018 г. заем был исключительно реальным договором (т.е. момент его заключения совпадал с моментом передачи денег, и договоренность о выдаче займа до передачи денег не имела правового значения). Иными словами, до внесения изменений нельзя было от займодавца потребовать исполнения обязательства в натуре (т.е. выдать заем), т.к. обязательства еще не существовало с правовой точки зрения, что также препятствовало ко взысканию убытков за неисполнение действий по выдаче займа. Чтобы обеспечить возможность реализации обязательства займодавцем стороны ранее заключали предварительный договор займа, но с введением поправок заключение такого договора не требуется, т.к. после заключения консенсуального договора займа, заемщик, не получивший деньги от займодавца, может в судебном порядке потребовать исполнения обязательства в натуре.

Между тем, законодатель, вводя изменения, учел интерес займодавцев, указав, что заимодавец сможет отказаться исполнять договор полностью или частично. Этим правом можно будет воспользоваться при наличии обстоятельств, которые очевидно свидетельствуют о том, что заемщик не вернет заем в срок.

В свою очередь, заемщик вправе отказаться от получения займа полностью или частично, уведомив об этом заимодавца до установленного договором срока передачи предмета займа, а если такой срок не установлен, то в любое время до момента получения займа (при условии, что иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором займа). Иное может быть предусмотрено правовыми актами или договором, в котором заемщиком выступает предприниматель.

Также в ГК РФ введено новое регулирование процентных ставок по займу. После изменений ГК РФ допускает установление процентов годовых в виде фиксированной величины с применением ставки в процентах годовых, величина которой может изменяться в зависимости от предусмотренных договором условий. Это может быть, например, ключевая ставка.

Помимо этого, законодателем скорректирован предельный размер беспроцентного займа по договору, заключенному между гражданами, который составляет 100 тысяч рублей. Возможность заключить беспроцентный заем имеется и у индивидуальных предпринимателей.

В ГК РФ также введен новый термин «ростовщические проценты», относящийся к обозначению займов на потребительские цели. Законодатель установил, что ростовщическим процент становится, если он в два раза и более превышает обычно взимаемые в подобных случаях проценты. Закон предполагает, что в этой ситуации процент является чрезмерно обременительным для должника.

Читайте так же:  Увольнение из за нарушения трудового договора

Для того чтобы определить размер «обычно взимаемых в подобных случаях процентов», можно использовать материалы Банка России. Признание процентов ростовщическими не приведет к признанию договора недействительным, но будет основанием для уменьшения процентов судом до нормальных значений.

Однако это не значит, что проценты по займу (кредиту) в подобном случае будут низкими. Если по определенному виду займа или кредита рыночные процентные ставки в среднем высоки, то вероятнее всего и обычно взимаемые проценты будут высокими.

Новая редакция ГК РФ меняет регулирование платежей за предоставление кредита, в результате чего с 01.06.2018 г. в предмет кредитного договора введены иные платежи по кредиту, не являющиеся процентами по кредиту. Речь идет, в частности, о платежах за предоставление кредита (банковских комиссиях). Другими словами, законодатель прямо допустил возможность их установления займодавцем. Исключение составляет потребительский кредит.

С точки зрения практики, это изменение не столь существенно. К примеру, такой платеж при выдаче кредита, как комиссия за открытие и ведение ссудного счета, ничтожен в потребительском кредите, а в обычном это условие правомерно, поскольку стороны свободны в определении условий договора, а негативные последствия этого условия являются частью предпринимательского риска (ст. 2 ГК РФ).

Соответственно, многие комментаторы данных изменений отмечают, что введенные поправки лишь закрепили сложившийся подход. Такого же рода и ст. 821.1 ГК РФ, которая допускает досрочное погашение кредита в случаях, предусмотренных договором.

Таким образом, платежи за предоставление кредитов включены законодателем в качестве составной части предмета договора. Исключение – потребительский кредит.

Изменения затронули и возврат займа, существо которых сводится к тому, что обязанность по возврату займа будет считаться исполненной, когда деньги поступили в банк, в котором открыт банковский счет займодавца. Как указывает большинство практиков причина уточнений правил возврата займа заключается в массовых банкротствах банков и соответствующих проблем.

Действовавшая редакция пункта 3 ст. 810 ГК РФ предусматривала, что обязанность заемщика по возврату займа исполнена, когда денежные средства поступили на счет заимодавца, только когда банк находится в плохом финансовом положении, на его корреспондентских счетах (куда первоначально поступают средства от заемщика) недостаточно денежных средств и они не поступают собственно на счет заимодавца. Поэтому возникает ситуация, когда заемщик денежные средства перечислил, но обязанность по возврату займа не исполнил, в связи с этим вступившие в силу изменения призваны решить данную проблему, т.к. обязанность по погашению задолженности считается исполненной при поступлении денег на корреспондентский счет банка.

Очевидно, что для руководителей и сотрудников финансовых служб организаций данные изменения представляют наибольший интерес, поэтому, безусловно, не должны оставаться без внимания, в частности, введенная консенсуальность правовой природы заемных обязательств, изменения в регулирование процентных ставок и платы за предоставление кредита.

С учетом изложенного, после вступления в законную силу новых поправок в ГК РФ, законодатель предложил много новых и достаточно интересных изменений, которые затрагивают интересы не только профессиональных участников гражданского оборота, но и всех граждан, вследствие чего данные изменения представляют несомненный интерес для изучения и анализа на предмет их регулятивного эффекта на существующую правовую реальность.

В целом, вышеуказанные изменения подлежат позитивной оценке, т.к. являются очередным плодотворным шагом на пути поэтапного реформирования гражданского законодательства и сложившегося гражданского оборота.

Отличие факторинга от цессии

В современном бизнес-сообществе активно используются факторинговые схемы финансирования сделок. Наряду с кредитом и лизингом — это отличная возможность развития для компаний с продуманным портфелем дебиторов. Профессиональный анализ текущей задолженности показывает, в каком объеме поставщик может получить факторинговые услуги. Другим вариантом привлечения финансирования является цессия или переуступка прав от одного участника рынка другому. Но не все точно знают, чем отличается цессия от факторинга. А между тем, знание рыночной терминологии и сути данных сделок может существенно улучшить финансовое состояние компании и дать возможность привлечь новые денежные ресурсы для развития бизнеса, ведь условия цессии и факторинга позволяют:

  • получить дополнительные источники финансирования будущих сделок
  • выгодно избавиться от «зависшего» долга
  • улучшить структуру баланса и повысить его ликвидность

Особенности реализации факторинговых услуг

По своей сути, факторинг представляет собой комплексную услугу, участниками которой являются производитель, покупатель и фактор. Главное условие применения факторинговой схемы – ведение парой «поставщик-покупатель» бизнеса на условиях отсрочки платежей. Должником или дебитором в данном случае является покупатель товара. Именно у него, в конечном счете, возникают денежные обязательства по оплате в адрес фактора. Суть сделки заключается в финансировании факторинговой компанией поставщика под уступку прав денежного требования с небольшим сроком ее погашения. Требования по оплате предъявляются конечному покупателю продукции.

Главные параметры договора цессии

Фактически цессия представляет собой договор по уступке прав требования документально подтвержденной задолженности. Зачастую этот термин используют и при обозначении операций долевого участия в возведении жилья, если сторонами соглашения являются бывший и новый дольщики. Цедент и цессионарий подписывают документы на продажу имеющегося долга. Данная терминология используется и при привлечении услуг страхования (в частности, при оформлении передачи части рисков страховщиком по договору перестрахования). При привлечении финансирования по договору цессии необходимо документально обосновывать указанные первоначальные обязательства, право требования которых переходит цессионарию.

Цессия и факторинг: сходства и различия

Хотя операции цессии и факторинга достаточно схожи и ставят своей целью привлечение дополнительного финансирования, у них есть ряд существенных отличий, например: цессия может быть определена действующим законодательством, в то время как факторинг – услуга исключительно добровольная. Кроме того, по соглашению о цессии предметом договорных отношений является передача прав, факторинговые же услуги предполагают также краткосрочное финансирование.

Уступка права требования и факторинг: в чем отличия

Договоры уступки права требования и факторинга важно разграничить, поскольку факторинг относится к финансовым услугам, которые могут оказывать только банки и юридические лица, являющиеся финансовыми учреждениями. Если договор факторинга заключен лицом, не являющимся финансовым учреждением, он может быть признан недействительным.

Договор факторинга также сложно охарактеризовать с правовой позиции и преимущественно его трактуют как комплексный договор, элементом которого является цессия (уступка права требования), или как симбиоз кредитного договора (финансирования) и договора об оказании услуг.

В законодательных актах приводится несколько определений термина «факторинг», но суды зачастую ориентируются на терминологию из ч. 1 ст. 1077 ГКУ. Эта норма устанавливает, что по договору факторинга (финансирования под уступку права денежного требования) одна сторона (фактор) передает или обязуется передать денежные средства в распоряжение другой стороны (клиента) за плату (любым предусмотренным договором способом), а клиент уступает или обязуется уступить фактору свое право денежного требования к третьему лицу (должнику).

Следовательно, договор факторинга представляет собой финансирование под уступку права денежного требования, к отличительным признакам которого относятся следующие:

1) предметом договора является право денежного требования к третьему лицу;

2) фактор передает или обязуется передать в распоряжение другой стороны денежные средства;

3) услуга фактором предоставляется за плату (в т. ч. путем дисконтирования суммы долга, распределения процентов, вознаграждения, если иной способ оплаты не предусмотрен договором, на котором основывается уступка).

Читайте так же:  Экспертиза стоимости одежды

На эти признаки обычно обращают внимание суды при разрешении споров, связанных с интерпретацией договора уступки права требования как факторинга.

Итак, лица, не являющиеся финансовыми учреждениями, не имеют права заключать договоры факторинга. Поэтому важно, чтобы в договоре уступки права требования не предусматривалась плата за оказанную новым кредитором услугу по финансированию первого кредитора в счет полученного права требования. Иначе заключенный договор могут признать ничтожным.

Более подробно о правовых аспектах уступки права требования читайте в свежем номере «БУХГАЛТЕР&ЗАКОН».

Факторинг и цессия: основные отличия договоров в сравнительной таблице

В статье разберемся, в чем заключается разница между факторингом и аккредитивом. Мы подготовили для вас определения понятий, собрали важные условия договоров и сделали сравнительную таблицу по основным характеристикам.

Что такое факторинг и что такое цессия

Цессия — это соглашение об уступке прав требования. По нему один кредитор передает другому свои права, полученные на основании закона или договора с должником. Договор цессии активно применяется не только в финансовых отношениях, но и в страховом деле, при сделках с передачей прав по договорам долевого участия в строительстве жилья и т. д.

Факторинг — это финансовая услуга по предоставлению денег в обмен на право денежного требования к другому лицу (обычно организации или ИП). Фактически поставщик товара (услуг) получает от фактора (банка или факторинговой компании) деньги, а предоставляет в обмен право требования по договору поставки, заключенного с условием отсрочки платежа. Факторинг позволяет проводить уступку права требования также и для исполнения обязательств кредитором (поставщиком) перед фактором.

Соглашение по факторингу — это не один из вариантов договора цессии. Эти два понятия схожи только на первый взгляд, а на практике между ними есть существенная разница. Приведем основные отличия:

  • По договору цессии допускается уступка права по любым обязательствам, а при факторинге они должны быть денежными.
  • Часто факторинг — это не просто выкуп прав требований, а целый комплекс услуг, включающих обслуживание счета, контроль за дебиторкой и т. д.
  • Оказывать услугу факторинга могут исключительно коммерческие компании (банки, факторинговые компании и т. д.).

Чем отличается договор факторинга от договора цессии?

Цессией называют соглашение о замене прежнего кредитора, который выбывает из обязательства, на другого субъекта, к которому переходят все права прежнего кредитора. Факторинг — это форма финансирования новым кредитором (финансовым агентом) предпринимательской деятельности прежнего кредитора (клиента), основанная на уступке последним денежного требования к должнику.
Как мы видим, договор факторинга по сути представляет собой частный случай уступки права требования. Однако ГК РФ не распространяет правила ст.ст.382 — 390 гл.24 «Перемена лиц в обязательстве» ГК РФ на правоотношения, возникающие по договору факторинга, в части, не противоречащей специальным правилам о данном договоре, и регулирует названный вид договора отдельной главой. Очевидно, это связано с наличием ряда существенных особенностей договора факторинга. Рассмотрим основные из них.
1. Предметом договора факторинга является возмездное финансирование (кредитование) клиента, а уступка денежных требований в данном случае играет роль обеспечения такого финансирования (кредитования). Финансовый агент по договору факторинга может иметь также и дополнительные обязанности по ведению для клиента бухгалтерского учета, предоставлению клиенту иных финансовых услуг, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки.
Предметом цессии является непосредственно передача права требования. Дополнительных обязанностей сторон такой договор не предусматривает. Цессия также может быть возмездной, но она может быть оплачена в любой форме, а не только в денежной (например, передача товаров, оказание услуг).
2. В связи с тем что отношения сторон по договору факторинга охватывают отношения займа или кредита, в качестве финансового агента в соответствии со ст.825 ГК РФ могут выступать только банки и иные кредитные организации, а также коммерческие организации, имеющие соответствующее разрешение (лицензию).
Порядок и условия лицензирования факторинговых операций для коммерческих организаций в настоящее время не установлен, однако судебная практика все-таки исходит из необходимости специальной правоспособности при заключении подобных сделок и при отсутствии лицензии у финансового агента признает договор факторинга недействительным (см. Постановление Президиума ВАС РФ от 30 июня 1998 г. N 955/98). Что же касается обычной уступки права требования, то новым кредитором может быть любой участник предпринимательской деятельности.
3. В обеспечение финансирования по договору факторинга клиент может предоставить как существующие требования (т.е. срок платежа по которым уже наступил), так и будущие требования (право на получение денежных средств, которое возникнет в будущем). По договору цессии может быть передано только уже существующее право требования (п.1 ст.382 ГК РФ).
4. В соответствии со ст.831 ГК РФ возможен различный объем прав финансового агента по договору факторинга на денежные суммы, полученные в результате уступки требования:
а) финансовый агент имеет право на все суммы, которые он получит от должника во исполнение требования, при этом клиент не несет никакой ответственности перед финансовым агентом за то, что полученные суммы оказались меньше цены, за которую финансовый агент приобрел требование у клиента;
б) финансовый агент имеет право только на сумму, равную цене приобретения требования, и обязан представить отчет клиенту о полученной сумме. По результатам отчета финансовый агент либо возвращает излишне полученную сумму клиенту, либо требует возврата остатка долга с клиента (второй вариант обычно применяется в случаях, когда уступка денежного требования финансовому агенту произведена клиентом в целях обеспечения обязательства перед самим финансовым агентом).
Для цессии характерен первый вариант (в том случае, когда договор возмездный).
5. Статьей 828 ГК РФ установлено правило о недействительности запрета уступки денежного требования. Таким образом, даже если в договоре между клиентом и его должником предусмотрено соглашение о запрете или ограничении уступки требования, это не препятствует клиенту заключить договор факторинга, предметом которого будет данное требование (что не снимает с клиента ответственности за нарушение запрета, если таковая предусмотрена договором клиента и его должника).
Цессия, противоречащая условиям договора кредитора и должника, не допускается (см. ст.388 ГК РФ).
Подписано в печать М.Васильева

28.05.2002 «Экономико-правовой бюллетень», 2002, N 6