Этические запреты адвоката

08.11.2018 Выкл. Автор admin

В ЕСПЧ пожаловались на Кодекс профессиональной этики адвоката

Как сообщил Трунов на своей странице в Facebook, он в ЕСПЧ будет настаивать на том, что российские суды, лишая его статуса адвоката и руководствуясь положениями Кодекса профэтики, нарушили ч. 1 ст. 6 и ст. 10 Конвенции по правам человека (право на справедливое судебное разбирательство и свобода выражения мнения).

Лефортовский районный суд Москвы в декабре 2016 года восстановил Трунова в статусе адвоката и признал, что Адвокатская палата лишила его статуса незаконно. Как объяснил сам адвокат, суд установил, что целью лишения его адвокатского статуса было применение не соответствующих закону норм КПЭА, именно оказание на него давления в связи с его высказываниями, полностью соответствовавшими требованиям ст. 10 Европейской конвенции.

В июле прошлого года адвокат попытался оспорить Кодекс этики в Пресненском райсуде Москвы. Дело потом передали в Хамовнический суд, который в требованиях отказал. Трунов попытался оспорить это в Мосгорсуде, но не смог.

Теперь адвокат будет оспаривать Кодекс профэтики в ЕСПЧ, потому что он, по собственному выражению, «использовал все эффективные средства правовой защиты в Российской Федерации».

Статуса Трунова лишили изначально за речь на одной из конференций адвокатов. Он критически высказывался об адвокатуре в России, обвиняя её в коррупции.

Трунов представлял интересы потерпевших в делах о терактах в «Норд Ост» и в аэропорту Домодедово.

Этические запреты для адвокатских рекламодателей

О предложениях внести изменения в статью 17 КПЭА

6 июня 2018 г. в ФПА РФ состоялось заседание рабочей группы по обсуждению необходимости внесения изменений в ст. 17 Кодекса профессиональной этики адвоката, регулирующую допустимую информацию об адвокате и адвокатском образовании.

После произошедшего обмена мнениями, позиции участников дискуссии разделились. Отсутствие единодушного мнения есть красноречивый показатель сложности рассматриваемого вопроса и необходимости его дальнейшего обсуждения в сообществе.

Одной из предпосылок для нормативных преобразований следует считать обострившуюся конкурентную борьбу между частнопрактикующими юристами и адвокатами, где первые почти не обременены никакими этическими ограничениями в своей рекламе, а для адвокатов, напротив, реклама вообще запрещена.

В таких неравноправных условиях адвокаты могут терять клиентов, которые, будучи очарованными самыми замечательными характеристиками и эпитетами, сделают выбор в пользу нескромных юридических рекламодателей.

В связи с этим встает главный вопрос, нужно ли снять имеющиеся ограничения адвокатам, позволить им себя расхваливать в имеющихся средствах массовой информации, уравняв в конкурентных возможностях со своими визави?

Для обоснования своей позиции хотел бы привести три аргумента принципиального характера:

Первый.
Действующее нормативно-правовое регулирование вполне позволяет адвокатам и адвокатским образованиям представить потенциальному клиенту достаточную информацию о себе и своих возможностях.
Напомню, что в качестве регулирующей данные правоотношения нормы мы имеем ч. 1 ст. 17 КПЭА, согласно которой информация об адвокате и адвокатском образовании допустима, если она не содержит:
1) оценочных характеристик адвоката;
2) отзывов других лиц о работе адвоката;
3) сравнений с другими адвокатами и критики других адвокатов;
4) заявлений, намеков, двусмысленностей, которые могут ввести в заблуждение потенциальных доверителей или вызывать у них безосновательные надежды.

Комиссия ФПА РФ по этике и стандартам разъяснила вопросы применения п. 1 ст. 17 КПЭА: «Указание адвокатом в Интернете, а также в брошюрах, буклетах и иных информационных материалах сведений о наличии у адвоката положительного профессионального опыта, а также информации о профессиональной специализации адвоката само по себе не противоречит Кодексу профессиональной этики адвоката».

Таким образом, дозволительной и этичной является следующая информация об адвокате и адвокатском образовании:
– об образовании адвоката, наличии ученой степени, пройденных курсах повышения квалификации и т.д.;
– о его специализации;
– о наградах, полученных адвокатом либо адвокатским образованием от уполномоченных государственных или адвокатских органов;
– о наличии положительного профессионального опыта (например, о количестве вынесенных с его участием оправдательных приговоров, выигранных с его участием дел в Конституционном Суде РФ либо Европейском суде по правам человека, в судах с участием присяжных заседателей, о выигранных отдельных резонансных делах и т.д.);
– о предшествующем опыте работы в правоохранительных или иных органах, участии в боевых действиях и полученных государственных наградах;
– о владении иностранными языками;
– об успехах и достижениях в иных видах деятельности, не связанных с адвокатской профессией (например, звание чемпиона по боям без правил, разряд по шахматам либо титул «мисс» в конкурсе красоты);
– о семейном положении;
– о проповедуемых политических, религиозных и иных взглядах.

На мой взгляд, приведенной допустимой информации об адвокате и адвокатском образовании вполне достаточно, чтобы представить себя своим будущим доверителям, выглядеть достойно перед последними и не нарушить права и законные интересы своих коллег.

Второе
Кодекс профессиональной этики удерживает адвокатов от аморальных проявлений.
Сегодня звучат предложения позволить адвокату приводить отзывы других лиц о его работе, расширить оценочные характеристики адвоката, разрешив указывать, что он лучший или один из лучших в своем роде, регионе и т.д.

Как мне представляется, такие инициативы могут стать нежелательным моральным искушением для наших коллег. Они таят в себе серьезные репутационные потери для адвокатов и сообщества.

Разрешая сообщать отзывы других лиц об адвокатах, мы наиболее вероятно столкнемся с лавиной инициированных самими же адвокатами хвалебных оценок, которые действительно могут ввести в заблуждение потенциальных доверителей или вызвать у них безосновательные надежды.

Расхваливая свои уникальные способности и неограниченные возможности в отзывах от якобы бывших доверителей, коллеги вначале смогут заполучить доверчивого клиента. Но когда лукавство вскроется, то бенефициаров от этого не останется: дело будет проиграно, адвокат – (возможно) привлечен к дисциплинарной ответственности, а репутация адвокатуры – подорвана.

Допуская отзывы других лиц о работе, мы столкнемся с конкурсом лучших мнений об адвокатах, которые чаще всего будут далеки от реальной действительности. Преуспеют в этом как раз адвокаты тщеславные, не отягощенные нравственными ориентирами.

Иоанн Златоуст в своем творении «Беседы на Евангелие от Иоанна» писал: «И справедливо все древние называли это тщеславием. Она тщетна и не имеет в себе ничего блистательного и славного».

Толковый словарь В.И. Даля определяет тщеславие как свойство человека, выражающееся в жадном поиске мирской славы, стремлении к почету, похвалам, в потребности признания окружающими его мнимых достоинств и склонности делать добрые дела ради похвалы.

Так стоит ли в адвокатском сообществе удобрять и культивировать почву для тщеславных устремлений какой-то части коллег?

Вряд ли удачны инициативы позволить адвокатам писать о себе в превосходной степени, как о лучших или одних из лучших в той или иной правовой отрасли или входящих в десятку, двадцатку и т.д.

Дело в том, что адвокатура – это не легкая атлетика, где все спортсмены по итогам забега, скажем, на марафонскую дистанцию, выстраиваются согласно показанным результатам и появляется возможность объявить чемпиона, вице-чемпиона, бронзового призера и т.д.

В адвокатуре каждый бежит на своем отдельном стадионе и в отдельном забеге. Даже если два адвоката противостоят друг другу в каком-то процессе, то изначально у них разные возможности и перспективы, зависящие от процессуального положения их доверителей. Если один адвокат победил, а второй проиграл, это отнюдь не означает, что один лучше, а второй хуже.

Пока адвокатское сообщество не разработало справедливые и объективные критерии оценки адвокатской деятельности, любые попытки считать того или иного адвоката лучшим или одним из лучших либо входящим в какое-то почетное число будут субъективными и тенденциозными.

Несложно спрогнозировать, что коллеги, которые не попадут в это заветное число, обидятся и зададутся закономерным вопросом: «А почему не мы?» или «Чем мы хуже?».

Нужно ли таким образом порождать антагонизмы между адвокатами?

В связи с этим запрет адвокату указывать информацию о сравнении с другими адвокатами продиктован вполне логичными этическими соображениями.

Третье
Принятые в сообществе запреты соответствуют международным стандартам и традициям российской адвокатуры.
Позволю себе напомнить преамбулу Кодекса профессиональной этики адвоката: « Адвокаты Российской Федерации в соответствии с требованиями, предусмотренными Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», в целях поддержания профессиональной чести, развития традиций российской (присяжной) адвокатуры и сознавая нравственную ответственность перед обществом, принимают настоящий Кодекс профессиональной этики адвоката».

Так, член Совета присяжных поверенных округа Московской Судебной палаты А.Н. Марков в 1913 г. издал «Правила адвокатской профессии в России», где писал: «Погоня за клиентами и самая широкая реклама, создающая успех всякого коммерческого предприятия, в присяжной адвокатуре служили бы несомненным признаком ее деморализации и упадка».

Не существует абсолютного права на рекламу адвокатской деятельности и в зарубежных странах.

Согласно п. 2.6.1 Общего кодекса правил для адвокатов стран Европейского сообщества адвокат не должен заниматься саморекламой или стремиться к широкой известности, если это признается недопустимым. В других случаях адвокат может заниматься саморекламой или стремиться к широкой известности лишь в пределах того, насколько это признано допустимым в правилах, которыми он руководствуется.

Читайте так же:  Заявка на возврат денег в стим

Правила адвокатской этики Международного Союза (Содружества) адвокатов предусматривают: «Навязывание клиенту своих услуг и самореклама не соответствуют этическим правилам адвокатской профессии» (п. 1.8)

В США кодексы адвокатской этики большинства штатов содержат положения о неэтичности адвокатской рекламы.

Аналогичных подходов придерживаются и во многих странах Европы.

Вместе с тем нельзя признать, что действующие нормы, информирующие об адвокате, являются идеальными и не требуют уточнения и конкретизации.

Например, следовало бы раскрыть и, возможно, расширить понятия «оценочные характеристики адвоката», «заявления намеков, двусмысленностей, которые могут ввести в заблуждение потенциальных доверителей или вызывать у них безосновательные надежды», «положительный профессиональный опыт» для их понятного практического применения. Но эта задача вполне по силам Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам либо, в крайнем случае, квалификационным комиссиям адвокатских палат.

Понимая озабоченность адвокатов, которые стремятся преуспеть в ожесточенной конкурентной борьбе за симпатии клиентов, нам все же не стоит забывать, что адвокатура имеет особое общественное предназначение и в отличие от иных субъектов, оказывающих юридическую помощь, не может существовать без этических запретов и ограничений.

В этом как раз и заключается сила адвокатского сословия, а не его слабость!

МОСКВА, 5 окт – РАПСИ. Защитник Игорь Трунов оспорил российский Кодекс профессиональной этики адвоката (КПЭА) в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ), сообщил РАПСИ заявитель.

«Подана жалоба в ЕСПЧ об оспаривании Кодекса профессиональной этики адвоката.

Беспорядочное, произвольное, выходящее за рамки установленные законодателем, внесение поправок в КПЭА — сделало его крайне противоречивым актом. Нормы КПЭА не соответствуют принципу правовой определенности, допускают возможность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения, что ведет к произволу, коррупции и политическому давлению. Позволяет привлекать к ответственности адвокатов за действия, не связанные с профессиональными обязанностями», — утверждает Трунов.

Он напоминает, что пытался оспорить положения кодекса в российских судах, но не нашёл поддержки. По мнению адвоката, суды таким образом нарушили статью 6 — «право на справедливое судебное разбирательство» и статью 10 — «свобода выражения мнения» Европейской конвенции по правам человека.

Трунов против КПЭА

Трунов начал оспаривать нормы Кодекса профессиональной этики адвокатов после того, как его лишили статуса защитника, который ему удалось вернуть в судебном порядке в декабре 2016 года. Лефортовский суд Москвы тогда отменил решение Совета Адвокатской палаты Московской области и обязал восстановить Трунову статус адвоката. Заявитель считал, что лишился статуса из-за своей общественной деятельности.

Подсудность дела об оспаривании норм КПЭА изменялась трижды: сначала Трунов обратился в Пресненский суд, а затем в Савеловский, но оба районных суда не приняли исковое заявление в связи с невозможностью рассмотреть такие требования в порядке гражданского судопроизводства. Тогда защитник подал иск в Хамовнический суд Москвы, который в декабре 2017 года оставил требования истца без удовлетворения.

В иске Трунов указывал, что необходимо провести антикоррупционную экспертизу и правовую — на соответствие Кодекса законодательству РФ.

Этические запреты адвоката

«Это угроза запрета на профессию». ЕСПЧ проверит «цензуру» в российском Кодексе профессиональной деятельности адвоката

Адвокат Игорь Трунов обратился в Европейский суд по правам человека после отказа Хамовнического суда Москвы в декабре 2017 года отменить действие Кодекса профессиональной деятельности адвоката (КПЭА). Позже Мосгорсуд оставил это решение в силе.

В жалобе, поданной в Страсбург, юрист настаивает на нарушении российскими судами сразу трёх статей Европейской конвенции по защите прав человека и основных свобод («Право на справедливое судебное разбирательство», «Право на уважение частной и семейной жизни», «Свобода выражения мнения»).

Игорь Трунов утверждает, что после внесения ряда поправок в Кодекс о профессиональной деятельности адвоката документ «позволил привлекать к ответственности адвокатов за действия, не связанные с профессиональными обязанностями».

В сентябре 2017 года адвокатская палата Московской области лишила юриста статуса адвоката «за грубые нарушения Кодекса». Сам Трунов пояснил, что причиной стало его публичное выступление на конференции адвокатов, где он говорил, что президенты адвокатских палат занимают должности по четыре срока в нарушение закона, а также обвинял коллег в коррупции. Позже Лефортовский суд Москвы удовлетворил иск юриста и вернул ему адвокатский статус.

«Речь идёт не о цензуре на профессиональную деятельность адвоката. Это нормально, когда профессиональная деятельность находится под этическим контролем. Но когда начинается цензура на личную, общественную, политическую жизнь, это недопустимо. Эти вопросы в России регулируются совершенно другими нормами, а не Кодексом профессиональной этики адвоката, – сказал Игорь Трунов «Фонтанке» и уточнил, что у него нет данных о количестве адвокатов, лишившихся своего статуса по тем же причинам. – Суть не в количестве, а в том, что эта угроза нависает над всеми адвокатами России. Она давит на всех угрозой запрета на профессию».

Юрист рассчитывает получить ответ от ЕСПЧ в ближайшие полгода.

Игорь Трунов, в частности, известен успешной защитой интересов родственников жертв авиакатастрофы петербургского самолёта Ту-154 под Донецком в 2006 году. Он также представлял интересы потерпевших по таким громким делам, как теракты в театральном центре на Дубровке и в аэропорту Домодедово.

В начале нулевых юрист вступил в «Единую Россию». В 2009 году возглавил московское отделение партии «Правое дело». В 2013-м он создал партию «Демократическая правовая Россия». С 2014 года – председатель Московского отделения Российского Красного Креста. В апреле 2017 года Конституционный суд России после жалобы Трунова запретил Центризбиркому снимать политические партии с выборов за выдвижение в нескольких одномандатных округах больше, чем по одному кандидату.

Профессиональная этика адвоката

Главная > Реферат >Этика

Профессиональная этика адвоката

1. Этические отношения, принципы и правила деятельности адвокатов.

2. Практика применения адвокатами этических принципов

1. Этические отношения, принципы и правила деятельности адвокатов.

Профессия адвоката основывается на развитом внутреннем контроле за словами, действиями и намерениями своих клиентов. Защищая права клиентов, адвокат вступает в сложные отношения с судом, правоохранительными и другими государственными органами, организациями, гражданами.

Отношения адвоката с клиентами по необходимости строятся на очень доверительном, почти интимном общении.

Роль профессиональной этики в деятельности адвоката:

а) помогает адвокатам обеспечивать доверительные отношения с клиентами через сохранение адвокатской тайны;

б) защищает самого адвоката от искушений и соблазнов, вызванных именно близкими отношениями с клиентами и высокой степенью свободы, независимости и определенной закрытостью этой профессии;

в) помогает регулировать отношения адвоката с судом, органами государственной власти, государственными и иными организациями, средствами массовой информации, коллегами по профессии, адвокатским сообществом;

г) поддерживает авторитет адвокатской профессии за счет демонстрации сообществу строгости, скрупулезности, «высоты» и «прозрачности» ее этических норм, принципов и правил, а также системы контроля за их соблюдением.

Этические принципы служат адвокату ориентирами:

— при решении того или иного конкретного вопроса, проблемы;

— при выборе собственной линии поведения или поведения своего клиента.

Эти ориентиры необходимы, поскольку заранее невозможно предусмотреть все жизненные ситуации, но в то же время в каждой ситуации и каждый раз адвокат должен перед собой, клиентом, государством, обществом, коллегами, профессией убедительно обосновывать свою точку зрения, свое поведение и свои намерения.

Значение профессиональной этики для адвокатской профессии столь велико, что многие ее основные принципы закреплены в Федеральном законе от 1 июля 2002 г. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Закон регламентирует сложную систему отношений — «правила игры», на которых строится существование и деятельность адвокатской профессии.

В статье 3 (п. 1) зафиксирован характер взаимоотношений данной профессии с государством. Адвокатура определяется как профессиональное сообщество адвокатов и как институт гражданского общества, который не входит в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления — закон предоставляет этой профессии автономию и отделяет ее от государства.

Это означает, что ведение «адвокатом конкретных дел, внутренняя жизнь адвокатской корпорации не подлежат контролю со стороны административных органов. Государственные полномочия обращены в сторону соблюдения адвокатами и их объединениями требований закона, прежде всего в том, что каса­ется допуска к адвокатской деятельности».

На профессию адвоката накладываются обязательства действовать в соответствии с определенными этическими принципами, которые должны помочь ей сохранять свою автономию, блюсти требования закона, поддерживать свой авторитет и престиж в обществе и реализовывать в согласованных формах свою социальную (этическую) ответственность перед обществом. Это уровень институциональной этики.

Закон устанавливает следующие принципы деятельности адвокатуры как института:

принцип равноправия адвокатов.

В свою очередь, государство берет на себя соответствующие обязательства. В частности, оно гарантирует:

независимость адвокатуры (ст. 18);

финансирование деятельности адвокатов, оказывающих юридическую помощь гражданам бесплатно в тех случаях, когда это предусмотрено законодательством РФ (ст. 26 и 44);

обеспечение в случае необходимости адвокатских образований (адвокатский кабинет, коллегию, бюро, консультацию) служебными помещениями и средствами связи;

социальное обеспечение, предусмотренное для граждан Конституцией РФ.

Статья 7 Закона об адвокатской деятельности на индивидуальном уровне — на уровне этики добродетелей вменяет адвокату в обязанность вести себя этично, честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми, не запрещенными законодательством способами, соблюдать кодекс профессиональной этики адвоката.

С требованиями индивидуальной этики мы встречаемся также в ст. 13 указанного закона, которая обязывает адвоката принести присягу следующего содержания: «Торжественно клянусь честно и добросовестно исполнять обязанности адвоката, защищать права, свободы и интересы доверителей, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и кодексом профессиональной этики». Текст присяги включает принципы честности и добросовестности адвоката.

Читайте так же:  Как красиво оформить песню

Только после успешной сдачи квалификационного экзамена и принятия присяги претендент в соответствии с законом официально получает статус адвоката и становится членом адвокатской палаты (п. 2 ст. 13). В ст. 17 указывается, что адвокат может быть лишен своего статуса на основании совершения им поступка, порочащего честь и достоинство адвоката или умаляющего авторитет адвокатуры.

Кодекс профессиональной этики адвоката в соответствии с законодательством принимается Всероссийским съездом адвокатов (п. 2 ст. 36).

Контроль за соблюдением норм кодекса профессиональной этики возлагается на квалификационную комиссию, которая создается специально для приема квалификационных экзаменов у лиц, претендующих на присвоение статуса адвоката, а также для рассмотрения жалоб на действия (бездействие) адвокатов (п. 1 ст. 33).

В тексте закона непосредственно регламентируются: принцип независимости, соблюдение адвокатской тайны, правила поведения в ситуациях конфликта интересов.

1. Принцип независимости относится к числу основных. Закон гарантирует адвокату возможность следовать принципу независимости в своей деятельности, не подвергаясь преследованиям и под защитой государства, а также обеспечение безопасности ему и членам его семьи, сохранность его имущества. Статья 18 (п. 1) запрещает вмешательство в адвокатскую деятельность, которая осуществляется в соответствии с законодательством, и препят-ствование деятельности адвоката.

2. Другой важный принцип — соблюдение адвокатской тайны.

В ст. 8 дается следующее определение адвокатской тайны: «Адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю».

Закон отказывает адвокату в праве разглашать сведения, сообщенные ему доверителем, в связи с оказанием последнему юридической помощи, без согласия доверителя. Адвокат вправе соблюдать этический и в то же время юридический принцип конфиденциальности: в ст. 8 говорится, что адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием.

Закон расширяет права адвоката на общение с клиентами, заключенными под стражу. Он может беспрепятственно встречаться с ними наедине, без ограничения числа свиданий, их продолжительности и, что весьма немаловажно, в условиях, обеспечивающих конфиденциальность.

Статья 6 регламентирует поведение адвоката в ситуации конфликта интересов. Адвокат в соответствии с требованием закона не вправе принимать поручение от лица, обратившегося к нему за оказанием помощи, в случае, если он:

имеет самостоятельный интерес по предмету соглашения с доверителем, отличный от интереса данного лица;

состоит в родственных или семейных отношениях с должностным лицом, которое принимало или принимает участие в расследовании или рассмотрении дела данного лица;

оказывает юридическую помощь доверителю, интересы которого противоречат интересам данного лица.

Закон определяет социальную (этическую) ответственность адвоката в ст. 26 («Оказание юридической помощи гражданам Российской Федерации бесплатно») и 44 («Обеспечение ока­зания гражданам Российской Федерации юридической помо­щи бесплатно, а также юридической помощи по назначению»).

В ст. 26 определены категории граждан, которым полагается бесплатная юридическая помощь, и указаны случаи, когда данные категории граждан вправе рассчитывать на ее получение. Бесплатная юридическая помощь и услуги адвокатов оказываются тем гражданам РФ, среднедушевой доход которых ниже величины прожиточного минимума, установленного законом соответствующего субъекта Федерации.

Социальная ответственность адвокатов реализуется ими в процессе участия в качестве защитников в уголовном судопроизвод­стве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда.

2. Практика применения адвокатами этических принципов

Каждый день адвокат сталкивается со сложными моральными проблемами, для решения которых ему приходится выстраивать свое поведение, соблюдая требования законодательства и профессиональной этики. Правовые нормы не устанавливают для адвокатов конкретных правил поведения. Более детальное описание должного поведения адвоката содержится в различных кодексах, декларациях, других документах, принятых международным и российским адвокатским сообществом, а также в выступлениях и публикациях известных экспертов — членов этого сообщества. В 1995 г. Международная ассоциация юристов (МАЮ), которая объединяет профессионалов из 170 стран, приняла Генеральные принципы этики адвокатов. Целью этого документа является установление общепринятого профессионального стандарта, который ожидается от адвоката в любой стране мира (см. приложение 3). С 1977 г все адвокаты стран Европейского сообщества должны выполнять требования Общего кодекса правил для адвокатов. В России ряд коллегий адвокатов приняли кодексы чести, в соответствии с этическими кодексами действуют юридические клиники при государственных университетах. Юридические клиники — это учебные центры, в которых будущие юристы под руководством преподавателей могут приобрести опыт практической работы, оказывая бесплатную юридическую помощь социально незащищенным слоям населе­ния.

В январе 2003 г. состоялся Первый всероссийский съезд адвокатов, на котором в развитие требований ст. 7 Федерального закона об адвокатской деятельности и адвокатуре (далее — Закон), а также в развитие традиций российской адвокатуры был принят Кодекс профессиональной этики адвокатов (далее — Кодекс). Практически каждая из его 28 статей — это и постановка какой-либо моральной проблемы, и в то же время формулирование требова­ний, относящихся к способу ее восприятия и разрешения. В ст. 4 говорится о необходимости соблюдения адвокатами чести и достоинства, присущи их профессии и о принципах поведения в сложных этических ситуациях; в ст. 5 — профессиональной независи­мости адвоката как условии доверия к нему. Статья 6 посвящена условиям и правилам соблюдения профессиональной тайны. Статьи 7 и 8 вменяют адвокатам профессиональные добродетели и принципы, такие как честность, добросовестность, принципиаль­ность и пр., а ст. 6 накладывает определенные запреты, в частно­сти, отказывает адвокату в праве действовать вопреки законным интересам лица, обратившегося к нему за помощью. Статья 10 обязывает адвоката соблюдать в своей деятельности принцип за­конности, а в ст. 11 содержатся требования к поведению адвоката в ситуации конфликта интересов. Принцип уважения к суду формулируется в ст. 12, а стандарты поведения адвоката в процессе защиты по уголовному делу определяет статья 13. В других статьях определяются этические требования к адвокату, которые регламентируют его отношения с коллегами, вопросы получения гонорара, предоставление информации об адвокате; устанавливают санкции, предусмотренные в случае нарушения адвокатом Кодекса, а также определяются процедурные основы дисциплинарного производства.

Серьезной моральной проблемой в деятельности адвоката является проблема степени учета интересов клиентов адвоката.

Цель адвоката — оказание юридической помощи тем, кому она нужна — гражданам, организациям, органам государственной власти, общественным структурам.

Задачи адвоката — оказывать помощь, руководствуясь интересами клиента.

Проект изменений и дополнений в Кодекс профессиональной этики адвоката

Адвокатское сообщество отметило 10-летие Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

Значительно возросла роль адвокатуры в жизни общества и государства.

Десятилетие функционирования нового закона, сделало более сплоченным 70-тысячное профессиональное сообщество Российских адвокатов, объединило и укрепило адвокатуру на основе принципов законности, независимости, самоуправления, корпоративности и равноправия всех адвокатов, обеспечило защиту конституционных прав, свобод и интересов граждан, активно способствовало их доступу к правосудию.

31 января 2003 года Первым Всероссийским съездом адвокатов был принят Кодекс профессиональной этики адвоката – свод правил поведения адвоката при выполнении профессиональных обязанностей.

Принятие Кодекса профессиональной этики, способствовало укреплению самодисциплины адвокатов, позволило руководству региональных палат выработать дисциплинарную практику в отношении адвокатов, допустивших нарушения норм Кодекса, во многом способствовало тому, что пришлось избавиться от людей случайных в профессии, от адвокатов, которые не смогли, или не пожелали, выполнять требования нового закона об адвокатуре, подчиняться этическим нормам Кодекса профессиональной этики.

Дважды вносились изменения и дополнения в Кодекс профессиональной этики адвоката – 2 Всероссийским съездом адвокатов 08.04.2005 года и 3 Всероссийским съездом адвокатов 05.04.2007 года.

Было уточнено понятие доверителя адвоката, было введено положение, согласно которому, при наличии дисциплинарного производства в отношении адвоката, его заявление о прекращении статуса или изменении им членства в адвокатской палате, рассматривается по окончании дисциплинарного разбирательства, были уточнены сроки обжалования решений Совета адвокатской палаты по дисциплинарному производству, сроки рассмотрения дисциплинарных дел, и иные изменения и дополнения.

Жизнь не стоит на месте и диктует необходимость уточнения некоторых положений Кодекса профессиональной этики, для устранения недостатков в его содержании, обнаруженных за прошедшее 10-летие правоприменительной практики.

Адвокатские палаты накопили значительный опыт применения положений Кодекса. По многочисленным предложениям руководителей палат и адвокатов, Совет Федеральной палаты адвокатов РФ создал рабочую группу

по совершенствованию Кодекса профессиональной этики адвоката, которой поручено подготовить к очередному Всероссийскому съезду адвокатов предложения о внесении изменений и дополнений в Кодекс, с учетом мнений региональных палат субъектов Российской Федерации.

Совет Адвокатской палаты Омской области не остался в стороне от работы по подготовке проекта изменений и дополнений в Кодекс профессиональной этики адвоката.

Советом АПОО были подготовлены предложения о внесении изменений и дополнений в Кодекс, и своевременно направлены в Федеральную палату РФ.

В частности, было предложено инициировать внесение изменений в действующее законодательство, и принять положения, согласно которым, помощники, стажеры и иные сотрудники адвокатских образований, имеющие в силу должностных обязанностей, доступ к профессиональной тайне адвоката, не могут быть вызваны и допрошены в качестве свидетелей об обстоятельствах, которые стали им известны в силу должностных полномочий.

Читайте так же:  Договор уступки прав цессии по договору аренды земельного участка

Было предложено, – запретить адвокатам заключать соглашения на оказание юридической помощи с организациями или физическими лицами, оказывающими юридические услуги, на представительство интересов третьих лиц, обратившихся за юридическими услугами к данным организациям или физическим лицам.

Было предложено, — запретить адвокатам, принимать поручения на осуществление защиты по одному уголовному делу не более чем от двух лиц, в целях повышения качества оказания юридической помощи.

Было предложено, — отказ подзащитного на обжалование приговора суда фиксировать письменным заявлением подзащитного адвокату.

Было предложено, — конкретизировать обязанности руководителей адвокатских образований, обязать руководителей осуществлять контроль и надзор за надлежащим исполнением адвокатами своих профессиональных обязанностей.

Было предложено, — разрешить адвокатам включать в соглашения об оказании юридической помощи условия, согласно которым, выплата гонорара ставится в зависимость от результата по делу, разрешить, так называемый, «гонорар успеха».

Было предложено, — запретить адвокатам, распространять рекламу своей деятельности на территориях, которые решением Совета Адвокатской палаты закреплены за иными адвокатскими образованиями, в которых адвокат не состоит.

Советом Адвокатской палаты Омской области были внесены и другие предложения по совершенствованию Кодекса профессиональной этики адвоката. Отрадно, что три наших предложения, касающиеся сохранения адвокатской тайны помощниками, стажерами адвоката и иными сотрудниками адвокатских образований, касающиеся письменного отказа подзащитного от обжалования приговора суда, касающиеся, так называемого, «гонорара успеха», включены рабочей группой Федеральной палаты адвокатов РФ в официальный проект Кодекса профессиональной этики адвоката.

Основные положения, включенные в официальный проект, заключаются в следующем:

Уточняется, что присяга адвоката приносится не позднее шести месяцев со дня принятия квалификационной комиссией решения о присвоении претенденту статуса адвоката. Текст присяги с подписью адвоката хранится в адвокатской палате. В настоящее время, не определен срок действия сданного экзамена, практически, лицо, сдавшее экзамен, может принять присягу через несколько лет, не подтверждая вновь свою квалификацию.

Предлагается создать комиссию по этике Федеральной палаты РФ, которая будет избираться съездом адвокатов РФ, и действовать в период между съездами. Комиссия будет давать разъяснения по применению Кодекса профессиональной этики адвоката, будет давать согласие на возбуждение дисциплинарного производства в отношении президента адвокатской палаты субъекта РФ, с последующей процедурой утверждения этого решения Президентом Федеральной палаты адвокатов РФ.

Эти положения вызвали бурную дискуссию в адвокатском сообществе. Мнения по поводу необходимости введения данной нормы в Кодекс разделились. Очевидно, на съезде адвокатов не будет единодушия по принятию этой нормы.

В проекте уточняется, что согласие доверителя на прекращение действия адвокатской тайны, должно быть выражено в письменной форме в присутствии адвоката, без воздействия на доверителя со стороны адвоката или третьих лиц.

Предлагается ввести, давно назревшее положение, согласно которому, при возбуждении в отношении адвоката дисциплинарного производства, адвокат обязан представить для проверки адвокатское производство по делу, соглашение об оказании юридической помощи, квитанции по суммам полученного гонорара.

Введение данного положения в Кодекс дисциплинирует адвокатов и облегчит процесс рассмотрения дисциплинарных производств.

Предлагается стажеров, помощников адвоката и иных сотрудников адвокатских образований , письменно предупреждать о необходимости сохранения адвокатской тайны, и отбирать подписку о ее неразглашении.

Эта мера, скорее декларативна, т.к. полностью проблема сохранения адвокатской тайны, указанными лицами, не решается. Необходимы законодательные решения о распространении иммунитета на допросы указанных лиц.

Разумным и необходимым является предложение об обязанности адвоката постоянно повышать свой профессиональный уровень в порядке, установленном Советом адвокатской палаты, об обязанности адвоката вести адвокатское производство.

Предлагается ввести в Кодекс важное положение, запрещающее адвокату оказывать юридическую помощь по назначению, в нарушение порядка оказания этой помощи, установленного решением Совета адвокатской палаты.

Проектом уточняется, что сотрудничество с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, в ходе осуществления адвокатской деятельности, несовместимо со статусом адвоката. Возможно, излишне включена фраза: — «в ходе осуществления адвокатской деятельности».

Предлагается включить в Кодекс спорное положение о том, что по просьбе доверителя адвокат должен, предоставить свой отчет о проделанной по делу работе.

Спорное это положение потому, что возможны злоупотребления со стороны отдельных доверителей, по детализации отчета о проделанной работе, тем более, при не благоприятном для доверителя исходе дела.

Правильным и своевременным, является предложение о включении в Кодекс положений, согласно которым, адвокат обязан обжаловать приговор в случае, если суд не разделит позицию адвоката по делу и назначит более тяжкое наказание, за более тяжкое преступление, чем просил адвокат, в случаях наличия оснований к отмене или изменению приговора, по благоприятным для подзащитного мотивам.

Важным является положение, согласно которому, отказ подзащитного от обжалования приговора фиксируется его письменным заявлением адвокату.

Правильным является предложение о том, что если адвокат убывает в отпуск, он должен принять меры к об6еспечен6ию прав и интересов доверителя.

Порою, некоторые адвокаты, уезжая в отпуск, забывают об интересах доверителя, не передают дела другим адвокатам, с согласия доверителя, не согласовывают со следствием и судом сроков проведения следственных действий или рассмотрения дел. Доверитель вынужден решать свои проблемы сам, что нередко порождает обоснованные жалобы на бездействия адвокатов.

Представляется правильным и своевременным, уточнение того, что адвокат имеет право принимать от доверителей в рамках заключенного соглашения об оказании юридической помощи, авансовые платежи, т.к., на начальном этапе работы по делу, сложно определить весь объем работы, и доверителю гораздо легче вносить гонорар частями. Предлагается разрешить адвокату, так называемый, «гонорар успеха », оплату гонорара в зависимости от результата по делу.

Спорным является предложение об увеличении сроков давности возбуждения против адвоката дисциплинарного производства. Предлагается, что меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату, если с момента совершения им нарушения, прошло не более двух лет, против одного года, ныне действующего. Представляется, что годичный срок более реален.

Предлагается дополнить меры дисциплинарной ответственности адвоката, включив новый пункт, о запрете на осуществление адвокатской деятельности на срок до одного года, ( дисквалификация адвоката на один год ).

Если это положение будет принято, фактически, это будет означать лишение адвоката работы и, соответственно, средств к существованию. Вряд ли эта мера будет действенна.

Предлагается уточнение, согласно которому, в случаях, когда статус адвоката прекращается по виновным основаниям, допуск вновь к квалификационному экзамену для этого лица невозможен в течении пяти лет со дня прекращения статуса. Пятилетний срок представляется спорным.

Очевидно, вызовет споры предложение, согласно которому, отзыв жалобы, представления, сообщения, либо примирение адвоката с заявителем, могут повлечь прекращение дисциплинарного производства против адвоката, в то время как, по ныне действующим правилам, отзыв жалобы влечет безусловное прекращение дисциплинарного производства против адвоката.

Предлагается уточнение, согласно которому, судья может обращаться с сообщением на действия адвоката в адвокатскую палату, только по делу, которое этот судья рассматривает, а адвокат участвует именно в этом деле.

В практике нередки случаи, когда судьи сообщают о действиях адвокатов в адвокатскую палату по делам, которые данный судья не рассматривает.

Спорным будет вопрос о включении в Кодекс положения, согласно которому, возбуждать дисциплинарное производство против адвоката можно будет не только за нарушения адвоката в сфере профессиональных обязанностей, но и за нарушение адвокатом общих принципов морали и нравственности в обществе.

Это спорное предложение активно обсуждается адвокатским сообществом. Противники расширения сферы применения дисциплинарной ответственности адвоката утверждают, что Кодексу профессиональной этики адвоката, не свойственны иные функции, кроме как поддержание порядка в профессиональной сфере. Есть иные точки зрения.

Предлагается установить месячный срок для обжалования адвокатом решения адвокатской палаты по его дисциплинарному производству, вместо, ныне действующего трехмесячного.

Предлагается дать право совету адвокатской палаты отменить или изменить свои решения по дисциплинарному производству в отношении адвоката, при наличии вновь открывшихся обстоятельств.

Предлагается решения Совета адвокатской палаты по дисциплинарному производству опубликовывать без указания фамилий его участников.

Таковы предлагаемые новеллы Кодекса профессиональной этики адвоката, которые предстоит утвердить или отвергнуть, предстоящему Всероссийскому съезду адвокатов.

Будем надеяться на то, что Всероссийский съезд адвокатов взвешенно подойдет к оценке каждого предлагаемого пункта изменений и дополнений Кодекса, и примет окончательные решения, во благо всего адвокатского сообщества.