Право свидетеля на адвоката статья

25.10.2018 Выкл. Автор admin

КС разъяснил, может ли свидетель пригласить на свой допрос адвоката, являющегося защитником обвиняемого

Конституционный Суд вынес Определение № 2518-О/2018 г., которым отказал в принятии к рассмотрению жалобы на неконституционность п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ, согласно которому защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам его подзащитного.

Заявитель жалобы Валентина Егорова была допрошена в качестве свидетеля по уголовному делу. Для участия в данном процессуальном действии она привлекла адвоката, который ранее был допущен к участию в производстве по этому же делу в качестве защитника обвиняемого. Однако следователь вынес постановление о его отводе.

Женщина обжаловала отвод в порядке ст. 125 УПК РФ. Отказывая в удовлетворении ее жалобы, Индустриальный районный суд г. Ижевска указал, что она является свидетелем обвинения, в связи с чем ее интересы противоречат интересам обвиняемого.

Данное постановление оставлено без изменения судом апелляционной инстанции, а в передаче кассационных жалоб было отказано постановлениями судьи Верховного Суда Удмуртской Республики и судьи Верховного Суда РФ, с чем согласился заместитель председателя ВС.

В жалобе в Конституционный Суд Валентина Егорова указала, что п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ противоречит Конституции, поскольку по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, предполагает, что для отвода адвоката, приглашенного свидетелем для оказания юридической помощи, достаточно факта представления этим же адвокатом интересов обвиняемого, без указания конкретных обстоятельств, свидетельствующих о наличии противоречий между указанными участниками уголовного судопроизводства на момент принятия решения об отводе.

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, КС указал, что по смыслу взаимосвязанных положений ч. 3 ст. 17 и ч. 1 ст. 48 Конституции право на получение квалифицированной юридической помощи не является безусловным и не означает право выбирать для оказания юридической помощи любого адвоката по своему усмотрению, в том числе без учета обстоятельств, исключающих его участие в деле.

Суд указал, что запрет на совмещение одним лицом различных процессуальных функций при производстве по одному уголовному делу является общим для участников как со стороны защиты, так и со стороны обвинения (Определение КС от 9 ноября 2010 г. № 1573-О-О), что исключает участие адвоката в оказании юридической помощи в рамках данного дела, если он ранее участвовал в этом деле в ином процессуальном качестве или оказывал (оказывает) юридическую помощь иному лицу (обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и др.), интересы которого противоречат интересам обратившегося к нему за юридической помощью другого участника производства по тому же делу.

КС отметил, что хотя для свидетеля, не являющегося по своему правовому статусу стороной в уголовном деле, а относящегося к иным участникам уголовного судопроизводства, и характерна процессуальная нейтральность, дача им показаний или отказ от этого по делу не исключают наличия у него собственного интереса. В том числе в случаях, когда его показания (отказ от дачи показаний) подлежат последующей оценке с точки зрения перспективы уголовного преследования по ст. 307 или 308 УК РФ либо касаются самого свидетеля, его супруга или близких родственников. Кроме того, по своему содержанию показания свидетеля не всегда нейтральны по отношению к сторонам, имеющим в деле свой интерес. Они могут как подтверждать, так и опровергать обвинение, а потому носить обвинительный или оправдательный характер.

В силу прямого указания ч. 5 ст. 189 УПК РФ, если свидетель явился на допрос с адвокатом, приглашенным им для оказания юридической помощи, то адвокат присутствует при допросе и пользуется правами, предусмотренными ч. 2 ст. 53 Кодекса, напомнил КС. Подобное наделение адвоката правами защитника, которыми он обладает в рамках оказания юридической помощи своему подзащитному при производстве следственного действия, предполагает, по мнению Суда, и соблюдение адвокатом вытекающего из данного правового статуса запрета на участие в производстве по уголовному делу, установленного п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ.

Кроме того, Суд отметил, что Закон об адвокатуре связывает оказание адвокатами квалифицированной юридической помощи с целями защиты прав, свобод и интересов физических и юридических лиц. Поэтому запрет адвокату принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случае, если он оказывает юридическую помощь доверителю, интересы которого противоречат интересам данного лица, не может быть сведен лишь к наличию противоречий между интересами сторон по одному уголовному делу, а охватывает собой противоречия интересов любых доверителей, которым адвокат оказывает юридическую помощь в этом деле, включая свидетелей.

КС указал, что п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ выступает одной из гарантий надлежащего осуществления адвокатом юридической помощи и направлен как на обеспечение прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, являющихся или являвшихся его доверителями, так и на защиту публичных интересов в сфере уголовного судопроизводства, осуществляемого в условиях действия принципа состязательности сторон и обеспечивающего всесторонность, полноту и объективность исследования всех обстоятельств дела. Суд заключил, что это законоположение не является неопределенным, не ограничивает свидетеля в праве пригласить для участия в допросе иного адвоката, не участвующего в данном деле, не создает непреодолимых препятствий для получения свидетелем квалифицированной юридической помощи и не может расцениваться в качестве нарушающего конституционные права заявительницы в обозначенном ею аспекте.

Комментируя определение КС, адвокат, партнер АБ «ЗКС» Кирилл Махов предположил, что в ближайшее время законодателем будут внесены изменения в ст. 72 УПК РФ. «До настоящего времени отвод адвоката, представляющего интересы свидетеля по уголовному делу, в ст. 72 УПК РФ не был предусмотрен», – указал он.

При этом Кирилл Махов указал, что в практике неоднократно озвучивалась проблема, состоящая в том, что следственный орган предпринимал различные действия к попытке отвода того или иного адвоката от участия в уголовном деле, зачастую успешно. «Одним из таких способов было вынесение постановления об отводе ввиду того, что адвокат представлял и защищал интересы нескольких лиц по одному и тому же делу. Давайте представим, что адвокат представляет интересы нескольких свидетелей по делу (законом это не запрещено). Спустя месяцы расследования одного такого свидетеля следствие переводит в статус подозреваемого или обвиняемого либо в статус потерпевшего, и, соответственно, исходя из определения КС РФ, у следствия есть все основания для отвода адвоката от участия в уголовном деле. Но ведь это не означает, что у представляемых адвокатом лиц изменилась позиция, – изменился только статус одного из этих лиц», – отметил адвокат.

Внимание эксперта привлекло указанное в определении положение о том, что «сам факт участия в деле того или иного свидетеля либо занимаемая им позиция могут противоречить интересам иных участников уголовного процесса…». Кирилл Махов считает, что фактически Судом оправдывается такое ничем не подтвержденное обоснование для отвода адвоката от участия в деле, как предположение, что позиция свидетеля может расходиться с позицией лица, чьи интересы ранее представлял адвокат.

«По смыслу ст. 72 УПК РФ для отвода адвоката следствию необходимо установить наличие противоречий между фигурантами дела, чьи интересы представляет один и тот же адвокат, и чаще всего это происходит путем допроса указанных лиц. Однако определение Конституционного Суда фактически закрепляет наличие противоречия уже в процессуальных статусах фигурантов дела, и следствию не требуется каких-либо дополнительных действий для установления конфликта интересов», – посчитал адвокат.

Адвокат АП Ленинградской области Марина Мошко отметила, что заявителем оспаривалась норма, содержащаяся в п. 3 ст. 72 УПК РФ, как не соответствующая Конституции РФ, в которой прямо указано, что защитник не праве участвовать в производстве по уголовному делу, если он оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого, обвиняемого либо представляемого им потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика. «То есть, исходя из смысла данной нормы закона, на момент отвода адвоката факт наличия данных противоречий должен быть установлен и закреплен в материалах уголовного дела. Непосредственного указания на то, что сам статус свидетеля обвинения является подтверждением, что его интересы противоречат интересам обвиняемого, в УПК РФ не имеется», – указала адвокат. По ее мнению, подобное толкование закона порождает основания для органов предварительного следствия для необоснованного отвода защитника по уголовному делу по надуманным основаниям.

«В настоящее время я осуществляю защиту обвиняемой по уголовному делу, предыдущий адвокат которой был отведен следователем на том основании, что представлял интересы свидетеля по этому же уголовному делу при ознакомлении его с постановлением о назначении экспертизы, изъятых у него в ходе обыска предметов. В допросе данного свидетеля адвокат не участвовал, противоречий в позициях с обвиняемой выявлено не было. Однако следователем было вынесено постановление об отводе адвоката от участия в деле как защитника обвиняемой на том основании, что между обвиняемой и свидетелем могут возникнуть противоречия. Данное постановление следователя в настоящий момент обжалуется в порядке ст. 125 УПК РФ, решение по нему еще не принято», – рассказала Марина Мошко.

Читайте так же:  Высший арбитражный суд российской федерации состав

Она предположила, что в целях предотвращения неоднозначного толкования действующих норм права, регулирующих участие в уголовном деле адвоката, необходимо внести изменения в законодательные акты, регулирующие участие представителя свидетеля по уголовному делу. «Таким образом, у адвокатов и их доверителей и подзащитных не будет возникать подобных проблем при защите по уголовным делам», – посчитала адвокат.

Управляющий партнер АБ «АВЕКС ЮСТ» Игорь Бушманов отметил, что в последнее время практические любые разъяснения КС РФ, особенно в уголовно-процессуальной сфере, трактуются правоприменителями тенденциозно не в пользу стороны защиты. «Напротив, зачастую “выдернутые из контекста” отдельные доводы определений и постановлений КС РФ используются для придания видимости законности совершения тех или иных явно незаконных и необоснованных процессуальных действий, в том числе по вопросам участившихся отводов защитников», – указал эксперт. В этой связи он предположил, что обращение адвокатов в КС РФ потеряло значение эффективного способа защиты нарушенных прав, как было в конце 90-х – начале 2000-х гг.

Игорь Бушманов посчитал, что установленное в ст. 69 и 72 УПК РФ единоличное право следователя осуществлять отвод защитника от участия в деле по любым основаниям противоречит Конституции РФ. По его мнению, разрешение таких вопросов должно быть отнесено к компетенции судов. «Хотя, в силу сегодняшних реалий уголовно-процессуальной практики, наличия практики так называемого “сращивания” следствия и суда, вряд ли передача таких прав будет способствовать принятию законных и обоснованных решений – в пользу защитника, а не следствия, зачастую злоупотребляющего своими правами в борьбе с “неугодными” защитниками», – указал эксперт.

Разъяснения о поведении адвоката при вызове на допрос в качестве свидетеля (утв. Решением Совета от 26.03.09 г.) от 26.03.2009

Утверждено решением Совета палаты

от 26 марта 2009 года (протокол № 04-09)

РАЗЪЯСНЕНИЯ

о поведении адвоката при вызове на допрос в качестве свидетеля

В связи с участившимися случаями вызовов адвокатов на допрос в качестве свидетелей Совет палаты считает необходимым дать следующие разъяснения:

Попытка допросить адвоката в рамках предварительного расследования (дознания) свидетельствует о желании следователей (дознавателей) вывести неудобного для них защитника из числа участников производства по уголовному делу.

Вызов адвоката для допроса в качестве свидетеля в суд обусловлен намерением стороны обвинения (а иногда и суда – по собственной инициативе) получить сведения о допустимости какого-либо доказательства, об исключении которого ходатайствуют подсудимый или его защитник в судебном заседании. Поскольку бремя опровержения доводов о недопустимости доказательства лежит на прокуроре, вызываемый в суд защитник должен выступить свидетелем стороны обвинения, что не может быть признано допустимым в силу самой сути адвокатской профессии.

Согласно ст. 56 УПК РФ не подлежит допросу в качестве свидетеля адвокат, защитник – об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием.

Ст. 8 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», усиливая адвокатский свидетельский иммунитет и защищая адвокатскую тайну, говорит о том, что адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием.

Конституционный Суд РФ неоднократно отмечал, что приоритет УПК РФ перед другими федеральными законами не является безусловным. В частности, он может быть ограничен правилами о том, что в случае коллизии между различными законами равной юридической силы приоритетными признаются последующий закон и закон, который специально предназначен для регулирования соответствующих отношений. Более того, о безусловном приоритете норм уголовно-процессуального законодательства не может идти речь и в случаях, когда в иных законодательных актах устанавливаются дополнительные гарантии прав и законных интересов отдельных категорий лиц, обусловленные в том числе их особым правовым статусом.[1]

Анализ правовых норм позволяет сделать вывод, что адвокат не только не может быть допрошен, но и не может быть вызван на допрос в качестве свидетеля по делу, по которому он оказывал (оказывает) юридическую помощь.

При этом адвокату следует иметь в виду, что Кодекс профессиональной этики адвоката, устанавливающий обязательные для каждого адвоката правила поведения, запрещает адвокату давать свидетельские показания об обстоятельствах, которые ему стали известны в связи с исполнением профессиональных обязанностей.

Совет считает, что явка бывшего защитника для дачи показаний по вызову органов расследования либо в суд по просьбе представителя стороны обвинения недопустима и являет собой проступок, компрометирующий адвоката и подрывающий доверие к нему и институту адвокатуры.

В случае вызова адвоката в суд в качестве свидетеля по правилам ст. 188 УПК РФ, адвокат обязан уведомить суд о невозможности своего допроса в качестве свидетеля по делу с указанием причин и ссылкой на ст. 56 УПК РФ и ст. 8 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ».

Если адвокат все же прибыл по судебной повестке в судебное заседание, то после разъяснения ему председательствующим прав, предусмотренных ст. 56 УПК РФ и ст. 51 Конституции РФ, адвокат обязан воспользоваться свидетельским иммунитетом.

Совет считает, что адвокат вправе дать показания по делу своего бывшего доверителя только в том случае, если:

— адвокат приглашен для допроса в качестве свидетеля в судебном заседании по ходатайству стороны защиты;

— его показания необходимы для защиты прав и интересов обвиняемого;

— если имеется согласие доверителя на вызов и допрос адвоката в качестве свидетеля.

При этом Совет напоминает, что профессиональная тайна обеспечивает иммунитет доверителя, предоставленный последнему Конституцией РФ. Никто – ни сторона обвинения, ни суд – не вправе требовать от адвоката нарушить требование закона о сохранении профессиональной тайны.

Адвокат не может быть освобожден от обязанности хранить профессиональную тайну никем, кроме доверителя.

[1] Определение КС РФ от 08.11.2005г. №439-О. По жалобе граждан С.В.Бородина, В.Н.Буробина, А.В.Быковского и других на нарушение их конституционных прав статьями 7,29,182 и 183 Уголовно-процессуального кодекса РФ.

© 2012, Адвокатская палата Красноярского края

УЧАСТИЕ АДВОКАТА ПРИ ДОПРОСЕ СВИДЕТЕЛЯ

В статье рассматриваются позиции авторов относительно положений пункта шестого части четвертой статьи 56 и части пятой статьи 189 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которым в УПК России впервые предусмотрено право свидетеля явиться на допрос к следователю с адвокатом.

На основании анализа названных норм, позиций авторов и Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» автор делает выводы и предложения о правах адвоката, присутствующего при допросе, взаимоотношениях его со следователем в момент допроса свидетеля, последствиях неявки адвоката на допрос по разным причинам и других проблемных вопросах данной темы.

Свидетели, как и другие участники уголовного процесса, наделены конкретными правами и обязанностями, реализация которых регламентируется законодательством Российской Федерации. «Необходимость обеспечения прав свидетелей и актуальность оказания им квалифицированной юридической помощи в рамках процессуального института представительства признаны на высшем международном уровне».

В России данное положение реализуется в соответствии с ч. 1 ст. 48 Конституции Российской Федерации, где сказано, что «каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи». Согласно части первой статьи первой Федерального закона от 31 мая 2002 г. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» под квалифицированной юридической помощью понимается помощь, оказываемая в рамках адвокатской деятельности, осуществляемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката.

Вышеуказанная норма Основного Закона нашего государства реализуется и посредством предоставленного свидетелю права — являться на допрос с адвокатом, приглашенным им для оказания юридической помощи (п. 6 ч. 4 ст. 56 и ч. 5 ст. 189 УПК РФ). Таким образом, впервые в УПК РФ была введена такая новая форма участия адвоката в допросе свидетеля в уголовном судопроизводстве России. Она вызвала определенную дискуссию относительно полномочий адвоката и, разумеется, трудности для правоприменителей (следователей, дознавателей).

Представляя интересы свидетелей, адвокат не является участником уголовного судопроизводства с властными полномочиями, но он тем самым обладает определенными правами и обязанностями, которыми наделен защитник согласно ч. 2 ст. 53 УПК РФ. Таким образом, законодатель указывает нам в данном случае, что адвокат свидетеля — это и есть защитник. В. Авдеев, И. Воскобойник в своей работе указывают, что «свидетель не относится к стороне защиты.

В связи с этим представляется спорной позиция законодателя, согласно которой адвокат подозреваемого и обвиняемого при реализации своих прав, предусмотренных в ч. 2 ст. 53 УПК РФ, является защитником указанных участников уголовного судопроизводства, а адвокат свидетеля при реализации тех же прав имеет неопределенный уголовно-процессуальный статус. В связи с изложенным допустимо прийти к выводу, что адвокат, участвующий в следственных действиях на стороне свидетеля, является представителем последнего».

Читайте так же:  Требования фгос к урокам географии

К тому же адвокат, участвующий при допросе свидетеля, обладает не всеми правами, которыми пользуется защитник, а лишь теми из них, которые отнесены к ч. 2 ст. 53 УПК РФ. С данной точкой зрения следует согласиться, так как свидетель может быть и на стороне обвинения, и на стороне защиты, т.е. давать показания для обвинения или защиты, и он в том и другом случае может выступать в качестве представителя.

Вместе с тем следует сделать вывод, что анализ п. 6 ч. 4 ст. 56 и ч. 5 ст. 189 УПК РФ дает основания полагать, что отступления, сделанные в ч. 2 ст. 49 УПК РФ по поводу того, что в качестве защитника обвиняемого могут участвовать иные названные в ч. 2 ст. 49 УПК РФ лица на свидетеля не распространяются, — только адвокат, работающий в адвокатской палате, зарегистрированный в установленном порядке, но не иной защитник может принять участие в допросе свидетеля.

Согласно ч. 5 ст. 189 УПК РФ если свидетель явился на допрос с адвокатом, приглашенным им для оказания юридической помощи, то адвокат присутствует при допросе. Д. Курочкин указывает, что данную «норму понимают как право свидетеля на допрос в присутствии выбранного им адвоката. Из этого положения выводится право свидетеля не давать показания в отсутствие выбранного им адвоката, не явившегося на допрос либо не получившего разрешения следователя присутствовать при допросе».

Эту позицию, конечно же, нельзя признать обоснованной, потому что слово «избранного» свидетелем адвоката не идентично слову «избранного» адвоката подозреваемым, поскольку следователь не обязан менять адвоката, избранного свидетелем, в отличие от замены адвоката для подозреваемого, когда адвокат выбыл по объективным причинам. В тех случаях, когда следователь обязан прибыть на допрос к месту нахождения свидетеля и свидетель не избрал к тому времени себе адвоката, следователь допрашивает его в отсутствие адвоката.

Адвокат допускается следователем к участию в допросе свидетеля при наличии у него документов, подтверждающих полномочия адвоката на оказание юридической помощи, — удостоверения и ордера.

Порядок допроса свидетеля с участием адвоката определяет следователь. Присутствующий при допросе свидетеля адвокат вправе давать доверителю краткие консультации, в том числе относительно содержания его показаний, в присутствии следователя. А.Я. Сухарев отмечает, что не конкретизировано содержание таких консультаций, а также их продолжительность. Представляется, что консультации должны содержать краткие пояснения как юридического, так и тактического плана.

А следователь должен в протоколе допроса зафиксировать содержание данных консультаций. «Это не противоречит положениям ч. 4 ст. 166 УПК РФ, в соответствии с которыми в протоколе следственного действия описываются процессуальные действия в том порядке, в каком они производились, выявленные при их производстве существенные для данного уголовного дела обстоятельства». Другие действия адвоката в ходе следственного действия необходимо также отражать в протоколе допроса.

Вопросы свидетелю адвокат может задавать только с разрешения следователя. Некоторые авторы указывают, что это должны быть только уточняющие вопросы. Следователь вправе отвести вопросы адвоката, о чем делается запись в протоколе допроса. В то же время следователь не вправе запретить задавать адвокату вопросы допрашиваемому свидетелю, если эти вопросы правомерны и допустимы с точки зрения процессуальной, тактической и психологической.

В ходе допроса незамедлительно отводятся наводящие, подсказывающие вопросы адвоката. Так же решительно следователь должен реагировать на любые попытки адвоката в процессе допроса свидетеля вербальным или невербальным способом подсказать допрашиваемому тот или иной ответ. Пресекаются вопросы, не относящиеся к делу. Данный факт также целесообразно зафиксировать в протоколе.

По окончании допроса адвокат вправе ознакомиться с протоколом допроса и сделать письменные замечания по поводу полноты и правильности записей в протоколе допроса.
«Свидетель и адвокат не имеют права ходатайствовать об объявлении перерыва в допросе для проведения свидания наедине. Ходатайство свидетеля об отложении допроса по причине неявки избранного им адвоката не обязательно для следователя». Полагаю, что если допрос свидетеля без адвоката приведет к изменению статуса свидетеля на статус подозреваемого, то показания такого свидетеля будут признаны недопустимыми.

Изложенное дает основание для вывода о том, что участвующий при допросе свидетеля адвокат должен рассматриваться в качестве его представителя.

Автор статьи: Корнеева О.А

Из защитника в свидетели: КС разберется с незаконным допросом адвокатов

Об этом «Адвокатской газете» рассказал представитель заявительницы, адвокат Нвер Гаспарян. По его словам, в феврале 2016 года следователь решил допросить Гольцеву по уголовному делу, в котором она участвовала в качестве защитника. Юрист обратилась в Совет адвокатской палаты с просьбой разъяснить, как действовать в подобной ситуации, и предложила следователю подождать. Однако тот ждать не хотел и вместо этого вынес постановление о принудительном приводе адвоката. Гольцеву допросили, после чего следователь вынес еще одно постановление – на сей раз об отводе ее от участия в уголовном деле.

Адвокат обжаловала действия следователя в порядке ст. 125 УПК, но не добилась успеха. Апелляция пересмотрела это решение и прекратила производство по жалобе, указав, что незаконный привод и допрос адвоката в качестве свидетеля не подлежат обжалованию в порядке этой статьи. Затрагиваемые вопросы, указал суд, могут быть предметом судебного разбирательства только в случае рассмотрения уголовного дела по существу.

Тогда Гольцева обратилась с жалобой в Конституционный суд. В ней женщина пишет, что этот вопрос не может быть решен при рассмотрении дела по существу, так как после допроса ее отстранили от участия в деле. В своем обращении юрист сослалась на пп. 5 п. 4 ст. 6 закона об адвокатской деятельности, согласно которому адвокат не вправе разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием последнему юридической помощи, без согласия доверителя. Также она уверена, что, в соответствии с п. 2 ст. 8 этого закона, адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием.

Гаспарян заверил, что он знает о существовании других таких дел, – по его словам, суды в других регионах взяли на вооружение вышеприведенную аргументацию и стали отказывать адвокатам в обжаловании незаконных допросов.

Алексей Касаткин из АБ «ЗКС», комментируя для «Право.ru» жалобу Гольцевой, вспоминает, что подобные обращения в Конституционный суд уже случались. «Принимая во внимание, что подобные действия следователей периодически продолжают иметь место, можно сделать вывод о том, что КС до сих пор не усмотрел в них какого-либо нарушения конституционных прав заявителей», – отметил он.

В действительности же, принудительный допрос защитника – а вызов на допрос путем привода иным назвать нельзя – и его последующий отвод от участия в уголовном деле являются не чем иным, как ярким примером профессиональной деградации следствия и сознательного ухода от правовой позиционной борьбы с процессуальными оппонентами в угоду опасений за собственную несостоятельность.

Алексей Касаткин, старший партнер АБ «ЗКС»

«Что касается позиции судов первой и апелляционной инстанций, то было бы чудом принятие ими решений в пользу стороны защиты, – считает юрист. – С надеждой на мудрое решение КС хочу пожелать коллеге Наталье Гольцевой успехов, а всем нам – не опускать руки в случае неудач и помнить о том, что истина рождается в споре».

Алексей Сергиенко, адвокат АБ «Леонтьев и партнёры», напомнил о постановлении Пленума ВС от 10 февраля 2009 года № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса», которое не содержит запрета на обжалование в порядке этой статьи действий следователя по приводу, допросу, отводу, в том числе и адвоката. Однако на практике такие жалобы адвокатов зачастую остаются без рассмотрения, а суд в свою очередь узаконивает схему незаконного отвода защитников из уголовного дела. «Ранее факты незаконного отвода адвокатов по тем же мотивам, что и заявителя, являлись предметом рассмотрения в ВС, в том числе по жалобе члена президентского Совета по правам человека (СПЧ), адвоката Юрия Костанова, и подобная правоприменительная практика была признана незаконной», – отметил Сергиенко.

Михаил Чечеткин из АК «Бородин и Партнеры» согласен с тем, что ситуация Гольцовой отражает общую тенденцию судебной практики по рассмотрению жалоб в порядке ст. 125 УПК. «Суды под любыми предлогами возвращают жалобы или прекращают производство по ним на основании собственного толкования этой статьи, позиции, что то или иное действие не подлежат обжалованию, или по иным надуманным основаниям», – отмечает он. Адвокат уверен, что в рассматриваемом случае суд не должен был отказывать Гольцевой в жалобе:

Закон об адвокатуре и УПК содержат прямой запрет на допрос адвоката, а значит, и на его привод для допроса. Очевидно, что жалоба Гольцовой на действия по приводу, допросу и последующему отводу подлежала рассмотрению и удовлетворению порядке ст. 125 УПК.

АДВОКАТ ПРИ ДОПРОСЕ СВИДЕТЕЛЯ

Д. Курочкин, прокурор отдела прокуратуры Тверской области.

В новом уголовно-процессуальном законе появилась норма, позволяющая свидетелю быть допрашиваемым в присутствии выбранного им адвоката. Как понимать такое право, в какой мере обеспечивать им свидетеля? Ввиду отсутствия детальной законодательной регламентации этого вопроса сложилось различное его толкование и применение в практике.

Читайте так же:  Договор перевозки детей на автобусе образец

В п. 6 ч. 4 ст. 56 УПК РФ закреплено право свидетеля являться на допрос с адвокатом в соответствии с ч. 5 ст. 189 Кодекса, которая, в свою очередь, гласит: если свидетель явился на допрос с адвокатом, приглашенным им для оказания юридической помощи, то последний присутствует при допросе.

В некоторых случаях содержание указанных норм понимают как право свидетеля на допрос в присутствии выбранного им адвоката. Из этого положения выводится право свидетеля не давать показаний в отсутствие выбранного им адвоката, не явившегося на допрос либо не получившего разрешения следователя (дознавателя) присутствовать при допросе.

Например, вызванный для допроса свидетель заявляет следователю об отказе давать показания в отсутствие выбранного им адвоката и представляет документы о его нетрудоспособности. Понимая ст. ст. 56 и 189 УПК как право свидетеля не давать показаний в отсутствие адвоката, следователь будет вынужден перенести допрос.

Ввиду отсутствия в законе механизма решения вопроса о замене адвоката свидетеля при невозможности его участия (иногда на неопределенное время) следователь должен будет предложить свидетелю заменить адвоката, а при отсутствии на это согласия свидетеля — в конечном итоге произвести его допрос без адвоката либо вообще отказаться от его допроса. Таким образом, при отсутствии согласия свидетеля на замену своего адвоката следователь (дознаватель) будет вынужден получать доказательство с нарушением закона либо отказываться от его получения. Вследствие того что законом не определен срок, который следователь должен предоставить свидетелю для обеспечения явки адвоката либо его замены при невозможности участия, будут созданы предпосылки для систематических срывов следственных действий с участием таких свидетелей, волокиты.

Возможны случаи, когда свидетель не вызывается на допрос в порядке, установленном ст. 188 УПК, а допрашивается прибывшим непосредственно к нему следователем (например, при выезде на место совершения преступления). Вправе ли в таком случае свидетель не давать показаний без своего адвоката? Должен ли будет следователь, работая «по горячим следам», отказаться от своевременного выполнения необходимых следственных действий?

На наш взгляд, право свидетеля на допрос в присутствии адвоката следует понимать исходя из буквального толкования ч. 5 ст. 189 УПК, где сказано, что адвокат присутствует при допросе лишь в том случае, если свидетель явился с ним на допрос. Таким образом, отсюда следует право свидетеля на допрос в присутствии выбранного им адвоката, реально обеспеченного свидетелем для участия в допросе. При этом надо исходить из того, что свидетель не вправе отказываться от дачи показаний (п. 2 ч. 6 ст. 56 УПК). Случаи, когда свидетель вправе не давать показаний, оговорены в ст. 51 Конституции РФ, п. 1 ч. 4 ст. 56 УПК; сюда же следует отнести объективные причины, в силу которых свидетель лишен возможности давать показания (например, тяжелое заболевание и др.). Исходя из этого, следует полагать, что в остальных случаях свидетель не вправе уклониться от возложенной на него обязанности, в том числе если он считает свои права нарушенными.

В частности, свидетель не может отказываться от дачи показаний и в том случае, если он явился на допрос с адвокатом, но тот в силу определенных причин следователем к присутствию при допросе допущен не был.

Закон предоставляет свидетелю право, как «иному участнику уголовного судопроизводства», если он считает свои права нарушенными, обжаловать действия соответствующего должностного лица в установленном порядке, что не освобождает его от обязанности сообщать следствию об известных ему обстоятельствах по делу.

При этом следует учитывать, что отказ следователя (дознавателя) без законных оснований в присутствии при допросе свидетеля выбранного им адвоката, прибывшего в место допроса, будет нарушением ст. ст. 56 ч. 4 п. 6, 189 ч. 5 УПК при получении доказательства, что порождает вопрос о его допустимости. Представляется, в этих случаях оценка допустимости таких доказательств будет даваться судом на общих основаниях.

Таким образом, из анализа действующего уголовно-процессуального закона можно сделать вывод о том, что право свидетеля на допрос в присутствии выбранного им адвоката есть только при его реальном обеспечении свидетелем на момент допроса. И тогда оно влечет обязанность лица, производящего следствие (дознание), разрешить адвокату присутствовать при допросе его клиента.

Право свидетеля на адвоката

Уважаемые посетители!
Статьи размещенные на нашем сайте носят информационный характер о решении тех или иных юридических вопросов.
Вместе с тем каждая ситуация индивидуальна.
Для решения конкретной задачи вам необходимо заполнить форму на сайте, либо задать вопрос онлайн консультанту справа.

Ну а лучше, позвоните нам по телефонам!
Это быстрее и бесплатно !

Как известно, в уголовном процессе участвует несколько сторон. Это, в первую очередь, подозреваемый и потерпевший. Кроме того, есть еще люди, без которых уголовное дело расследовать очень трудно, а порой и невозможно.

Речь идет о свидетелях. Их могут допрашивать на следствии и в суде порой несколько раз. В этом случае актуальным становится оказание адвокатом юридической помощи свидетелю.

Нужен ли свидетелю адвокат?

Система уголовного преследования построена так, что человек, выступающий свидетелем, может легко стать подозреваемым. Поэтому законодательство гарантирует право свидетеля на сопровождение со стороны адвоката.

Поддерживать адвокат свидетеля может как на следствии, так и в суде. Если на допрос свидетеля вызывает следователь, то адвокат вправе присутствовать вместе с ним во время допроса. Желательно перед тем, как идти на него, встретиться со свидетелем и выработать тактику поведения при общении со следствием. Также полезно хотя бы приблизительно очертить круг предполагаемых вопросов, которые может озвучить следователь.

Работая со свидетелем, адвокату важно следить за тем, чтобы он за все время следствия не менял своих показаний. Иначе, подзащитный рискует быть подвергнутым наказанию за лжесвидетельство.

Следует помнить, что адвокат вправе присутствовать не только при допросе, но и на таком следственном действии, как очная ставка. Тогда защитник должен помочь своему клиенту выйти из положения должным образом.

Тонкости работы адвоката свидетеля

На что еще должен обратить внимание адвокат свидетеля по уголовному делу?

Принимая на себя обязательства адвокат, интересы свидетеля, которого он представляет должен четко рассказать последнему о его правах.

Например, свидетель вправе не давать информации против себя и своих близких. На это ему четко должен указать адвокат. Может так статься, что было уже несколько случаев, когда свидетель ранее уже несколько раз не являлся на вызов следователя.

В этом случае адвокат должен предупредить для своего подзащитного негативные последствия в виде возможной административной ответственности.

В случае, когда при допросе свидетеля адвокат заметит нарушение его прав, то он должен внести свои пометки в составленный протокол. Они могут играть не последнюю роль при вынесении приговора.

Даже, если адвокат представляет интересы свидетеля, он может по окончании следствия знакомиться со всеми собранными в дело материалами. Так можно очертить новый круг вопросов, которые зададут свидетелю как суд, так и стороны обвинения или потерпевшего.

Право свидетеля на адвоката в суде

Защита человека в подобном статусе продолжается и на судебном заседании. Ведь бывали случаи, когда лицо меняло свой статус на подозреваемого уже в ходе рассмотрения дела. Поэтому адвокат свидетеля в суде должен быть гарантом соблюдения его законных прав.

Часто в суд вызываются люди, никогда не соприкасавшиеся со следствием или правосудием. Вполне очевидно, что для многих людей это может быть определенным психологическим шоком. Здесь адвокат свидетеля по уголовному делу должен помочь человеку своими советами. Например, если суду или иным сторонам непонятно содержание показаний, то адвокат вправе разъяснить их.

Свидетелю в судебном заседании задают вопросы как суд, так и сторона обвинения или потерпевшего. В этом случае задачей защитника будет подготовка таких ответов, которые бы не дали возможность уличить клиента в даче заведомо ложных показаний.

Обязательно поделитесь с друзьями!