Договор купли продажи по русской правде

14.10.2018 Выкл. Автор admin

Договор купли продажи по русской правде

Обязательственное право

Обязательство представляет собой правоотношение, возникающее меж­ду лицами либо вследствие обоюдной ноли (из договора), либо вследствие правонарушения (деликта). В любом случае, лицо, нарушившее интересы другого лица, обязывается совершить определенные действия в пользу потерпевшего. Но в Русской Правде ещё не существовало отличия граж­данско-правового обязательства от уголовно-правового. Четкие границы между ними будут определены позднее в процессе формирования отраслей гражданского и уголовного права. В древнерусском законодательстве обязательства из деликтов влекут ответственность в виде штрафов и воз­мещения убытков. Укрывающий холопа должен вернуть его и заплатить штраф (ст. 11 Кр. Пр.). Взявший чужое имущество (коня, одежду) должен вернуть его и заплатить 3 гривны штрафа (ст. 12–13 Кр. Пр.).

Договорные обязательства оформляются в систему при становлении частной собственности, хотя ещё не существует ни самого термина «договор», на определения его понятия. Очевидно, что под договором по­нимали соглашение двух или нескольких лиц (контрагентов), в результате которого у сторон возникают юридические права и обязанности. Для за­ключения договора стороны (субъекты) должны были отвечать следую­щим требованиям: возраста, правоспособности (умалишенный или раб не имели ее) и свободы (или доброй воли). Договоры, заключенные по при­нуждению, не имели силы.

Поначалу договоры были, как правило, словесные, с употреблением и ходе их заключения символических обрядов (магарыч, рукобитье) и с обя­зательным присутствием свидетелей (послухов). Система договоров была простой и предусматривала следующие их виды: мены, купли-продажи, займа, поклажи, личного найма. Договор мены – один из самых древних; из него как особая разновидность мены вырос договор купли-продажи. Русская Правда знает лишь сделки с движимым имуществом, к которому принадлежали и холопы. Сделки с холопами заключались при обязатель­ном их присутствии (послухов было не достаточно). Договор мены или купли-продажи мог быть расторгнут, если обнаруживалось, что продавец ввел в заблуждение покупателя насчет качества вещи, или признан несо­стоявшимся, если обнаруживалось, что продавец не имел права собствен­ности на проданную вещь.

Заем – следующий вид договора, он оформлял право заимодавца на личность должника, вплоть до продажи неисправного должника в рабст­во. Предметом займа могли быть деньги (куны), мед, жито, семена, скот и др. вещи. Русская Правда знает несколько видов займа: 1) Простой заем, предполагавший возврат долга с процентами, которые назывались резо.м (с занятых денег), наставим (с меда), присопом (с жита). Проценты были велики и делились на годовые, третные и месячные. Размер годовых рав­нялся 20 (1 к 5), третные и тем более месячные были ещё выше. Нарушение договора, неисполнение обязательств, вело к потере свободы. 2) Своеоб­разной формой займа было закупничество или так называемый самозакладный заем и заем с отработкой процентов в хозяйстве кредитора.

Поклажа – передача вещей на хранение. Русская Правда предполага­ла, что в случае утайки какой-то их части и обвинения в этом хранителя он очищался от него принятием присяги (клятвы).

Договор личного найма влёк за собой право нанимателя на личность наймита, что, в конечном счете, приводило к холопству. Это разновид­ность самозакладного займа, в котором имеет место задаток, некая сумма найма, уплачиваемая в двойном размере в случае, если наймит захочет оставить своего хозяина до срока («Правосудие Митрополичье»).

Образовательный портал — все для студента юриста.

Имущественные права по Русской правде

Право собственности, обязательственное право, наследование по РП.

Субъектами имущественных отношений являлись все свободные, включая иностранцев. Гражданская правоспособность — с момента рождения; гражданская дееспособность — с момента совершеннолетия (вступление в брак). Вступление в монашество ограничивало дееспособность (монастыри юр. лица). Объектами имущ. Отношений явл. Вещи, недвижимое имущество. Здесь представлено вещное право. Земля передавалась и охранялась по наследству. Сделки заключались в устной форме: наличие свидетелей и символов; нет исковой давности.

Ст. 37. Добросовестный владелец вещи может требовать у продавца краденной вещи возмещения вреда, независимо от времени. Право владения предшествует праву собственности. Защищается законное и незаконное владение (ст. 14). Субъектами правоспособности на землю являются частные лица, феодалы, общины. Способы Возникновения права собственности по русской правде:

— договор; по наследству;

— приплод (рождение от скота или от рабыни).

Прекращение права собственности по русской правде :

— в случае передачи вещи;

Обязательственные отношения могли возникать из причинения вреда или из договоров. За невыполнение обязательств должник отвечал своим имуществом или своей свободой. Форма заключения договоров была устной, они заключались при свидетелях, на торгу или в присутствии мытника.

Договор купли-продажи заключался при свидетелях и при мытнике (представитель князя). В Уставе Владимира Мономаха говорится о самопродаже свободного человека в холопы. Нагота — денежная единица, передавалась мытнику.

Договор комиссии сообщ. о купце, кот. едет в другие земли с товаром .

Договор займа — объекты: вещи, деньги (до 3х гривен без свидетелей). Под проценты — наличие свидетелей, на кратковременный срок — взимание процентов каждый месяц — третные резы (50% суммы). Владимир Мономах в 1113 г. упорядочивает взимание процентов. Либо уплачивается 150%, либо двукратное уплачивание процентов + сумма долга — «Устав о резах» — ст. 47 «если нечем платить, то должник превращается в холопа». Несчастное банкротство — в случае стихийного бедствия. Если по вине должника — кредиторы решали его судьбу. В первую очередь — иноземные купцы; местный князь; местные купцы. Закупничество — разновидность договора займа.

Договор личного найма (ст. 110) порождал холопство, поступление в тиуны. «Тиун становился холопом, если при поступлении на службу это не обговаривалось». Договор подряда — гос-во нанимает на работу мостников. Четкое фиксирование обязательств (ст.43 КП; ст. 96,97 ПП).

Договор хранения — дружеская услуга. Спор решался присягой.

Обязательства, вытекающие из правонарушений (в РП нет разграничения между уголов и гражд. правонарушениях, т.к. за оба след. штраф, возмещение ущерба). Публичные наказания (штраф в пользу князя). Штрафы различ.: штраф князю и штраф частному лицу. Все установленные преступления по РП заканчивались штрафом. 1) При убийстве чиновника помимо штрафа (виры) взималось головничество (взыск в пользу семьи убитого); 2) Защите подлежит честь и достоинство женщины (изнасилование, клевета). Сумма штрафа, чтобы обеспечить ее существование. 3) Убийство чужого раба тоже имело последствия в виде штрафа его господину.

Договор купли продажи по русской правде

Сервис бесплатной оценки стоимости работы

  1. Заполните заявку. Специалисты рассчитают стоимость вашей работы
  2. Расчет стоимости придет на почту и по СМС

Номер вашей заявки

Прямо сейчас на почту придет автоматическое письмо-подтверждение с информацией о заявке.

Договор мены и купли-продажи

Договор мены. Хотя ни Русская Правда, ни другие правовые памятники не говорят о договоре мены, но нет никаких оснований сомневаться в его существовании в рассматриваемый период. Договор мены являлся древней­шим из договоров.

Поскольку о договоре мены в Киевском феодальном государстве источники молчат, то мы не в состоянии ус­тановить условия и формы его заключения, права и обя­занности лиц, заключивших договор.

Договор купли-продажи. Несколько больше данных имеется о договоре купли-продажи. Об этом договоре го­ворит и Русская Правда в нескольких своих статьях. Эти статьи касаются, главным образом, купли-продажи холо­пов (23 (32), 32 (38), 99 (110), 107 (118) Tp.). Ho их анализ позволит уяснить и некоторые моменты, относя­щиеся вообще к этому договору, в частности, форму его заключения, признание его действительным и пр.

Читайте так же:  Приоритет банк лицензия отозвана

06 условиях совершения договора купли-продажи холопов говорит следующая статья Пространной Прав­ды: «Холопьство обелное трое: оже кто хотя купить до полугривны, а послухи поставить, а ногату дасть перед самем холопомь» (99 (110) Tp.). По прямому смыслу этой статьи для признания действительным совершения дого­вора купли-продажи холопа было необходимо присутствие послухов и самого холопа. Необходимо также, чтобы при совершении этого договора была передана ногата перед самим холопом. (Ногата — сравнительно мелкая денеж­ная единица, стоимость холопов была гораздо выше. Ясно, что передача ногаты продавцу являлась одним из фор­мальных условий для совершения договора купли-йрода- жи холопа и признания его действительным.) Вероятно, для продажи холопа не было необходимости составлять письменные акты.

B Русской Правде имеется статья (31 (37) Tp.), со­держание которой как будто говорит об условиях совер­шения договора купли-продажи других предметов: «Паки ли будеть что татебно купил в торгу, или конь, или порт, или скотину, то выведете свободна мужа два или мытника; аже начнеть не знати, у кого купил, то ити по немь тем видоком на роту, а истъцю свое лице взята. » Некоторые исследователи, например К. А. Неволин (Не­волин К. А. История русских гражданских законов. Т. III), основываясь на этой статье, полагали, чти всякий договор купли-продажи был действителен только тогда, когда он совершался перед двумя свидетелями или мыт­ником. Однако с таким толкованием данной статьи со­гласиться нельзя. Как правильно указал М. Ф. Влади­мирский-Буданов, в данной статье речь идет только о купле-продаже краденых вещей или таких, на которые продавец не имел права собственности. «Договор разру­шается по отсутствию этого необходимого условия, а не потому, что нарушена форма совершения его. Если по­купщику движимых вещей известно, что продавец имеет право собственности на них, то договор без всякого со­мнения мог быть совершаем без участия свидетелей», — отмечал он (М. Ф. Владимирский-Буданов. Хрестома­тия. Вып. I. С. 47-48).

Для предотвращения весьма невыгодных последствий, связанных с покупкой краденых вещей (прежде всего, с потерей денег, переданных продавцу за эти вещи), есте­ственно, каждый должен был стремиться купить вещь при свидетелях или при мытнике.

М. Ф. Владимирский-Буданов высказал предполо­жение, что купля-продажа коней также должна была со­вершаться при свидетелях и при мытнике. Как известно, впоследствии из этой должности выделилась должность пятенщика, который клал пятно на покупаемую лошадь и взимал особый «пятенный» сбор. Поскольку Русская Правда уделяла большое внимание охране коня и коне­вой тать подвергается высшей мере наказания, то мнение Владимирского-Буданова об особых условиях совершения договора купли-продажи коней заслуживает внимания.

Что касается купли-продажи недвижимых вещей — земли, городской усадьбы, дома и пр., то обращает на себя внимание то, что в статьях Русской Правды, относящихся к договору купли-продажи, совершенно не упоминаются эти вещи. Чем можно объяснить это молчание? Вероятно, тем, что были особые условия для совершения договора купли-продажи недвижимости.

этои купчей указывались покупатель и прода­вец земли и цена покупаемой земли, а затем давался «об­вод» этой земли, т. e. описывались границы покупаемого земельного участка.

B контексте вопроса о возможности покупки краде­ных вещей в законодательстве получил отражение вопрос о последствиях такой покупки для добросовестного и не­добросовестного покупателя этих вещей. Русская Правда содержит ряд статей, относящихся к купле-продаже кра­деных холопов, а также других движимых вещей (коней, скота, одежды).

Существо постановлений о покупке краденых холо­пов раскрывается из следующей статьи: «Аще познаеть кто челядин свои украден, а поиметь и, то оному вести и по кунам до 3-го свода; пояти же челядина в челядин место, а оному дата лице, ать идеть до конечняго свода, а то есть не скот, не лзе рчи: у кого есмь купил, но по языку ити до конця; а кде будеть конечнии тать, то опять воро- тять челядина, а свои поиметь и протер тому же платити» (32 (38) Tp.). Имеется в Русской Правде также статья, которая развивает положения данной статьи: «Оже кто купить чюжь холоп, а не ведая, то первому господину хо­лоп пояти, а оному куны имати, роте ходивше, яко не ведая есмь купил; ведая ли будеть купил, то кун ему ли­шену быти» (129 (118) Kap.). По прямому смыслу этих статей, если кто покупал чужого, т.е. украденного (у соб­ственника) холопа, не ведая о том, что он украден, а затем это обнаруживалось, то собственник («первый господин») брал своего холопа, а покупатель получал заплаченные за холопа деньги, но только после того, как присягал, что он не знал о краже холопа. Если же он покупал заведомо краденого холопа, то этот недобросовестный покупатель лишался права на возвращение своих денег.

Данная статья предусматривала и случайное обнару­жение виновника кражи холопа, но говорила и о том, что факт продажи краденого мог быть обнаружен в результа­те так называемого свода (т.е. дознания). Положение по­купателя краденого холопа при своде можно характери­зовать следующим образом. Если кто обнаруживал своего украденного холопа, то он вел свод только до третьего владельца. После этого он брал у третьего владельца его холопа взамен своего украденного. Этот владелец сам за­тем принимал участие в продолжении свода до обнаруже­ния вора. Когда был обнаружен конечный тать, то соб­ственник брал своего холопа, третий владелец своего и так далее, а конечный тать должен уплатить убытки.

Что касается положения покупателей других укра­денных вещей, то оно определялось статьей (31 (37) Tp.), начало которой уже цитировалось выше. По этой статье добросовестный приобретатель краденых коня, скотины, одежды мог себя очистить простым свидетельством двух свидетелей или мытника, подтверждавших, что он купил данные вещи у определенного лица, на которого переноси­лась ответственность зд кражу. Ho если покупатель был не в состоянии указать, у кого он купил вещь, но все же утверждал, что он ее купил, а не украл, то факт покупки мог быть подтвержден присягой свидетелей. После этого собственник брал разысканную путем свода украденную вещь, но не мог претендовать на возвращение того, что с ней пропало («а того ему желети»). Добросовестный при­обретатель, поскольку он не знал, у кого купил данную вещь и кто был виновником кражи, оставался без возме­щения убытков («а иному желети своих кун»). Ho если в конце концов он узнавал, кто являлся виновником кра­жи, то он мог взыскать с него деньги, уплаченные за про­данные вещи. Настоящий же собственник получал день­ги за пропавшие вещи, а князь — продажу.

B законодательстве указывалось, что договор куп­ли-продажи являлся недействительным, если купленный предмет имел скрытые дефекты. B тексте одного из спис­ков Русской Правды имеется статья следующего содержа­ния: «А кто конь купить княжь боярин или купець или сирота, а будеть в коне червь или проесть, и то поидеть к осподарю, у кого будеть купил, а тому свое серебро взята опять взад на три годы».

§ 2. Договор мены и купли-продажи

Поскольку о договоре мены в- Киевском феодальном государстве источники молчат, то мы не в состоянии установить условия и формы его заключения, права и обязанности лиц,, заключивших договор:

Читайте так же:  Выписали штраф за переход в неположенном месте

О заключении договора купли-продажи. Несколько больше данных мы имеем о договоре купли-продажи. Об этом договоре говорит и Русская Правда в нескольких своих статьях. Эти статьи касаются, главным образом, купли-продажи холопов (23 (32), 32 (38), 99 (110), 107 (118) Тр.). Но их анализ позволит нам уяснить и некоторые моменты, относящиеся вообще к этому договору, в частности, форму его заключения, признание его действительным и пр.

Об условиях совершения договора купли-продажи холопов говорит следующая статья Пространной Правды:

«Холопьство обелное трое: оже кто хотя купить до полугривны, а послухи поставить, а ногату дасть перед самем холо- помь» (99 (110) Тр.).

По прямому смыслу этой статьи для признания действительным совершения догбвора купли-продажи холопа необходимо присутствие послухов и самого холопа. Необходимо также, чтобы при совершении этого договора была передана ногата пред самим холопом. Ногата—сравнительно мелкая денежная единица, стоимость холопов была гораздо выше. Ясно, что передача ногаты продавцу являлась одним из формальных условий, для совершения договора купли-продажи холопа и признания его действительным. В литературе никто не настаивал на необходимости для продажи холопа наличия письменных актов.

В Русской Правде имеется статья (31 (37) Тр.), содержание которой как будто говорит об условиях совершения договора купли- продажи других предметов: «Паки ли будеть что татебно купил в торгу, или конь, или порт, или скотину, то выведеть свободна мужа дєа или мытника; аже начнеть не знати, у кого купил, то ити по немь тем видоком на роту, а истъцю свое лице взяти. »

Некоторые исследователи (например, Неволин ]), основываясь на этой статье, полагают, что всякий договор купли-продажи действителен только тогда, когда он совершен перед двумя свидетелями или мытником. Однако с таким толкованием данной статьи согласиться нельзя. Как правильно указал Владимирский- Буданов, в данной статье речь идет только о купле-продаже краденых вещей или таких, на которые продавец не имеет права собственности. «Договор разрушается по отсутствию этого необходимого условия, а не потому, что нарушена форма совершения его» Если покупщику движимых вещей известно, что продавец имеет право собственности на них, то договор без всякого сомнения мог быть совершаем без участия свидетелей» 275.

Однако для предотвращения весьма невыгодных последствий,, связанных с покупкой краденых вещей (потеря денег, переданных продавцу за эти вещи), естественно, каждый должен был стремиться купить вещь при свидетелях или при мытнике.

Некоторые исследователи, как, например, Владимирский-Буданов считают, что купля-продажа коней также должна совершаться при свидетелях и при мытнике. Как известно, впоследствии из этой должности выделилась должность пятенщика, который клал пятно на покупаемую лошадь и взимал особый «пя- тенный» сбор. Поскольку Русская Правда уделяет большое внимание охране коня и коневой тать подвергается высшей міере наказания, то мнение Владимирского-Буданова об особых условиях совершения договора купли-продажи коней заслуживает внимания.

Что касается купли-продажи недвижимых вещей — земли, городской усадьбы, дома и пр., — то обращает на себя внимание то, что в статьях Русской Правды, относящихся к договору купли- продажи, совершенно не упоминаются эти вещи. Чем можно объяснить это молчание? Нам думается, тем, что были особые условия для совершения договора купли-продажи недвижимости. Можно не сомневаться, что для признания действительности договора купли-продажи земель были необходимы письменные документы — купчие, примером которых ^является купчая Антония Римлянина. В этой купчей указывались покупатель и продавец земли и цена покупаемой земли, а затем давался «обвод» этой земли, т.

Дальнейший вопрос, который занимал законодательство, — это вопрос о покупке краденых вещей и о последствиях для добросовестного и недобросовестного покупателя этих вещей.

Русская Правда содержит ряд статей, относящихся к купле- продаже краденых холопов, а затем к другим движимым вещам (коней, скота, одежды).

Существо постановлений о покупке краденых холопов раскрывается из следующей статьи:

«Аще познаеть кто челядин свои украден, а поиметь и, то оному вести и по кунам до 3-го свода; пояти же челядина в челядин место, а оному дати лице, ать идеть до конечняго свода, а то есть не скот, не лзе рчи: у кого есмь купил, но по языку ити до конця; а кде будеть конечний тать, то опять воротять челядина, а свои пойметь и протор тому же платити» (32 (38) Тр.).

Имеется в Русской Правде статья, которая развивает положения данной статьи: «Оже кто купить чюжь холоп, а не ведая, то первому господину холоп пояти, а оному куны имати, роте ходивше, яко не ведая есмь купил; ведая ли будеть купил, то кун ему лишену быти» (129 (118) Кар.).

По прямому смыслу этих статей276, если кто покупал чужого, т. е. украденного (у собственника) холопа, не ведая о том, что он украден, а затем это обнаруживалось, то собственник («первый господин») брал своего холопа, а покупатель получал заплаченные за холопа деньги, но только после того, как присягал, что он не знал о краже холопа. Если же он покупал заведомо краденого холопа, то этот недобросовестный покупатель лишался этого права. Данная статья предусматривает случайное обнаруживание виновника кражи холопа. Но в статье говорится о том, что эти факты обнаруживаются в результате так называемого; свода (см. стр. 517).

Здесь мы коснемся вопроса о положении покупателя краденого холопа при своде.

Если кто обнаружит своего украденного холопа, то ведет свод только до третьего владельца. После этого он берет у третьего владельца челядина взамен своего украденного, который затем принимает участие в продолжении свода до конца его. Когда будет обнаружен конечный тать, то собственник берет своего челядина, третий владелец своего, а конечный тать должен уплатить убытки.

Таково положение добросовестного и недобросовестного покупателя украденного холопа.

Что касается положения покупателей других украденных ве- щей, то оно определяется статьей (31 (37) Тр.), начало которой уже нами цитировалось.

По этой статье добросовестный приобретатель краденых коня, скотины, одежды может себя очистить простым свидетельством двух свободных свидетелей или мытника, подтверждающих, что он купил данные вещи у определенного лица — виновника кражи. Но если Оін не в состоянии указать, у кого он купил вещь, но все же утверждает, что он её купил, а ,не украл, то факт покупки может быть подтвержден присягой свидетелей. После этого собственник берет разысканную путем свода украденную вещь, но не может претендовать на возвращение того, что с ней пропало («а того ему желети»). Добросовестный приобретатель, поскольку он не знает, у кого купил и кто является виновником кражи, остается без возмещения убытков («а иному желети своих кун»). Но если в конце концов он узнает, кто являлся виновником кражи, то он может взыскать с него деньги, уплаченные за проданные вещи. Настоящий же собственник получает деньги за пропавшие вещи, а князь — продажу.

Обычно в законодательствах, относящихся к периоду раине- го феодализма, указывается недействительность договора купли- продажи, если купленный предмет имеет скрытые дефекты. В тексте одного из списков Русской Правды имеется статья следующего содержания: «А кто конь купить княжь боярин или купець или сирота, а будеть в коне червь или проесть, и то поидеть к осподарю, у кого будеть купил, а тому свое серебро взяти опять взад на три годы».

Читайте так же:  Доверенность для налоговой 2019

Как видно, указанный выше принцип в этой статье в основном подтверждается.

УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ К ПРАКТИЧЕСКИМ ЗАНЯТИЯМ РУССКАЯ ПРАВДА И ЕЕ ВРЕМЯ. Автор: А.А. ТИМОФЕЕВА , редактор: Л.И. Александрова

Главный принцип феодального права – право привилегий – нашел свое отражение в тех нормах, которые относятся к гражданскому праву. Русская Правда – это механическое объединение всех правовых норм Древнерусского феодального государства. Вновь издаваемые нормы включались в сборник по мере их издания. Законодателям и “кодификаторам” того времени не было известно деление на нормы гражданского, уголовного и процессуального права, оно представляется весьма условно. Вместе с тем Русская Правда достаточно четко различает две главные части гражданского права – право собственности и обязательственное право, что свидетельствует о достаточно высоком уровне развития правовой мысли. Как указывалось выше, феодальная поземельная собственность возникла либо в результате захвата общинных земель родоплеменной знатью, либо в результате наделения землей княжеских дружинников. Уже в Краткой Правде зафиксирована незыблемость собственности на землю. О купле-продаже Русская Правда не упоминала, но из других источников известно, что земли жаловались, продавались, покупались.

Кроме права собственности на землю, Русская Правда говорит о праве собственности и на другие вещи – коней, волов, холопов, одежду и прочее. Защищая право собственности на эти вещи, Правда неизменно стоит на стороне бояр, духовенства и других представителей класса феодалов.

Обязательственное право в Древнерусском государстве получило достаточное развитие. В период возникновения права под обязательством понималось право на обязанное лицо. Так, последствием договора займа обыкновенно являлся личный заклад должника. Договор личного найма часто вел к установлению холопства. Правда знает два вида возникновения оснований обязательств: договоры и причинение вреда. С.В. Юшков в свое время отмечал, что обязательства из причинения вреда в Киевской Руси сливались с понятием преступления и назывались обидой. [17]

Таким образом, в Киевском государстве можно говорить преимущественно об обязательствах из договоров. Договоры в этот период были, как правило, словесные, но с употреблением символических форм – рукобитья, магарыча и т.д. – и заключались в присутствии послухов (свидетелей).

Система обязательств вследствие неразвитости оборота была несложной. Можно установить существование в Древнерусском государстве следующих договоров: мены, купли-продажи, займа, личного найма, поклажи.

Обязательства периода Киевской Руси имели ряд особенностей, отличающих их от периода позднего феодализма.

1. В более поздний период обязательства вели к установлению прав на действия обязанных лиц. В период же Древнерусского государства они вели к установлению прав на личность обязанных лиц.

2. Обязательства возлагались не только на обязанное лицо, они падали и на лиц его семьи (жену, детей).

3. Неисполнение обязательств могло иметь своим последствием превращение обязательного лица в холопа. Так, закуп, не желавший выполнить обязательство по этому договору или ушедший от своего хозяина, превращался в полного холопа (ст. 56).

Хотя ни в Русской Правде, ни в других правовых памятниках не говорится о договоре мены, нет никаких оснований сомневаться в его существовании. Договор мены является древнейшим, он предшествует купле-продаже. Более того, договор купли-продажи был вначале не чем иным, как разновидностью договора мены. В Правде содержится немало статей, посвященных купле-продаже. Предметом купли-продажи могли быть холопы, кони, одежда, скотина. Договор заключался словесным соглашением и передачей вещи при свидетелях для предотвращения невыгодных последствий.

В ст. 37 Пространной Правды говорилось об одном из возможных случаев, когда краденое было куплено кем-либо на торгу (“аще начнеть не знати, у кого купил”) – (ст. 111).

Статья 118 указывала, что “если кто купил чужого холопа, не зная того, – настоящему господину взять своего холопа, а покупщику возвратить деньги под присягой, что он купил холопа по незнанию. Если же окажется, что он купил заведомо чужого холопа, то он терял свои деньги” (с. 120).

В Русской Правде не содержится никаких статей по поводу купли-продажи недвижимых вещей. Дошедший до нас крайне скудный материал (купчая грамота Антония Римлянина) относится к Новгороду, где земля довольно рано сделалась товаром.

Ряд статей Русской Правды посвящен договору займа – одному из самых распространенных в Киевской Руси. Этот договор охватывал такие объекты, как деньги, жито, мед. Форма заключения договора займа изменялась в зависимости от суммы долга и кредитоспособности лица.

Простой заем совершался кредитоспособными людьми, когда они занимали деньги, продукты питания, мед, жито. Должники обязаны были платить процент, называвшийся резом (в отношении денег), наставом (в отношении меда), присопом (в отношении жита). Проценты были весьма значительны. Они делились на годовые, третные и месячные (ст. 51, 53). Последние были самыми высокими.

В зависимости от суммы займа или стоимости полученных в заем ценностей определялся порядок заключения договора: если сумма займа не превышала 3-х гривен купами, то при отсутствии у заимодавателя свидетелей сделки он мог подтвердить наличие долга присягой. Если же сумма превышала 3 гривны, а свидетелей у заимодавца не было, то он вправе требовать возмещения долга (ст. 52).

Некредитоспособные люди прибегали к иному виду займа – самозакладу должника. Как ранее указывалось, закуп жил у заимодавца и должен был работать на него до возврата долга.

Третий вид договора займа – это займы, совершаемые купцами без послухов. Для купцов был предусмотрен другой порядок признания договора действительным. Если купец-должник отрицал долг, то достаточно было присяги купца-заимодавца. Купцы имели льготную рассрочку платежа на несколько лет в случае, если купец-должник потерпел кораблекрушение, был ограблен или его товар погиб при пожаре (ст. 54). Если купец сам был повинен в растрате денег, то заимодавцы имели право поступать по своему усмотрению: продать в рабство или предоставить отсрочку платежа (ст. 54).

Русская Правда знала еще один договор – договор личного найма, который влек за собой право нанимателя на лицо наймита, что в конце концов стало выражаться в стремлении превратить наймитов в холопов. На практике личный найм вел к установлению феодальной зависимости.

В Правде совершенно не упоминается об имущественном найме, но можно полагать, что такие договоры заключались и предметами этих договоров были жилые и торговые помещения.