С какого момента начинается досудебное производство по уголовному делу

13.05.2018 Выкл. Автор admin

Филин Д.В. Начало досудебного производства в уголовном процессе Украины

Новый Уголовный процессуальный кодекс Украины несколько изменил процедуру уголовно-процессуального производства, обновив (правда, не всегда удачно) понятийный аппарат уголовного процесса. Прежде всего, в новом УПК Украины отсутствует глава, регламентирующая стадию возбуждения уголовного дела. Такая архитектоника уголовно-процессуального закона позволила некоторым исследователям полагать, что первой стадией уголовного процесса Украины теперь является стадия досудебного расследования, с которой начинается досудебное производство, а стадии, аналогичной возбуждению уголовного дела, вообще нет. Данная точка зрения обосновывается правилами части 1 ст.214 Уголовного процессуального кодекса Украины, которая гласит: «Следователь, прокурор безотлагательно, но не позже 24 часов после представления заявления, сообщения о совершенном уголовном правонарушении или после самостоятельного выявления им из любого источника обстоятельств, которые могут свидетельствовать о совершении уголовного правонарушения, обязан внести соответствующие сведения в Единый реестр досудебных расследований и начать расследование». Проверка заявлений и сообщений об уголовных правонарушениях mso-fareast-font-family:»Times New Roman»;mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:
UK;mso-bidi-language:AR-SA»>[1] ни этой статьей, ни последующими статьями УПК прямо не предусмотрена. Показательно, что особенная часть УПК, т.е. сама процедура уголовного производства edn2″ href=»#_edn2″ name=»_ednref2″ title=»»> footnote»> mso-bidi-font-size:12.0pt;font-family:»Times New Roman»;mso-fareast-font-family:
«Times New Roman»;mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:UK;mso-bidi-language:
AR-SA»>[2] , начинается с раздела третьего, который называется «Досудебное расследование». Первая глава этого раздела – глава 19 – носит наименование «Общие положения досудебного расследования». Таким образом, ни о какой стадии, предваряющей стадию досудебного расследования, в разделе третьем УПК, речи не идет. Более того, ст.3 УПК, разъясняющая терминологию Уголовного процессуального кодекса, указывает, что стадией уголовного процесса является досудебное расследование (п.5 ч.1 ст.3), которое начинается с момента внесения сведений об уголовном правонарушении в Единый реестр досудебных расследований и заканчивается прекращением уголовного производства или направлением в суд обвинительного акта, ходатайства о применении принудительных мер медицинского или воспитательного характера, ходатайства об освобождении лица от уголовной ответственности. Ни о какой более ранней стадии, нежели стадия досудебного расследования, в ст.3 УПК не говорится. По всей видимости, исходя из этих положений нового уголовно-процессуального законодательства Украины, один из разработчиков нового УПК Украины Л.Н. Лобойко, пишет, что существование стадии возбуждения уголовного дела в уголовном процессе Украины способствовало констатации правоохранительными органами в соответствующем постановлении того, что преступление действительно имело место. Это позволяло «включать» юридическую процедуру, необходимую для данного случая, т.е. уголовный процесс, после соответствующей проверки. Однако, после отказа украинского законодателя от процедур, осуществляемых в стадии возбуждения уголовного дела, такая возможность для правоохранительных органов утрачена. edn3″ href=»#_edn3″ name=»_ednref3″ title=»»> footnote»> mso-bidi-font-size:12.0pt;font-family:»Times New Roman»;mso-fareast-font-family:
«Times New Roman»;mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:UK;mso-bidi-language:
AR-SA»>[3] Стало быть, даже разработчики нового УПК Украины считают, что стадии возбуждения уголовного дела, или аналогичной ей стадии, в уголовном процессе Украины теперь не существует. Такой же позиции придерживаются и авторы Курса лекций по уголовному процессу по новому Уголовному процессуальному кодексу Украины. Особенную часть они начинают излагать со стадии досудебного расследования, которая начинается с момента внесения сведений об уголовном правонарушении в Единый реестр досудебный расследований. mso-fareast-font-family:»Times New Roman»;mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:
UK;mso-bidi-language:AR-SA»>[4] Упоминание о стадии, подобной стадии возбуждения уголовного дела в УПК Украины 1960 года, в Курсе отсутствует, то есть его авторы полагают, что уголовное производство начинается со стадии досудебного расследования, как это указано в п.10 ч.1 ст.3 УПК, где под уголовным производством понимается досудебное расследование, судебное разбирательство, а также процессуальные действия в связи с совершением деяния, предусмотренного законом Украины об уголовной ответственности.

Такое же отношение к начальному моменту уголовного производства и у авторов двух научно-практических комментариев к новому УПК Украины. И в комментарии под редакцией В.Г.Гончаренко, В.Т.Нора, Н.Е.Шумило mso-fareast-font-family:»Times New Roman»;mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:
UK;mso-bidi-language:AR-SA»>[5] и в комментарии под редакцией В.Я. Тация, В.П. Пшонки, А.В. Портнова говорится только о регистрации заявлений и сообщений об уголовных правонарушениях в Едином реестре досудебных расследований, с которой связывается начало уголовного производства. Ответа на вопрос: как поступать в тех случаях, когда из полученного заявления или сообщения об уголовном правонарушении нельзя сделать вывод о том, что такое правонарушение действительно имело место, ни один, ни второй комментарии не дают, хотя и анализируют процессуальное положение заявителя (ст.60 УПК) и потерпевшего (ст.55 УПК). Указывая на отличия процессуального положения заявителя и потерпевшего по новому УПК Украины, авторы комментария под редакцией В.Я.Тация, А.В.Пшонки и А.В.Портнова полагают, что разница между потерпевшим и заявителем состоит в том, что потерпевшим является лицо, которое подало заявление о совершении уголовного правонарушения в его отношении, или привлеченное к производству в качестве потерпевшего, либо подавшее заявление о признании его потерпевшим после начала уголовного производства, а заявитель – это лицо, которое обратилось с заявлением или сообщением об уголовном правонарушении, но это уголовное правонарушение совершено не в отношении его, а в отношении другого лица. mso-fareast-font-family:»Times New Roman»;mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:
UK;mso-bidi-language:AR-SA»>[6] Таким образом, общее между заявителем и потерпевшим то, что и первый и второй наделены правом подачи заявлений об уголовных правонарушениях. Следовательно, реакция на эти заявления со стороны служебного лица, такое заявление получившего, должна быть одинаковой. Хотя комментарий к ст.60 УПК обходит молчанием вопрос о возможности либо невозможности проверки заявления или сообщения, поступившего от заявителя, но в комментарии к ст. 55 УПК подчеркивается, что проверка, рассмотрение и разрешения заявления потерпевшего об уголовном правонарушении, законом не предусматривается, поэтому статус потерпевшего лицо приобретает автоматически mso-fareast-font-family:»Times New Roman»;mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:
UK;mso-bidi-language:AR-SA»>[7] , подав заявление об уголовном правонарушении. Таким образом, авторы Комментария полагают, что проверка заявлений и сообщений о преступлениях новым УПК Украины не предусмотрена. Потому и не понятно, как надо поступать, когда из заявления или сообщения об уголовном правонарушении невозможно сделать вывод о том, что уголовное правонарушение действительно было совершено, ведь в соответствии с ч.5 ст.214 УПК в Единый реестр досудебных расследований, наряду со сведениями о дате поступления заявления или сообщения об уголовном правонарушении, фамилии, имени, отчества потерпевшего или заявителя, согласно п.4 ч.5 указанной статьи, необходимо кратко изложить обстоятельства, которые могут свидетельствовать о совершении уголовного правонарушения, приведенные потерпевшим, заявителем или выявленные из другого источника. Стало быть, п.4 ч.5 ст. 214 УПК Украины ставит регистрацию заявления или сообщения об уголовном правонарушении в прямую зависимость от того, сколь юридически грамотно составит заявление заявитель либо потерпевший, т.е. вводит в уголовный процесс частное начало, от которого полностью зависит инициация уголовного производства. edn8″ href=»#_edn8″ name=»_ednref8″ title=»»> footnote»> mso-bidi-font-size:12.0pt;font-family:»Times New Roman»;mso-fareast-font-family:
«Times New Roman»;mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:UK;mso-bidi-language:
AR-SA»>[8]

Вышеизложенное позволяет сделать вывод, что точка зрения о том, что уголовное производство начинается со стадии досудебного расследования, а стадия, аналогичная стадии возбуждения уголовного дела, в новом УПК Украины отсутствует, приобретает все больше сторонников. Поэтому необходимо более подробно рассмотреть существо стадии возбуждения уголовного дела, сравнивая нормы ранее действовавшего уголовно-процессуального законодательства, с нормами нового УПК, регулирующими начало уголовного производства.

Отметим, что стадия, предшествующая стадии досудебного (предварительного) следствия, появилась в Уставе уголовного судопроизводства mso-fareast-font-family:»Times New Roman»;mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:
UK;mso-bidi-language:AR-SA»>[9] принятом 20 ноября 1864 года. Хотя термина «стадия» УУС не содержал, но, по сути, статьи главы 1 и главы 3 раздела 4 «О предварительных следствиях» книги первой УУС, регулировали фактически порядок возбуждения уголовного дела. В Объяснительной записке к проекту УУС подчеркивалось, что в обязанность следователю должно вменяться только расследование преступлений и это, с одной стороны, избавит следователя от разбирательства жалоб и сообщений о деяниях, преступлениями не являющимися, с другой – оградит граждан от произвола следователей, когда предварительное расследование начинается по их (следователей) усмотрению edn10″ href=»#_edn10″ name=»_ednref10″ title=»»> footnote»> mso-bidi-font-size:12.0pt;font-family:»Times New Roman»;mso-fareast-font-family:
«Times New Roman»;mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:UK;mso-bidi-language:
AR-SA»>[10] .

Стадия возбуждения уголовного дела была сохранена и в проекте новой редакции Устава уголовного судопроизводства (главы 1, 2 и 4 раздела 3 книги первой) mso-fareast-font-family:»Times New Roman»;mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:
UK;mso-bidi-language:AR-SA»>[11] . Дабы соблюсти научную строгость отмечу, что ни одна из глав как УУС 1864 года, так и проекта новой редакции Устава, не содержали в своих названиях словосочетания «возбуждение уголовного дела», но в отдельных статьях оно употреблялось, например, в ст.207 проекта новой редакции Устава уголовного судопроизводства mso-fareast-font-family:»Times New Roman»;mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:
UK;mso-bidi-language:AR-SA»>[12] . Еще одной особенностью уголовно-процессуального законодательства 19 – начала 20 века было то, что в УУС были закреплены только основные требования к уголовному судопроизводству. Уголовно-процессуальная деятельность, во многом, регулировалась подзаконными актами, в частности особыми наказами окружных судов. Так в Особом наказе Саратовского окружного суда, в приложении, содержится образец постановления следователя о приступе к производству следствия footnote»> mso-bidi-font-size:12.0pt;font-family:»Times New Roman»;mso-fareast-font-family:
«Times New Roman»;mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:UK;mso-bidi-language:
AR-SA»>[13] . По своей структуре это постановление тождественно постановлению о возбуждении уголовного дела. Понятие «возбуждение уголовного дела» прочно вошло в юридическую науку и практику и широко использовалось уже в середине 19 – начале 20 века mso-fareast-font-family:»Times New Roman»;mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:
UK;mso-bidi-language:AR-SA»>[14] .

Глава с названием «Возбуждение уголовного дела» появляется в уголовно-процессуальном законодательстве Украины советского периода. Так, в УПК УССР 1927 года эта глава содержалась в отделе втором. Ст. 93 УПК 1927 года обязывала следователя приступить к производству предварительного следствия при наличии законных поводов (они были перечислены в ст.88 УПК) и фактических данных, указывающих на наличие состава преступления. Отсутствие в деянии признаков преступления было основанием для отказа в возбуждении уголовного дела. Следует отметить, что УПК 1927 года не требовал вынесения специального постановления о возбуждении уголовного дела, а устанавливал, правило, в соответствии с которым моментом возбуждения уголовного дела был момент принятия судом, прокурором, следователем или органом дознания дела к своему производству (примечание к ст.93 УПК) mso-fareast-font-family:»Times New Roman»;mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:
UK;mso-bidi-language:AR-SA»>[15] .

Судебно-правовая реформа конца 50-х – начала 60-х годов двадцатого столетия оставила стадию возбуждения уголовного дела в уголовно-процессуальном законодательстве. Эта стадия нашла свое закрепление в главе 8 УПК УССР 1960 года и сохранялась в Уголовно-процессуальном кодексе Украины вплоть до принятия нового УПК в 2012 году.

В науке уголовного процесса исследованию стадии возбуждения уголовного дела было уделено значительное внимание. Со времени появления соответствующей главы в уголовно-процессуальных кодексах союзных республик одной из актуальных проблем стало определение сущности уголовно-процессуальной деятельности, связанной с возбуждением уголовного дела. Здесь мнения разделились. А.Я.Вышинский и М.В.Чельцов-Бебутов полагали, что возбуждение уголовного дела представляет собой не стадию уголовного процесса, а его первоначальный момент, представляющий собой структурный элемент стадии предварительного расследования mso-fareast-font-family:»Times New Roman»;mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:
UK;mso-bidi-language:AR-SA»>[16] .

Гипотезу о том, что возбуждение уголовного дела является самостоятельной стадией уголовного процесса, одним из первых обосновал М.С.Строгович mso-fareast-font-family:»Times New Roman»;mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:
UK;mso-bidi-language:AR-SA»>[17] , который сформулировал задачи данной стадии, подверг анализу процессуальные средства, направленные на разрешение задач, стоящих перед этой стадией, и дал характеристику принимаемым в ней процессуальным решениям. Теоретические воззрения Строговича завоевали всеобщее признание в науке уголовного процесса и более пятидесяти лет то, что возбуждение уголовного дела — самостоятельная стадия уголовного процесса, не вызывало сомнения ни у ученых, ни у практиков. Как уже было сказано, ситуация кардинально изменилась с принятием нового Уголовного процессуального кодекса Украины. Если в УПК 1960 года возбуждению уголовного дела посвящена отдельная глава, то в новом УПК подобной главы нет, что позволяет предположить некоторым ученым и практикам, что подобная стадия в новом уголовно-процессуальном законодательстве отсутствует. Не вносит ясности в разрешение проблемы и ст.3 УПК, которая, в отличие от ст. 32 УПК 1960 года, оперирует термином «стадия». Но обогащение понятийного аппарата уголовного процесса в новом УПК не всегда удачно. Это относится и к понятию стадии уголовного производства. В ст. 3 УПК в качестве стадий названы досудебное расследование, которое начинается после внесения сведений в Единый реестр досудебных расследований и заканчивается прекращением уголовного производства или направлением в суд обвинительного акта, ходатайства о применении принудительных мер медицинского или воспитательного характера, ходатайства об освобождении лица от уголовной ответственности (п.5 ч.1 ст.3 УПК); и привлечение к уголовной ответственности, начальным моментом которого является уведомление лица о подозрении в совершении уголовного правонарушения (п.14 ч.1 ст.3 УПК). Никакие другие стадии уголовного производства в ст.3 УПК не упоминаются. Однако это не означает, что за другими этапами уголовного производства УПК не признает свойств стадий. Так в ч.6 ст. 34 УПК речь идет о стадии подготовительного судебного заседания, а так же упоминаются иные судебные стадии, хотя законодатель их и не перечисляет.

Читайте так же:  Этические запреты адвоката

В науке уголовного процесса под стадиями понимаются относительно обособленные части судопроизводства, характеризующиеся конкретными задачами, особым кругом участников процессуальной деятельности, спецификой процессуальной формы и видом принимаемых решений footnote»> mso-bidi-font-size:12.0pt;font-family:»Times New Roman»;mso-fareast-font-family:
«Times New Roman»;mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:UK;mso-bidi-language:
AR-SA»>[18] . Более детально признаки уголовно-процессуальной стадии описывают Н.В.Жогин и Н.Ф.Фаткуллин, полагая, что всякий относительно автономный этап уголовного процесса, для того, чтобы он был признан стадией, должен соответствовать ряду требований. Во-первых, необходимо, чтобы данный этап процесса являлся его неминуемой, неизбежной частью, если только иное не оговорено в самом законе. Во-вторых, любая часть процесса, признаваемая отдельной стадией, должна иметь такую непосредственную задачу, невыполнение которой препятствует дальней уголовного развитию процесса. Эта задача вытекает из общих задач уголовного судопроизводства, но должна характеризоваться относительной самостоятельностью. В-третьих, процессуальные действия и отношения, образующие самостоятельную стадию уголовного процесса протекают в специфических для данного этапа судопроизводства условиях, по своему характеру и по положению субъектов отличающих данный этап процесса от других его этапов (сюда следует включить и специфику процессуальных средств, направленных на решение задач, стоящих перед стадией процесса – Д.Ф.). В-четвертых, в конце каждой стадии уголовного процесса принимается акт, в котором уполномоченные на то должностные лица излагают свое решение и указывают дальнейший ход дела mso-fareast-font-family:»Times New Roman»;mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:
UK;mso-bidi-language:AR-SA»>[19] . Учитывая признаки, которыми должна обладать стадия уголовного процесса, отнесение института привлечения к уголовной ответственности к стадиям уголовного производства крайне сомнительно. Ведь проблема привлечения к уголовной ответственности традиционно относится не только и не столько к уголовному процессу, сколько к уголовному материальному праву. Исследованием понятия, оснований привлечения к уголовной ответственности занимаются специалисты в области уголовного материального права mso-fareast-font-family:»Times New Roman»;mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:
UK;mso-bidi-language:AR-SA»>[20] . Более того, реализация уголовной ответственности сама проходит несколько стадий. Она состоит из стадий привлечения к уголовной ответственности, назначения наказания и его исполнения mso-fareast-font-family:»Times New Roman»;mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:
UK;mso-bidi-language:AR-SA»>[21] . Таким образом, привлечение к уголовной ответственности является первой стадией реализации уголовной ответственности, но не стадией уголовного процесса.

Представляется, что недоразумение, связанное с признанием процедуры привлечения к уголовной ответственности стадией уголовного производства, во многом обусловлено не совсем верным пониманием разработчиками УПК решения Конституционного Суда Украины от 27 октября 1999 года № 9-рп/99 принятого по конституционному обращению Министерства внутренних дел Украины относительно официального толкования положений части третьей статьи 80 Конституции Украины (дело о депутатской неприкосновенности). В пункте 1.2 резолютивной части своего решения Конституционный Суд Украины указал, что привлечение к уголовной ответственности, как стадия уголовного преследования (курсив мой – Д.Ф.), начинается с момента предъявления лицу обвинения в совершении преступления. Таким образом, Конституционный Суд признал привлечение к уголовной ответственности стадией уголовного преследования, а не стадией уголовного процесса (уголовного производства). Следует отметить, что термин «уголовное преследование», в новом УПК Украины не используется. В науке уголовного процесса нет единодушия по поводу понятия, сущности и структуры уголовного преследования footnote»> mso-bidi-font-size:12.0pt;font-family:»Times New Roman»;mso-fareast-font-family:
«Times New Roman»;mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:UK;mso-bidi-language:
AR-SA»>[22] , потому украинский законодатель, вполне обоснованно, не нашел нужным использовать это понятие в уголовно-процессуальном законе, что, однако, никоим образом, не давало оснований признавать привлечение к уголовной ответственности стадией уголовного производства. Отнесение института привлечения к уголовной ответственности к стадиям уголовного процесса приводит к деформации самого понятия уголовно-процессуальной стадии, ведь каждая последующая стадия процесса начинается только после завершения стадии предыдущей. Но привлечение к уголовной ответственности, начало которому кладет составление уведомления о подозрении, во-первых, имеет место в стадии досудебного расследования, до ее окончания. Во-вторых, реализация уголовной ответственности продолжается в последующих стадиях уголовного процесса (законодатель же «скромно» умалчивает, когда упомянутая уголовно-процессуальная квазистадия заканчивается). Поэтому привлечение к уголовной ответственности ни коим образом нельзя признать стадией уголовного процесса. Это ни что иное, как первая стадия реализации уголовной ответственности.

Из сказанного следует, что не все то, что законодатель называет стадиями уголовного производства, таковыми являются на самом деле, и не все стадии уголовного процесса, к сожалению, названы в УПК Украины. Поэтому не исключено, что украинское уголовно-процессуальное законодательство содержит стадии, прямо не названные в Уголовном процессуальном кодексе.

При беглом ознакомлении с новым уголовно-процессуальным законодательством может сложится представление что, в соответствии со ст.214 УПК, начало досудебного расследования обусловлено не процессуальным государственно-властным решением о начале производства досудебного расследования, чем было постановление о возбуждении уголовного дела, а регистрацией информации о совершенном или готовящемся преступлении в Едином реестре досудебных расследований. Таким образом, досудебное расследование, по УПК Украины 2012 года, предваряет не проверка заявлений и сообщений о преступлении, которая, в соответствии со ст.97 УПК 1960 года, производилась в большинстве случаев при решении вопроса о возбуждении уголовного дела и начале досудебного (предварительного) расследования, а техническая регистрация таких заявлений и сообщений. То есть законодатель связывает возможность производства досудебного следствия не с принятием процессуального решения об установлении признаков преступления, а с внесением записи о получении информации о совершенном преступлении в Единый реестр досудебных расследований. Однако такое впечатление обманчиво. Новое уголовно-процессуальное законодательство Украины содержит как способы проверки достоверности заявлений и сообщений об уголовных правонарушениях, так и возможность принятия процессуальных решений, аналогичных решениям, принимавшимся в стадии возбуждения уголовного дела. Прийти к такому выводу позволяет анализ ст.60, ч.8 ст.95, ст.110,ст.214, ст.303 и некоторых других норм УПК Украины, а также ведомственных нормативных актов регулирующих порядок принятия и регистрации заявлений и сообщений о преступлениях.

Уголовно-процессуальная деятельность, как и всякая человеческая деятельность характеризуется наличием целей (задач) достигаемых (разрешаемых) в ходе этой деятельности; наличием средств, пригодных для решения поставленных задач; указанные средства может применить только соответствующий субъект во взаимодействии с другими субъектами. Очевидно, что все эти признаки присущи и стадиям уголовного производства. Таким образом, в каждой стадии решаются задачи, стоящие перед этой стадией. В этой стадии взаимодействует определенный круг субъектов; применять процессуальные средства, направленные на решение задач, стоящих перед данной стадией должно специально уполномоченное на то должностное лицо. Все остальные участники стадии вправе принимать участие в ней, но только в пределах, установленных законом. В конце стадии принимается решение либо о продолжении уголовного производства ( переходе к следующей стадии процесса), либо о его окончании.

Хотя, как уже было сказано выше, действующий УПК Украины не содержит главы, регулирующей уголовно-процессуальную деятельность, предваряющую досудебное расследование, но более детальное исследование соответствующей нормативной базы позволяет утверждать, что досудебное расследование не первая стадия уголовного производства, не взирая на то, что раздел третий УПК Украины, которым открывается особенная часть mso-fareast-font-family:»Times New Roman»;mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:
UK;mso-bidi-language:AR-SA»>[23] УПК Украины, носит название «Досудебное расследование». Досудебное расследование, в соответствии с ч.2 ст.214 УПК, начинается с момента внесения сведений в Единый реестр досудебных расследований (далее ЕРДР) об уголовном правонарушении. В этот реестр вносятся сведения, касающиеся приема заявления или сообщения только о совершенном уголовном правонарушении, при этом реестровая запись должна содержать краткое изложение обстоятельств, которые могут свидетельствовать о совершении уголовного правонарушения, приведенные потерпевшим, заявителем, либо выявленные из другого источника (п.4 ч.5 ст.214 УПК), а так же должна быть дана предварительная квалификация уголовного правонарушения, с указанием статьи (части статьи) закона Украины об уголовной ответственности (п.5, ч.5 ст.214 УПК). Из приведенных требований следует, что внесение сведений (записи) в ЕРДР допускается только если установлено, что заявление или сообщение касается уголовного правонарушения, а не какого-либо иного правонарушения. Следовательно, прежде чем внести сведения в Единый реестр следователь или прокурор обязаны убедиться, что речь идет о совершении уголовного правонарушения. Потому перед следователем и прокурором, имеющими право вносить сведения о полученных заявлениях или сообщениях об уголовных правонарушениях, стоит задача установить наличие признаков таковых правонарушений, о которых поступило заявление или сообщение. Если же признаков уголовного правонарушения следователь или прокурор из заявления или сообщения не усмотрят и придут к убеждению, что речь в них идет не об уголовных, а об иных правонарушениях, то, в соответствии с ведомственными нормативными актами Прокуратуры и МВД Украины, они обязаны зарегистрировать данное заявление или сообщение, как обращение граждан, которое рассматривается в порядке, предусмотренном для рассмотрения обращения граждан.

Разумеется, ожидать от заявителя или иного лица, сообщившего об уголовном правонарушении, юридически безукоризненных сведений, в которых будут четко изложены признаки определенного уголовного правонарушения, было бы довольно смело. Ведь такие лица, в большинстве своем, не обладают достаточными юридическими познаниями и сведения, излагаемые ими в заявлениях или сообщениях, носят скорее эмоциональный, нежели рационально-юридический характер. Поэтому из содержания самого заявления либо сообщения об уголовном правонарушении, зачастую довольно трудно выделить признаки какого-либо конкретного уголовного правонарушения, или вообще определить, было ли оно совершено в данном случае. Перечисленные обстоятельства были учтены Генеральным прокурором Украины, который своим приказом №69 от 17 августа 2012 года ввел в действие Положение о порядке введения Единого реестра досудебных расследований, а приказом №113 от 14 ноября 2012 года, т.е. еще до начала действия нового УПК Украины, дополнил раздел II Положения новым пунктом 2.2. следующего содержания: «В случае совершения уголовного правонарушения досудебное расследование начинается немедленно.

Читайте так же:  Доверенность на оформление автомобилей

Если в заявлении, сообщении, вопреки требованиям ч.5 ст.214 УПК Украины, не приведено достаточной информации о совершенном уголовном правонарушении, то для ее установления производятся следующие действия: направление требования в учреждение, на предприятие, в организацию о представлении документов или соответствующих данных и т.п. Такие действия должны быть выполнены в срок, не превышающий 7 дней».

Если в ходе проверки не подтвердились обстоятельства, которые свидетельствуют о совершении уголовного правонарушения, в соответствии с пунктами 1 или 2 части 1 ст.284 УПК Украины выносится постановление о прекращении уголовного производства».

Данный приказ был направлен на создание условий, для производства проверки заявлений и сообщений об уголовных правонарушениях, в случаях, если вывод об их совершении нельзя было сделать из самого заявления или сообщения. Однако, приказ Генерального прокурора Украины вступил в противоречие с положениями ст.214 и ряда других статей УПК. Во-первых, приказ устанавливал срок проверки не более 7 дней. Однако ч.1 ст.214 УПК требует от следователя и прокурора немедленно, но не позднее 24 часов после подачи заявления, сообщения о совершенном уголовном правонарушении внести соответствующие сведения в ЕРДР и начать расследование. 24-х часовой срок является императивным и никакому продлению не подлежит. Потому, Генеральный прокурор, будучи руководителем Генеральной прокуратуры Украины, которой частью 2 ст.214 УПК делегировано право утвердить Положение о ЕРДР, не мог выйти за пределы срока, установленного законом для принятия решения о регистрации заявлений или сообщений об уголовных правонарушениях. Во-вторых, ч.3 ст.214 УПК разрешает до внесения сведений в ЕРДР, в неотложных случаях, производить только одно следственное действие – осмотр места происшествия edn24″ href=»#_edn24″ name=»_ednref24″ title=»»> footnote»> mso-bidi-font-size:12.0pt;font-family:»Times New Roman»;mso-fareast-font-family:
«Times New Roman»;mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:UK;mso-bidi-language:
AR-SA»>[24] . Никаких других следственных либо процессуальных действий с целью проверки достоверности заявлений и сообщений об уголовных правонарушениях ст.214 УПК не предусматривает.

Между тем данный приказ действовал недолго. 25 января 2013 года Генеральный прокурор Украины издает новый приказ №13 от 25 января 2013 года. Этим приказом были расширены возможности проверки. Кроме направления упомянутых в приказе №113 требований, было рекомендовано отбирать объяснения, в порядке ч.8 ст.95 УПК. Действительно, в этой статье указано, что стороны уголовного производства, потерпевший имеют право получать от участников уголовного производства и иных лиц с их согласия объяснения, которые не являются источниками доказательств. Очевидно, что новый приказ не устранил недостатков приказа предыдущего, сохранив способы проверки УПК не предусмотренные, тот же семидневный срок, противоречащий установленному ч.1 ст.214 УПК 24-х часовому сроку. Однако, достижением приказа № 13 mso-fareast-font-family:»Times New Roman»;mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:
UK;mso-bidi-language:AR-SA»>[25] является указание на такой способ проверки заявлений и сообщений об уголовных правонарушениях, как получение объяснений. Действительно, если для стороны защиты и потерпевшего полученные в стадии досудебного расследования объяснения могут быть использованы для убедительности мотивировки заявленных ими следователю ходатайств, то такие объяснения явно не нужны стороне обвинения, субъектом которой является и следователь (§2 главы 2, ст.40 УПК), ведь она вправе производить любые следственные действия, в досудебном расследовании, в том числе и допросы. Представляется, что такие объяснения могут иметь значение только для проверки заявлений и сообщений об уголовных правонарушениях. Единственно, что может посеять сомнение в правомерности получения объяснений для установления признаков уголовного правонарушения это то, что часть 8 ст.95 УПК разрешает получать объяснения сторонам уголовного производства. Нередко приходится слышать на конференциях, посвященных проблемам применения нового Уголовного процессуального кодекса Украины, мнение что уголовное производство начинается со стадии досудебного расследования. Стало быть, действия, связанные с приемом заявлений и сообщений о предполагаемых уголовных правонарушениях, а также внесения сведений о них в ЕРДР не являются уголовно-процессуальной деятельностью. С такими высказываниями согласиться нельзя по следующим соображениям. Единый реестр досудебных расследований и Положение о его ведении разработаны и приняты Генеральной прокуратурой Украины на основании полномочий, делегированных ей законом (ч.2 ст.214 УПК). Регистраторами заявлений и сообщений об уголовных правонарушениях являются следователи и прокуроры (п.1.10 раздела I Положения о порядке ведения Единого реестра досудебных расследований). Порядок регистрации и реквизиты записей императивно установлены Положением footnote»> mso-bidi-font-size:12.0pt;font-family:»Times New Roman»;mso-fareast-font-family:
«Times New Roman»;mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:UK;mso-bidi-language:
AR-SA»>[26] . Таким образом, уголовно-процессуальная деятельность регламентируется не только Конституцией Украины, международными договорами, согласие на обязательность которых дал Верховный Совет, УПК и иными законами (ч.2 ст.1 УПК Украины), но и подзаконными актами, одним из которых является Положение о ведении ЕРДР.

Точка зрения о том, что уголовное производство начинается только со стадии досудебного расследования также не выдерживает критики. В п.10 ч.1 ст.3 УПК уголовное производство определяется как досудебное расследование и судебное производство, процессуальные действия в связи с совершением деяния, предусмотренного законом Украины об уголовной ответственности. Все, что происходит до начала досудебного расследования и представляет собой процессуальные действия, направленные на установление признаков деяния, предусмотренного законом Украины об уголовной ответственности, т.е. уголовного правонарушения. Таким образом, получение объяснений с целью установления в заявлении или сообщении признаков уголовного правонарушения вполне правомерно.

Еще одним способом позволяющим установить в содеянном признаки уголовного правонарушения является получение от заявителя предметов и документов, которые он передает в подтверждение своего заявления.

Авторы Научно-практического комментария к УПК Украины под общей редакцией В.Я. Тация, В.П. Пшонки, А.В. Портнова полагают, что предметы и документы, передаваемые заявителем в подтверждение своего заявления, должны соответствовать требованиям ст.98 «Вещественные доказательства» и 99 «Документы» edn27″ href=»#_edn27″ name=»_ednref27″ title=»»> footnote»> mso-bidi-font-size:12.0pt;font-family:»Times New Roman»;mso-fareast-font-family:
«Times New Roman»;mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:UK;mso-bidi-language:
AR-SA»>[27] . С высказанной точкой зрения согласиться не представляется возможным. В ст.98 и 99 УПК речь идет о доказательствах. При проверке заявлений и сообщений доказывание не осуществляется. Потому вещи и документы, передаваемые заявителем, не обязательно должны соответствовать требованиям, предъявляемым к предметам-вещественным доказательствам и доказательствам-документам. Напротив, заявитель никак не стеснен формой документа и временем его изготовления (составления). Заявитель может представить любой, имеющийся у него документ, если он полагает, что такой документ подтверждает сведения, изложенные им в заявлении. Более того, по просьбе следователя, заявитель может составить дополнение к своему заявлению, в котором имеет возможность изложить более подробно те обстоятельства, которые свидетельствуют об уголовном правонарушении. Такое дополнение к заявлению так же будет являться документом.

Еще одним средством проверки наличия признаков уголовного правонарушения может быть опрос в режиме видео- или телефонной конференции. Такой опрос производится в досудебном производстве. А получение и проверка заявлений и сообщений об уголовном правонарушении являются составной частью досудебного производства. Часть 11 ст.232 УПК разрешает в целях обеспечения оперативности уголовного производства проводить такой опрос лица, которое находится в отдаленному месте от места проведения досудебного расследования, лица, которое болеет, занято или по иным причинам не может без лишних трудностей своевременно прибыть к следователю или прокурору. Разумеется, указанное правило адресовано следователю и прокурору при производстве досудебного расследования. Но оперативность этого процессуального действия, получение сведений, которые не являются доказательствами и фиксации их в рапорте (абзац 2 ч.11 ст.232 УПК), вполне пригодно и для проверки заявлений и сообщений об уголовных правонарушениях.

Вышеизложенное позволяет утверждать, что УПК Украины предусматривает способы проверки заявлений и сообщений об уголовных правонарушениях.

Еще одна проблема, связанная с признанием этапа приема и решения вопроса о регистрации заявлений и сообщений об уголовных правонарушениях в ЕРДР самостоятельной стадией уголовного производства состоит в том, что в конце каждой стадии уголовного процесса принимается итоговое решение, результатом которого является либо дальнейшее его продолжение, либо прекращение уголовного производства.

Статья 214 УПК Украины говорит только о регистрации заявлений и сообщений об уголовных правонарушениях. Такого решения, как отказ в регистрации она не предусматривает. Поэтому, многие украинские ученые полагают, что отказать в регистрации заявлений и сообщений вообще невозможно. Однако, такая позиция не учитывает других положений уголовно-процессуального законодательства. В частности ч.2 ст.110 УПК гласит, что решения следователя и прокурора принимаются в форме постановления. Постановление выносится в случаях, предусмотренных Уголовным процессуальным кодексом, а также когда следователь и прокурор признают это необходимым. Потому, решение об отказе во внесении регистрационной записи в ЕРДР должно облекаться в форму мотивированного постановления. Такое постановление должно выноситься в тех случаях, когда следователь или прокурор пришли к убеждению, что в данном случае отсутствуют признаки уголовного правонарушения. Об отказе в регистрации заявитель должен быть уведомлен в порядке, предусмотренном ст.111 (Понятие уведомления в уголовном производстве) и 112 (Содержание уведомления) УПК. Также в уведомлении заявителю должно быть разъяснено право обжаловать бездеятельность следователя или прокурора, которая состоит в невнесении сведений в ЕРДР, после получения заявления или сообщения об уголовном правонарушении (п.1, ч.1 ст.303 УПК).

В упоминавшемся уже, ныне отмененном, приказе №113 Генерального прокурора Украины содержалось положение о том, что если в ходе проверки не подтвердились обстоятельства, которые свидетельствуют о совершении уголовного правонарушения, в соответствии с пунктами 1 или 2 части 1 ст.284 УПК Украины выносится постановление о прекращении уголовного производства. Это требование приказа противоречит действующему Уголовному процессуальному кодексу. Следует иметь в виду, что ст. 284 УПК находится в главе 24, которая называется «Окончание досудебного расследования», т.е. она содержит основания, по которым уголовное производство может быть прекращено только в стадии досудебного расследования, но никак не ранее этой стадии. Получение и регистрация сведений об уголовных правонарушениях предшествует стадии досудебного расследования, что следует ч.2 ст.214 УПК, разрешающей начинать производство досудебного расследования с момента внесения сведений в ЕРДР. Поэтому решения и их основания, предусмотренные для стадии досудебного расследования недопустимо распространять на предыдущую стадию уголовного процесса. Только вынесение специального постановления об отказе во внесении сведений в ЕРДР, в соответствии со ст.100,111 и 112 УПК будет соответствовать закону.

В таком предложении нет ничего «экстравагантного», ведь и регистрационная запись в ЕРДР о получении заявления либо сообщения об уголовном правонарушении – это, по сути, электронный аналог постановления о возбуждении уголовного дела (см. реквизиты записи, перечисленные в ч.5 ст.214 УПК Украины).

Однако, при всей похожести регистрационной записи на постановление о возбуждении уголовного дела, которое выносилось по правилам, предусмотренным статьями главы 8 УПК Украины 1960 года, регистрационная запись существенно от него отличается. Это отличие состоит в том, что сам акт возбуждения уголовного дела еще не свидетельствовал о начале досудебного расследования. Для этого должно было быть вынесено постановление о принятии следователем дела к своему производству (ст. 113 УПК Украины 1960 года), тогда как для начала досудебного расследования по новому УПК никакого отдельного процессуального решения не требуется. Сам факт внесение в Единый реестр записи о полученном заявлении и сообщении о преступлении порождает у органов досудебного следствия обязанность начать производство расследования.

Год действия нового УПК Украины высветил ряд существенных недостатков, связанных в правоприменительной практикой приема и регистрации заявлений и сообщений об уголовных правонарушениях. Считая, что в регистрации отказать невозможно, следователи и прокуроры зачастую вносят в ЕРДР сведения о правонарушениях, которые очевидно преступлениями не являются. А затем, буквально на второй день, выносят постановление о прекращении уголовного производства в порядке ст.284 УПК Украины, что свидетельствует о недостаточном понимании предписаний нового УПК Украины. Но это не самые большие огрехи. Вот как оценивает работу по получению и регистрации заявлений и сообщений о преступлениях народный депутат Г.Г. Москаль По его данным, за пять месяцев 2013 года в Единый реестр досудебных расследований внесено 709 651 уголовное производство, из них прекращено по реабилитирующим обстоятельствам 336 577 или 47,4%.

Читайте так же:  Иск к нотариусу образец

«То есть закрывается фактически каждое второе уголовное производство (в Николаевской области количество закрытых производств составляет 63,3%, в Херсонской – 57,7%, в Тернопольской – 53,7%), что свидетельствует о несовершенстве нового Уголовного процессуального кодекса и наталкивает на мысль, что механизм открытия уголовных производств стал одним из основных видов коррупции правоохранительной системы», — отметил Москаль.

По его словам, схема очень проста: следователь может открыть уголовное производство против любого человека (по заказу заинтересованных лиц или по инициативе руководства), а потом за вознаграждение или путем шантажа и вымогательства закрывает производство.

Москаль отметил также, что статья 214 Уголовно-процессуального кодекса предусматривает открытие уголовного производства не позже 24 часов после подачи заявки или сообщения о совершении уголовного правонарушения, которое поступило из любых источников.

«Однако при этом никто не предупреждает о даче неправдивых или заведомо ложных показаний, — подчеркнул нардеп. – В связи с этим в последнее время широкое распространение получило фальсификация криминальных производств». По информации Москаля, это выглядит так: сначала в СМИ «достоверные источники» в правоохранительных органах вбрасывают нужный материал, а потом со ссылкой на публикацию открывают уголовное производство, которое потом закрывают «по реабилитирующим обстоятельствам» за определенную награду. mso-fareast-font-family:»Times New Roman»;mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:
UK;mso-bidi-language:AR-SA»>[28] Перечисленные Г.Г.Москалем грубейшие нарушения закона можно устранить путем правильного применения соответствующих норм Уголовного процессуального кодекса Украины, в чем немалую роль должна сыграть прокуратура и следственные судьи.

Из изложенного выше не сложно сделать вывод о том, что прием заявлений и сообщений об уголовных правонарушениях и решения вопроса о внесении регистрационной записи в ЕРДР представляет собой самостоятельную стадию уголовного процесса Украины с которой начинается уголовное производство и которая предшествует стадии досудебного расследования. Задачей этой стадии является установление оснований для внесения регистрационной записи в ЕРДР, т.е. признаков уголовного правонарушения. В указанной стадии принимают участие следователь, прокурор, заявитель, потерпевший, лица, давшие объяснения. Средствами проверки заявлений и сообщений об уголовных правонарушениях являются: осмотр места происшествия, получение предметов и документов от заявителя; получение объяснений от участников уголовного производства и иных лиц, если они против этого не возражают. В конце данной стадии может быть принято решение о внесении в ЕРДР регистрационной записи, что обязаны сделать следователь или прокурор при наличии признаков уголовного правонарушения, либо выносится постановление об отказе во внесение регистрационной записи в ЕРДР.

footnote»> mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:UK;mso-bidi-language:AR-SA»>[1] Под уголовными правонарушениями в УПК Украины 2012 года понимаются преступления и уголовные проступки. Однако, хотя УПК и действует с 20 ноября 2012 года, но законодательство об уголовных проступках еще не принято.

footnote»> mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:UK;mso-bidi-language:AR-SA»>[2] Этот термин применяется в новом УПК Украины, но он представляется неудачным, особенно если поставить вопрос: «Кем осуществляется производство?»

footnote»> mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:UK;mso-bidi-language:AR-SA»>[3] Лобойко Л. Початок досудового розслідування за новим КПК// Новели Кримінального процесуального кодексу України 2012 року: Збірник статей. – К font-family:Arial;mso-ansi-language:RU»>. 9.0pt;font-family:Arial»>, 2012. – С.33

footnote»> mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:UK;mso-bidi-language:AR-SA»>[4] Курс лекцій з кримінального процесу за новим Кримінальним процесуальним кодексом України (особлива частина). – МВС України. Національна академія внутрішніх справ. – Київ, 2012. – С.8

footnote»> mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:UK;mso-bidi-language:AR-SA»>[5] Кри мінальний процесуальний кодекс України. Науково-практичний коментар / За загальною редакцією професорів В.Г.Гончаренко, В.Т.Нора, М.Є.Шумила. – К., 2012. – С.464 – 467.

footnote»> mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:UK;mso-bidi-language:AR-SA»>[6] Кримінальний процесуальний кодекс України. Науково-практичний коментар : у 2 т. Т.1 / О.М.Бандурка, Є.М.Блажінський, Є.П.Бурдоль та ін. ; за ред.. В.Я.Тація, В.П.Пшонки, А.В.Портнова. – Х., 2012. – С.200.

footnote»> mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:UK;mso-bidi-language:AR-SA»>[8] Термин «инициация» использует в своих работах В.С.Зеленецкий, под которой он понимает побуждение компетентного органа к началу уголовно-процессуальной деятельности для решения в установленном законом порядке вопроса о наличии или отсутствии оснований к возбуждению уголовного дела или об отказе в этом. //Зеленецкий В.С. Доследственное производство в уголовном процессе Украины: Монография. – Харьков, 2009. – С.41.

mso-ansi-language:RU»>Данное понятие применимо и для современного уголовного процесса Украины. Но если, по УПК Украины 1960 года, заявление или сообщение о преступлении побуждало уполномоченное должностное лицо произвести предусмотренные законом процессуальные действия и принять решение о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела, то ст.214 нового УПК Украины требует внесения в Единый реестр досудебных расследований сведений об уголовных правонарушениях так, как они изложены в заявлении или сообщении.

footnote»> mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:UK;mso-bidi-language:AR-SA»>[10] Проект Устава уголовного судопроизводства. Объяснительная записка к проекту Устава уголовного судопроизводства. — СПб, 1863 – С.175 – 179. Подобная точка зрения высказана и в Объяснительной записке 1867 года, а также в Объяснительной записке к новой редакции Устава уголовного судопроизводства 1900 года. // См. Судебные уставы 20 ноября 1864 года, с изложением рассуждений на коих они основаны, изданные государственною канцеляриею. Второе дополненное издание. Часть вторая. – СПб, 1867. – С.119; Высочайше учрежденная комиссия для пересмотра законоположений по судебной части. Объяснительная записка к проекту новой редакции Устава уголовного судопроизводства. Том 2. Дознание и предварительное следствие. – СПб, 1900. – С.252 – 264.

footnote»> mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:UK;mso-bidi-language:AR-SA»>[11] Проект новой редакции Устава уголовного судопроизводства, составленный высочайше учрежденною комиссиею для пересмотра законоположений по судебной части. – СПБ, 1900.

footnote»> mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:UK;mso-bidi-language:AR-SA»>[12] Проект новой редакции Устава уголовного судопроизводства выработанный Высочайше учрежденною комиссиею для пересмотра законоположений по судебной части и измененный Министром Юстиции. – СПб, 1901.

footnote»> mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:UK;mso-bidi-language:AR-SA»>[14] См.: Гольдштейн М.Л. Движение уголовного процесса. Практические примеры. – СПБ, 1907. – С.3 – 53. Словосочетание «возбуждение уголовного дела» имело место в ст.303 Военно-судебного устава 1867 года// Александрович К.А. Правила возбуждения и прекращения уголовных дел в войсках. Производство дознания и обязанности офицера, коему будет поручено в экстренных случаях заменить военного следователя. -Седлец, 1891. – С.8.

footnote»> mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:UK;mso-bidi-language:AR-SA»>[15] Комментарий 1928 года рекомендовал о принятии дела к своему производству составлять постановление, в котором, разумеется, и должны были быть указаны поводы и основания к возбуждению уголовного дела.// М.Е.Шаргей Уголовно-процессуальный кодекс УССР 1927 года. Текст и постатейный комментарий. – Харьков, 1928. – С.76.

footnote»> mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:UK;mso-bidi-language:AR-SA»>[16] Вышинский А.Я. Курс уголовного процесса. – М., 1927. – С.145; Чельцов –Бебутов М.А. Советский уголовный процесс. — Вып. 2. – Харьков, 1929. – С.192

footnote»> mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:UK;mso-bidi-language:AR-SA»>[17] Строгович М.С. Учебник уголовного процесса. – М., 1938. – С.103 – 113; Строгович М.С. Уголовный процесс. – М., 1944. – С.125 – 130; Строгович М.С. Уголовный процесс. – М., 1946. – С.251 – 261; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. – М., 1958. – С.261 – 272.

footnote»> mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:UK;mso-bidi-language:AR-SA»>[18] Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. – Т.1. – М., 1968. – С.66; Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерки развития науки советского уголовного процесса. – Воронеж, 1980. – С. 168.

footnote»> mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:UK;mso-bidi-language:AR-SA»>[20] Важность исследования оснований привлечения к уголовной ответственности (в терминологии начала mso-ansi-language:EN-US»>XIX font-family:Arial;mso-ansi-language:RU»> font-family:Arial;mso-ansi-language:RU»> века – применения наказательного закона) обсуждалась в одном из первых учебников уголовного права, переведенных на русский язык. См.: Фейербах П.А. Уголовное право. – СПб, 1810. – С.77 – 121.

footnote»> mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:UK;mso-bidi-language:AR-SA»>[21] Лейкина Н.С. Личность преступника и привлечение к уголовной ответственности. – Л., 1968 – С.31 – 32, 36.

footnote»> mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:UK;mso-bidi-language:AR-SA»>[22] См. например: Квачевский А.А. Об уголовном преследовании, дознании и предварительном исследовании преступлений по судебным уставам 1864 года. Часть 1. – СПб, 1866; и современных исследователей: Головко Л.В. Альтернативы уголовному преследованию в современном праве. – СПб, 2002; Козубенко Ю.В. Уголовное преследование. – СПб, 2006.

footnote»> mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:UK;mso-bidi-language:AR-SA»>[23] Официально УПК Украины не делится на Общую и особенную части, однако условно такое разделение произвести можно. В общей части содержатся институты, действие которых распространяется на все уголовное производство. Нормы особенной части регулируют саму процедуру уголовного судопроизводства.

footnote»> mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:UK;mso-bidi-language:AR-SA»>[24] Примечательно, что если ст.190 УПК Украины 1960 года требовала немедленного возбуждения уголовного дела после осмотра места происшествия, если этим следственным действием установлены признаки преступления, то ч.3 ст.214 УПК Украины 2012 года гласит следующее: «Осмотр места происшествия в неотложных случаях может быть произведен до внесения сведений в Единый реестр досудебных расследований, которое осуществляется немедленно после завершения осмотра». То есть складывается впечатление, что законодатель никак не связывает результаты такого осмотра с внесением сведений в ЕРДР. Ситуация, конечно, довольно парадоксальна, когда в не зависимости от результатов осмотра ( даже если признаки уголовного правонарушения не были установлены) регистрационная запись в Единый реестр должна быть внесена.

footnote»> mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:UK;mso-bidi-language:AR-SA»>[25] Приказ №13 отменен приказом №54 от 25 апреля 2013 года и теперь в п.2.2 раздела II Положения о ЕРДР о возможности получения объяснений ничего не говорится.

footnote»> mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:UK;mso-bidi-language:AR-SA»>[26] На процессуальный характер деятельности по принятию сообщений о преступлениях обращают внимание и российские ученые. См.: Шумилин С.Ф. Полномочия следователя: механизм и проблемы реализации. – М.,2006. – С.204.

footnote»> mso-ansi-language:UK;mso-fareast-language:UK;mso-bidi-language:AR-SA»>[27] Кримінальний процесуальний кодекс України. Науково практичний коментар: у 2 . Т.1. – Харків, 2012. – С.201.