Чрезмерная неустойка

26.08.2018 Выкл. Автор admin

Арбитражный суд Чукотского автономного округа

Суд уменьшил сумму неустойки, посчитав ее чрезмерно завышенной

Арбитражный суд Чукотского автономного округа взыскал с ООО «ЧукотЖилСервис-Анадырь» в пользу ООО «Чистый Мир» 58 тысяч рублей за неисполнение условий договора . Обращаясь в суд, истец просил взыскать с ответчика более одного миллиона рублей, однако, в ходе судебного процесса по этому делу сумма сократилась более чем в двадцать раз.

ООО «Чистый мир» оказывало услуги по вывозу и утилизации твердых бытовых отходов по договору, заключенному с ООО «ЧукотЖилСервис-Анадырь» на 2012-2016 годы.

В 2013 году в адрес заказчика были выставлены счета с учетом новых тарифов, установленных на 2013 год, что было предусмотрено условиями договора, но ООО «ЧукотЖилСервис-Анадырь» продолжал оплачивать оказанные услуги по тарифам 2012 года. Задолженность составила около 600 тысяч рублей.

Неоплата заказчиком задолженности послужила основанием для обращения ООО «Чистый Мир» в арбитражный суд. Сумма исковых требований, включая неустойку, составила более одного миллиона рублей.

После принятия судом заявления, ответчик все же оплатил основную сумму долга, а истец отказался от исковых требований в этой части, но просил суд взыскать с ответчика 646,6 тысяч рублей неустойки за просрочку исполнения обязательств по договору.

В судебном заседании ответчик не оспаривал ф акт просрочки и обязанность выплаты неустойки, вместе с тем, категорически не согласился с начисленной суммой, посчитав ее существенно завышенной и не соразмерной с причиненным истцу ущербом.

Изучив материалы дела, суд установил, что размер истребуемой истцом неустойки чрезмерно высок (180% годовых) и значительно превышает действовавшую на момент обращения в суд ставку рефинансирования ЦБ РФ. Учитывая это обстоятельство, а также отсутствие каких-либо негативных последствий у истца, связанных с нарушением сроков оплаты, суд пришел к выводу о явной несоразмерности указанной истцом неустойки последствиям неисполнения обязательства.

Руководствуясь статьей 333 Гражданского кодекса РФ, суд применил двукратную ставку рефинансирования ЦБ РФ и уменьшил сумму неустойки до 58 тысяч рублей.

ООО «Чистый Мир» не согласилось с таким решением и обратилось с жалобой в Шестой арбитражный апелляционный суд, потребовав изменить решение суда первой инстанции и взыскать с ответчика 646,6 тысяч рублей. Апелляционный суд рассмотрел жалобу и не нашел оснований для ее удовлетворения. Решение арбитражного суда Чукотки вступило в законную силу.

Договорная неустойка: основные принципы применения

Соотношение с понятиями «штраф», «пеня»

В законодательстве четкого разграничения этих терминов нет. На практике сложилось мнение, что штраф и пеня — это разновидности неустойки, причем штраф устанавливается в виде точной суммы, в конкретном размере либо в виде процента от суммы, и взыскивается единожды. А пеня — это санкция за нарушение условий контракта, которая выражается в процентах за каждый день неисполнения обязательств, просрочки.

Назначение и применение

Договорная неустойка (ГК РФ) , или, сокращенно, ДН, применяется в том случае, если подобное условие четко оговорено в соглашении, в остальных случаях исполняются положения закона о мере ответственности сторон.

Важно помнить, что в некоторых случаях размер санкции закреплен на законодательном уровне, и снизить его стороны по своему решению не могут, они вправе его только повысить.

Такая жесткая фиксация установлена законодателем в качестве меры ответственности участника контракта в случае:

  • неисполнения срока исполнения требований потребителя продавцом — здесь применяется санкция, установленная «Законом о защите прав потребителей»;
  • несоблюдение страховщиком условия о сроке возврата страхователю страховой премии или ее части по закону об ОСАГО (ч. 4 ст. 16.1 ФЗ от 25.04.2002 N 40-ФЗ).

Неустойка за неисполнение обязательств по договору действенный инструмент реализации прав сторон договора, она служит гарантией исполнения обязательств. Ведь в случае их нарушения, если предусмотрена данная санкция в контракте, стороне нет необходимости доказывать свои убытки, достаточно сослаться на конкретный пункт документа. Поэтому применяется ДН на практике очень часто.

Кроме вышеприведенных (штраф или пени) существуют другие виды данной санкции, с возможностью или невозможностью взыскания одновременно с ней убытков участника сделки:

  • зачетная, в этом случае описываемая мера ответственности применяется наряду со взысканием убытков в непокрытой ею части;
  • исключительная, когда взыскивается только ДН, а убытки не подлежат возмещению. Такие санкции в силу сложившейся практики применяются при взаимодействии с перевозчиками, при оказании транспортных услуг;
  • штрафная, когда взыскание убытков возможно в полном объеме сверх ДН, это правило применяется только в том случае, если имеется прямое указание в соглашении;
  • альтернативная, когда кредитор вправе выбрать один из указанных выше способов защиты своих прав. Она также применяется при наличии прямого указания в контракте.

Определение сторонами меры ответственности

При определении условий взаимодействия и мер ответственности за неисполнение обязательств стороны должны учитывать в первую очередь законодательные нормы данного вида правоотношения и сделки. Если согласно Гражданскому кодексу нет жестких правил, касающихся мер ответственности, и имеется возможность уточнения норм закона, стороны вправе устанавливать размер и порядок определения и взыскания неустойки при неисполнении или ненадлежащем исполнении условий контракта.

Формулировки о размере санкции, если они позволяют характеризовать ее как элемент ценообразования (например, «при просрочке поставки продукции более чем на 15 дней цена продукции, установленная первоначально, увеличивается на 3%» и т. п.), могут стать основанием для начисления НДС на суммы ДН.

Так, неустойка по договору оказания услуг может быть любой: зачетной, штрафной, исключительной, альтернативной, законодатель предоставляет участниками сделки полную свободу выбора. Однако надо учитывать и права других участников, ограничения, возможные при применении закона на практике, ведь суды исходят при принятии решений в том числе из принципа справедливости и соответствия меры ответственности допущенному нарушению. Поэтому они нередко уменьшают ДН.

Порядок взыскания ДН общий: необходимо обратиться в суд с заявленными требованиями, обосновать их и привести доказательства своих доводов. Механизм расчета определяется в соответствии с законом или договором. Срок, за который взыскивается ДН, также определяется в соответствии с соглашением. Обычно она взыскивается за весь период неисполнения или ненадлежащего исполнения до момента принятия решения судом. Нельзя попросить суд принять решение о взыскании санкции по день фактического исполнения (как в случае с процентами по ст. 394 ГК РФ ). Размер неустойки за неисполнение обязательств по договору может быть уменьшен судом на основании ст. 333 ГК РФ . Это один из правовых способов недопущения злоупотребления правом при свободном определении условий договоренности.

Снижение допускается только в исключительных случаях при наличии следующих обстоятельств:

  • сумма ДН равна или превышает сумму основной задолженности;
  • процент санкции явно превышает рыночную ставку по краткосрочным кредитам;
  • есть основания предполагать, что заинтересованное лицо затягивало с обращением в суд с целью увеличения суммы ответственности.

В настоящее время также судебная практика исходит из того, что единовременное взыскание ДН и процентов по ст. 395 за пользование чужими денежными средствами недопустимо. Дело в том, что суды посчитали финансовую нагрузку на ответчика чрезмерной, так как при применении обеих этих мер ответственности доказывать размер и факт убытков не нужно.

Являются ли проценты по договору неустойкой? Это разные виды обеспечительных мер и мер ответственности контрагента. Если в соглашении не обозначено право кредитора на взыскание ДН, то он, помимо прямых убытков, которые необходимо доказать и обосновать, может рассчитывать только на получение процентов за пользование чужими денежными средствами в соответствии со ст. 395 ГК РФ .

Определение при заключении соглашения

Какой процент неустойки за невыполнение условий договора предусмотреть? Завышенные пени правоприменитель может уменьшить, но и слишком низкие проценты не будут соответствовать интересам контрагента. Лучше ориентироваться на обычно применяемые меры ответственности в подобных сделках, а также на средние ставки краткосрочных кредитов.

Неустойка в размере 0,5% в день – чрезмерна и должна быть снижена

Компания (поставщик) обратилась к организации (покупателю) о взыскании неустойки в размере 1,5 млн рублей за оплату поставленных товаров с нарушением сроков. Погасить неустойку в добровольном порядке организация отказалась.

Возражая против иска, организация на основании ст. 333 ГК РФ просила суд снизить неустойку, поскольку товар уже полностью оплачен (7 млн рублей) и у истца не возникло каких-либо убытков вследствие несвоевременной оплаты. Притом процент неустойки, установленный договором, чрезмерно высокий – 0,5 процента в день или 180 процентов годовых.

Суд первой инстанции не нашел доводы ответчика убедительными и полностью удовлетворил иск.

Суд апелляционной инстанции оставил это решение в силе.

Однако Арбитражный суд Московского округа не разделил их мнения.

Арбитры в кассации указали, что в соответствии с п. 75, 77 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7 при оценке соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства необходимо учитывать, что никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения, а также то, что неправомерное пользование чужими денежными средствами не должно быть более выгодным для должника, чем условия правомерного пользования (п. 3, 4 ст. 1 ГК РФ).

Доказательствами обоснованности размера неустойки могут служить, в частности, данные о среднем размере:

  • платы по краткосрочным кредитам на пополнение оборотных средств, выдаваемым кредитными организациями лицам, осуществляющим предпринимательскую деятельность;
  • либо платы по краткосрочным кредитам, выдаваемым физлицам, в месте нахождения кредитора в период нарушения обязательства, а также о показателях инфляции за соответствующий период.

С учетом сложившейся судебной практики критериями для установления несоразмерности в каждом конкретном случае могут быть, например, чрезмерно высокий процент неустойки, значительное превышение суммы неустойки над суммой возможных убытков, вызванных нарушением обязательств, длительность неисполнения обязательства и другие обстоятельства.

В данном случае суды не установили баланса интересов сторон и не учли, что примененная истцом к ответчику неустойка обладает признаками несправедливости и явной несоразмерности.

Во-первых, размер требований истца о взыскании неустойки в годовом исчислении составляет 180 процентов, что превышает среднюю ставку банковского процента по вкладам для целей применения ст. 395 ГК РФ и свидетельствует о явной несоразмерности последствиям неисполнения обязательства.

Установленный в размере 180 процентов годовых размер неустойки является явно несоразмерной платой за пользование денежными средствами в российской экономике.

Таким образом, учитывая, что задолженности по оплате товара у ответчика нет и у истца отсутствуют какие-либо негативные последствия нарушения ответчиков сроков оплаты товара, заявленная сумма неустойки несоразмерна последствиям нарушения обязательства покупателем, не обеспечивает принципа защиты нарушенного права, а является необоснованным обогащением.

С учетом изложенного, с ответчика подлежит взысканию неустойка в размере 350 тыс. рублей, в остальной части в иске должно быть отказано.

Документ включен в СПС «Консультант Плюс»

Примечание редакции:

Некоторые суды не считают, что 180 процентов годовых это чрезмерная неустойка, подлежащая снижению на основании ст. 333 ГК РФ (Постановление ФАС Уральского округа от 17.06.2014 № Ф09-3105/14). Однако такие решения в меньшинстве.

Однако чаще арбитры признают пени в этом размере несоразмерными последствиям нарушенного обязательства по оплате товара. К такому выводу суды приходят, когда сравнивают ставку в 180 процентов со ставкой рефинансирования, ключевой ставкой или ставками банковских процентов по вкладам (постановления арбитражных судов Московского округа от 04.04.2016 № Ф05-2560/2016, Дальневосточного округа от 27.10.2015 № Ф03-4561/2015, Западно-Сибирского округа от 28.06.2012 № А03-12789/2011, Восточно-Сибирского округа от 21.07.2008 № А19-731/08-23-Ф02-3292/08).

Напомним также, что в Постановлении Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81, посвященного ст. 333 ГК РФ, судам рекомендовано снижать чрезмерные неустойки до двукратной учетной ставки ЦБ РФ. На сегодняшний день это 21 процент, исходя из того, что с 14 июня 2016 года ключевая ставка составляет 10,5 процента годовых.

Неправильное применение норм права судом позволит довзыскать сниженную неустойку в кассации

Суд первой или апелляционной инстанции уменьшил неустойку по сравнению с заявленной в иске суммой. Вправе ли кассация отменить судебный акт и взыскать неустойку в большем (например, в заявленном) размере? Или этот вопрос находится вне компетенции суда кассационной инстанции? Есть ли смысл заявлять такие требования в кассации? Ответ положительный, и тому есть убедительные аргументы.

Читайте так же:  Приказ 41 мо

Право суда на уменьшение неус­тойки закреплено в ч. 1 ст. 333 ГК РФ. Несмотря на то что сама норма сформулирована весьма лаконично, практика ее применения выявила большое количество спорных вопросов. О них сказано и написано много, но некоторые, в частности, процессуальные вопросы затрагиваются редко. Например, о том, является уменьшение неустойки правом или обязанностью суда? Может ли суд самостоя­тельно уменьшить заявленную сумму или для этого обязательно требуется ходатайство ответчика? Одна из значимых проблем связана с неопределенностью в том, уполномочен ли суд кассационной инстанции решать вопрос о соразмерности суммы неустойки допущенным ответчиком нарушениям или это исключительная прерогатива судов первой и апелляционной инстанций? Чтобы дать ответ на этот вопрос, автор статьи проанализировал историю института уменьшения неустойки, законодательство и актуальную судебную практику.

Уменьшение неустойки — средство борьбы с произволом кредиторов

Как известно, институт неус­тойки возник для наказания неисправных должников и возмещения имущественных потерь кредиторов. Действующий ГК РФ относит неустойку к способам обеспечения исполнения обязательств. Сама угроза уплаты неустойки должна побуждать должников надлежащим образом исполнять принятые на себя обязательства. Более того, такая угроза может также остановить ненадежных (неисполнительных) должников от принятия на себя заранее невыполнимых обязательств.

Вместе с тем у конструкции неустойки есть недостатки. Так, в некоторых случаях взыскиваемая неустойка может существенно превышать понесенные кредитором убытки. Кредитор, являясь экономически более сильной стороной договора, по-прежнему может предусмот­реть в заключаемом соглашении изначально завышенный размер (процент) неустойки. Достаточно взглянуть на условия о неустойке, которые указываются в кредитных договорах. В них можно встретить, например, неустойки в размере 0,5% и даже более 1% от просроченной суммы за каждый день просрочки. В пересчете на год получается, что неустойка в указанных случаях равняется соответственно 182,5% или более 365% от просроченной суммы.

Очевидно, что возможности кредиторов неосновательно обогатиться за счет неисправных должников требуют своего законодательного ограничения, поскольку нарушают баланс интересов участников гражданского оборота.

С этой целью и был выработан правовой механизм, который ограждает должников от зло­употреблений со стороны кредиторов. Таким механизмом является право суда уменьшить чрезмерно высокую (кабальную) неустойку.

Право или обязанность суда?

В случае, когда неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, надлежащее исполнение которого было обеспечено неустойкой, суд вправе уменьшить таковую (п. 1 ст. 333 ГК РФ).

Буквальное толкование данной нормы указывает на то, что уменьшение неустойки является правом, а не обязанностью суда. Суд может как снизить предусмотренную договором или законом неустойку, так и оставить ее неизменной. Решение суда будет зависеть от обстоятельств конкретного дела, в частности от последствий допущенного должником нарушения, а также от того, придет ли суд к выводу, что неустойка чрезмерна и не соответствует последствиям нарушения должником обязательства. Указанная трактовка является наиболее популярной среди юристов.

Вместе с тем в судебно-арбитражной практике прослеживалась тенденция чрезмерно широкого (по сути, неверного) понимания судами нормы п. 1 ст. 333 ГК РФ, когда суды фактически рассматривали уменьшение неустойки не как право, а как обязанность.

Формированию такой тенденции во многом способствовала неоднозначная позиция ВАС РФ, которая была закреплена в п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 14.07.97 № 17 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — информационное письмо № 17). В нем ВАС РФ указал нижестоящим судам на то, что при наличии оснований для применения ст. 333 ГК РФ «арбитражный суд уменьшает размер неустойки независимо от того, заявлялось ли такое ходатайство ответчиком». Очевидно, что избранная ВАС РФ формулировка фактически давала повод нижестоящим судам воспринимать полномочие по уменьшению чрезмерной неустойки как обязанность.

Процитированным положением из информационного письма № 17 ВАС РФ попутно дал разъяснение по еще одному важному вопросу: может ли суд снизить чрезмерно высокую неустойку по собственной инициативе или только по ходатайству ответчика? К сожалению, ВАС РФ выбрал не самый лучший вариант, разрешив судам самостоятельно снижать неустойку даже в отсутствие соответствующего ходатайства со стороны ответчика. Приходится констатировать, что разъяснения по двум указанным вопросам противоречили основополагающим принципам гражданского и арбитражного процессов — принципам диспозитивности и состязательности сторон.

Однако ВАС РФ при рассмот­рении конкретных дел в порядке надзора сам быстро отказался от первоначально избранной им трактовки полномочий суда по уменьшению неустойки, указав, что уменьшение неустойки является правом, а не обязанностью суда (см. постановления Президиума ВАС РФ от 31.05.2005 № 16697/04 по делу № А09-3141/04-2, от 28.02.2006 № 11779/05 по делу № А35-2766/05-С30, определения ВАС РФ от 27.12.2010 № ВАС-17578/10 по делу № А75-12197/2009, от 17.01.2011 № ВАС-18205/10 по делу № А40-16677/10-84-21 и др.).

Окончательное закрепление в качестве господствующего указанный подход получил с ­момента принятия постановления Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — постановление № 81). Пленум ВАС РФ разъяснил, что исходя из принципа осуществления гражданских прав своей волей и в своем интересе (ст. 1 ГК РФ) неустойка может быть снижена судом на основании ст. 333 Кодекса только при наличии соответствующего заявления со стороны ответчика (абз. 1 п. 1 постановления № 81).

Благодаря указанному изменению в позиции ВАС РФ поменялась и практика нижестоя­щих арбитражных судов. В настоящее время суды отказались от понимания полномочий по снижению неустойки как обязанности. Теперь они исходят из того, что уменьшение неустойки — это право суда (характерный пример из наиболее «свежей» судебной практики — постановление АС Московского округа от 23.09.2014 по делу № А41-54097/13). Такой подход соответствует как букве, так и духу закона (ст. 333 ГК РФ).

Отмеченное изменение в практике в большей степени отвечает интересам кредиторов и невыгодно должникам. Однако это соответствует требованиям справедливости, так как должник в процессе о взыскании неустойки является стороной, нарушившей свои обязательства, поэтому его положение не должно быть лучше, чем у кредитора. Значит, должник должен убедить суд с помощью соответствующих доказательств в необходимости снижения неустойки. Он же несет риск признания судом соответствующих доводов неубедительными.

Основаниями снижения неустойки не могут быть субъективные факторы

Очевидно, что суд не может снизить неустойку произвольно. Для признания неустойки чрезмерной, завышенной суду необходимы определенные основания.

Как указал Президиум ВАС РФ, основанием для применения ст. 333 ГК РФ (то есть основанием для снижения неустойки) может служить только явная несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательств (п. 2 информационного письма № 17). Примерный перечень критериев, по которым суды могут установить «явную несоразмерность» неустойки, приведен ВАС РФ в этом же пунк­те. Такими критериями являются, в частности: чрезмерно высокий процент неустойки, значительное превышение суммы неустойки над суммой возможных убытков, вызванных нарушением обязательств, длительность неисполнения обязательств и др. Как правило, суды, уменьшая не­устойку, в обоснование своего решения ссылаются сразу на несколько критериев.

При этом в абз. 4 п. 1 постановления № 81 дается разъяснение относительно того, какого рода обстоятельства не могут рассматриваться в качестве причин для снижения неус­тойки. Так, доводы ответчика о невозможности исполнения обязательства вследствие тяжелого финансового положения, о неисполнении обязательств контрагентами, о наличии задолженности перед другими кредиторами, о наложении арес­та на денежные средства или иное имущество ответчика, о непоступлении денежных средств из бюджета, о добровольном погашении долга полностью или в части на день рассмотрения спора, о выполнении ответчиком социально значимых функций, о наличии у должника обязанности по уплате процентов за пользование денежными средствами (например, процентов по договору займа) сами по себе не могут служить основанием для снижения неустойки на основании ст. 333 ГК РФ.

Таким образом, критериями для уменьшения неустойки могут быть только объективные факторы и обстоятельства, указывающие на чрезмерность неустойки, ее явную несоразмерность последствиям нарушения. Субъективные причины, которые зависят от самого должника, по общему правилу не должны рассматриваться в качестве критериев для снижения не­устойки.

Общее правило: кассация не вправе решать вопрос об изменении размера неустойки

Большое практическое значение имеет вопрос о том, на какой стадии рассмотрения дела (в какой инстанции) суд может снизить неустойку. Решение указанного вопроса напрямую затрагивает процессуальное положение сторон (их процессуальные права и обязанности) при рассмотрении требований о взыскании неустойки в суде той или иной инстанции. Кроме того, это во многом предопределяет и раскрывает специфику полномочий суда кассационной инстанции при рассмотрении дела о взыскании неустойки.

Первоначально в практике арбитражных судов господствовал подход, в соответствии с которым снизить явно несоразмерную неустойку мог суд любой инстанции, включая кассацию. Такой подход был прямо закреп­лен в абз. 2 п. 1 информационного письма № 17. Однако впоследствии ВАС РФ изменил свою позицию по данному вопросу: ответчик вправе заявить о явной несоразмерности неустойки и требовать ее уменьшения исключительно при рассмотрении дела по правилам суда первой инстанции (п. 3 постановления № 81). Это означает, что ответчик вправе ходатайствовать об уменьшении неустойки только в суде первой инстанции и суде апелляционной инстанции, когда тот рассматривает дело по правилам суда первой инстанции (ч. 6.1 ст. 268 АПК РФ). В суде кассационной инстанции такие ходатайства недопустимы.

Полномочия по снижению неустойки, безусловно, есть у суда первой инстанции. Суд апелляционной инстанции также вправе решать вопрос о соразмерности неустойки последствиям нарушенного обязательства, но лишь в случаях, когда:

1) ответчик в суде первой инстанции ходатайствовал об уменьшении неустойки, однако суд не снизил неустойку либо, по мнению ответчика, недостаточно снизил ее;

2) апелляционный суд рассмат­ривает дело по правилам первой инстанции в порядке ч. 6.1 ст. 268 АПК РФ.

Поскольку суд апелляционной инстанции вправе решать вопрос о соразмерности неустойки, то он может как снизить неустойку, так и довзыскать необоснованно сниженную судом первой инстанции неустойку.

Что касается полномочий суда кассационной инстанции, то, как указал Пленум ВАС РФ в том же пунк­те постановления № 81, суд кассационной инстанции не вправе снизить размер взысканной неустойки или увеличить размер сниженной судом на основании ст. 333 ГК РФ неустойки по мотиву несоответствия ее последствиям нарушения обязательства, а равно отменить или изменить решение суда первой инстанции или постановление суда апелляционной инстанции в части снижения неустойки с направлением дела на новое рассмотрение в соответствующий арбитражный суд.

Такое ограничение полномочий суда кассационной инстанции Пленум ВАС РФ объяснил тем, что исходя из нормы ч. 3 ст. 286 АПК РФ определение судом конкретного размера не­устойки не является выводом о применении нормы права.

Данная позиция ВАС РФ абсолютно справедлива. Действительно, установление размера неустойки и оценка соразмерности неустойки относятся к установлению фактических обстоятельств, что находится в рамках полномочий судов первой и апелляционной инстанций и не входит в компетенцию суда кассационной инстанции. Кроме того, ВАС РФ в одном из определений прямо указал, что размер неустойки — это вопрос факта, изменять размер неустойки вправе только те инстанции, которые вправе устанавливать факты: суд первой инстанции либо в случае судебной ошибки — суд апелляционной инстанции (Определение от 09.07.2012 № ВАС-8845/12 по делу № А40-94647/11-26-710). Аналогичные выводы содержатся в постановлениях ФАС Поволжского округа от 30.01.2014 по делу № А55-12401/2013, от 12.11.2013 по делу № А55-1616/2013, от 13.05.2013 по делу № А12-21513/2012, Северо-Западного округа от 21.01.2013 по делу № А44-4308/2012.

Понимание перечисленных причин ограничения полномочий кассации по определению соразмерности неустойки поможет найти ключ к решению проб­лемы довзыскания не­устойки в суде кассационной инстанции.

В некоторых случаях кассация может довзыскать ранее сниженную неустойку

Как указано выше, по общему правилу суд кассационной инстанции не вправе увеличить размер неустойки, сниженной до него судом нижестоящей инстанции на основании ст. 333 ГК РФ, то есть не вправе довзыс­кать сниженную до него не­устойку.

Однако все в том же постановлении № 81 Пленум ВАС РФ разъяснил, что суд кассационной инстанции по жалобе кредитора может довзыскать не­устойку в некоторых случаях:

  • если неустойка была снижена судом по собственной инициативе в отсутствие заявления, сделанного ответчиком при рассмотрении дела по правилам суда первой инстанции;
  • если неустойка была уменьшена нижестоящим судом ниже однократной учетной ставки (ставки рефинансирования) Банка России (за исключением экстраординарных случаев), ввиду неправильного применения судом первой или апелляционной инстанции нормы ст. 333 ГК РФ (п. 2 ч. 1 ст. 287 АПК РФ).

Следовательно, решение проб­лемы довзыскания неустойки в кассации заключается в том, чтобы показать, каким образом снижение неустойки судами нижестоящих инстанций нарушает нормы материального права, учитывая, что суд кассационной инстанции занимается только «вопросами права».

Читайте так же:  Излишки и налог на прибыль

Анализ практики арбитражных судов округов показал, что последние, принимая постановления о довзыскании сниженной нижестоящими судами неустойки, ссылаются как раз на одно из указанных Пленумом ВАС РФ обстоятельств. Так, в ряде дел снижение неустойки судом по собственной инициативе, без соответствующего заявления ответчика, послужило причиной довзыскания неустойки (постановления ФАС Московского округа от 08.07.2014 по делу № А40-149274/2013, от 08.10.2013 по делу № А40-149838/12, от 11.07.2012 по делу № А40-9717/11, Северо-Западного округа от 11.12.2012 по делу № А26-2616/2011 и др.).

В других случаях кассационная инстанция довзыскала не­устойку в связи с тем, что нижестоящие инстанции уменьшили ее ниже однократной ставки рефинансирования (постановления ФАС Северо-Западного округа от 29.07.2013 по делу № А56-40964/2012, от 29.05.2013 по делу № А56-28065/2012, от 14.08.2012 по делу № А56-53314/2011 и др.).

Наиболее яркий пример из последней практики — упомянутое ранее постановление АС Московского округа от 23.09.2014 по делу № А41-54097/13. В этом деле суд первой инстанции полностью удовлетворил требования истца и взыскал с ответчика неустойку за нарушение контракта в размере 68 117 472 руб. при общей цене контракта более 507 млн руб. Однако суд апелляционной инстанции существенно снизил неустойку до немногим более 3,7 млн руб. В суде кассационной инстанции кредитору, благодаря многочисленным сложным расчетам и тщательно продуманной аргументации, удалось доказать, что апелляционная инстанция снизила неустойку ниже однократной ставки рефинансирования, что недопустимо. При этом ответчик не привел доказательств того, что данный случай является экстраординарным. В результате АС Московского округа довзыскал неустойку до первоначального размера, оставив в силе решение суда первой инстанции.

Подводя итог, можно дать следующую рекомендацию по довзысканию неустойки на стадии кассации. Если кредитор хочет добиться в суде кассационной инстанции довзыскания сниженной нижестоящими судами неустойки, он должен четко сформулировать, почему уменьшение неустойки привело к неправильному применению ст. 333 ГК РФ.

Однако, если шансов доказать неправильное применение судами ст. 333 ГК РФ у кредитора нет, он может попытаться доказать наличие нарушений иных норм материального или процессуального права, чтобы суд кассационной инстанции отменил акты нижестоящих судов, снизивших неустойку, и вернул дело в суд первой инстанции. В этом случае у кредитора появляется дополнительный шанс при повторном рассмотрении дела обосновать необходимость взыскания неустойки в полном размере.

Критерии соразмерности неустойки

Указание в договоре размера неустойки, подлежащей выплате в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, не является гарантией того, что при возникновении спора неустойка будет взыскана по требованию кредитора в том размере, который был согласован сторонами при заключении договора. Суд, рассматривающий спор о взыскании неустойки, может уменьшить ее, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.

Не право, а обязанность

Одним из наиболее часто используемых на практике способов обеспечения исполнения обязательств является неустойка – денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения (п. 1 ст. 330 ГК РФ). Руководствуясь положениями ст. 421, 422 ГК РФ, стороны договора при его заключении стараются установить размер неустойки, который, на их взгляд, действительно будет стимулировать должника к надлежащему исполнению обязательства, а в случае нарушения должником обязательства позволит кредитору компенсировать по несенные в связи с этим убытки. Между тем ст. 333 ГК РФ позволяет суду, рассматривающему спор о взыскании неустойки, уменьшить ее, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.

Положения ст. 333 ГК РФ допускают возможность снижения как договорной, так и законной неустойки, а Пленум ВС РФ и Пленум ВАС РФ в п. 7 совместного Постановления от 08.10.1998 № 13/14 сочли возможным уменьшение в порядке указанной статьи даже процентов, взыскиваемых в связи с просрочкой исполнения денежного обязательства на основании ст. 395 ГК РФ по ставке рефинансирования, установленной Банком России.

КС РФ, рассматривая жалобы на положения ст. 333 ГК РФ, отмечал, что, не ограничивая сумму устанавливаемых договором неустоек, ГК РФ вместе с тем управомочивает суд устанавливать соразмерные основному долгу их пределы с учетом действительного размера ущерба, причиненного стороне в конкретном договоре, что является одним из правовых способов, предусмотренных в законе, которые направлены против злоупотребления правом свободного определения размера неустойки, то есть по существу на реализацию требования ч. 3 ст. 17 Конституции РФ, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Именно поэтому, по мнению КС РФ, в ст. 333 ГК РФ речь идет не о праве суда, а о его обязанности установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения (определения КС РФ от 21.12.2000 № 263-О, 277-О, от 14.03.2001 № 80-О).

Следуя аналогичной логике, Президиум ВАС РФ в п. 1 Информационного письма от 14.07.1997 № 17 отметил, что при наличии оснований для применения ст. 333 ГК РФ арбитражный суд уменьшает размер неустойки независимо от того, заявлялось ли такое ходатайство ответчиком.

На протяжении долгого времени в судебной практике большое внимание уделялось основаниям для уменьшения размера неустойки в соответствии со ст. 333 ГК РФ. Так, в п. 42 совместного Постановления от 01.07.1996 № 6/8 Пленум ВС РФ и Пленум ВАС РФ отметили, что размер неустойки может быть уменьшен судом только в том случае, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства. При оценке таких последствий суд может принимать во внимание в том числе обстоятельства, не имеющие прямого отношения к последствиям нарушения обязательства (цена товаров, работ, услуг; сумма договора и т. п.).

В 2003 году ВС РФ в Обзоре судебной практики «Некоторые вопросы судебной практики Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам» разъяснил, что при применении ст. 333 ГК РФ суд должен принимать во внимание степень выполнения обязательства должником, имущественное положение истца, а также не только имущественный, но и всякий иной, заслуживающий уважения интерес ответчика.

В Определении от 17.04.2007 по делу № 78-В07-8 ВС РФ отметил, что при решении вопроса о соразмерности неустойки должны учитываться последствия, наступившие в результате неисполнения ответчиком взятых на себя по договору обязательств, длительность неисполнения, а также характер неисполненного обязательства (спор возник по поводу неисполнения обязательств застройщиком, вследствие чего истцы более двух лет не могли вселиться в приобретенное ими по договору жилое помещение).

Случай исключительный, практика повсеместная

Европейский суд по правам человека в Постановлении от 13.05.2008 по делу «Галич (Galich) против России» отметил, что в соответствии со ст. 333 ГК РФ российские суды имеют достаточно широкую свободу усмотрения в отношении размера присуждаемой кредитору неустойки, одновременно признав, что такие полномочия судов не противоречат положениям Конвенции о защите прав человека и основных свобод. В этом же Постановлении ЕСПЧ обратил внимание на то, что по российскому законодательству истец в гражданском судопроизводстве, требующий взыскания неустойки, должен иметь в виду, что существует риск уменьшения судом размера взыскиваемой суммы в соответствии со ст. 333 ГК РФ.

Несмотря на то что уменьшение неустойки судом на основании ст. 333 ГК РФ допускается в исключительных случаях, практика такого уменьшения долгое время была повсеместной. Причем неопределенность результатов рассмотрения требований о взыскании неустойки в значительной степени заключалась не в том, уменьшит суд ее размер или нет, а в том, до какой величины заявленная истцом законная или договорная неустойка будет снижена.

Отсутствие понятных критериев для снижения неустойки в порядке ст. 333 ГК РФ и фактически произвольное ее определение судом значительно ослабили роль этого гражданско-правового института. В ситуации, когда должник по обязательству, заключая договор, соглашается на любой размер неустойки, понимая, что в случае спора суд с большой долей вероятности существенно ее снизит, неустойка утрачивает как стимулирующее (для должника), так и компенсационное (для кредитора) значение.

Судебная практика применения ст. 333 ГК РФ начала существенно меняться с 2010 года. Так, в Постановлении от 13.01.2011 № 11680/10 Президиум ВАС РФ отметил, что, учитывая компенсационный характер гражданско-правовой ответственности, под соразмерностью суммы неустойки последствиям нарушения обязательства ГК РФ предполагает выплату кредитору такой компенсации его потерь, которая будет адекватна и соизмерима с нарушенным интересом. Снижение неустойки судом возможно только в одном случае – в случае явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения права. Иные фактические обстоятельства (финансовые трудности должника, его тяжелое экономическое положение и т. п.) не могут быть рассмотрены судом в качестве таких оснований.

В этом же Постановлении Президиум ВАС РФ указал на недопустимость уменьшения неустойки судом в рамках своих полномочий, так как это вступает в противоречие с принципом осуществления гражданских прав своей волей и в своем интересе (ст. 1 ГК РФ), а также с принципом состязательности (ст. 9 АПК РФ). Кроме того, Президиум ВАС РФ отметил, что необоснованное уменьшение неустойки судами с экономической точки зрения позволяет должнику получить доступ к финансированию за счет другого лица на нерыночных условиях, что в целом может стимулировать недобросовестных должников к неплатежам и вызывать крайне негативные макроэкономические последствия.

В качестве критерия соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства в Постановлении от 13.01.2011 № 11680/10 Президиум ВАС РФ указал установленную Банком России ставку рефинансирования, которая по существу представляет собой наименьший размер платы за пользование денежными средствами в российской экономике, что является общеизвестным фактом. Поэтому уменьшение неустойки ниже ставки рефинансирования возможно только в чрезвычайных случаях, а по общему правилу не должно допускаться, поскольку такой размер неустойки не может являться несоразмерным последствиям просрочки уплаты денежных средств.

Аналогичные правовые позиции были сформулированы в постановлениях Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81 и Президиума ВАС РФ от 14.02.2012 № 12035/11.

Так, в п. 2 Постановления № 81 Пленум ВАС РФ разъяснил, что, разрешая вопрос о соразмерности неустойки последствиям нарушения денежного обязательства и с этой целью определяя величину, достаточную для компенсации потерь кредитора, суды могут исходить из двукратной учетной ставки (ставок) Банка России, существовавшей в период такого нарушения. Снижение судом неустойки ниже определенного таким образом размера допускается в исключительных случаях, при этом присужденная денежная сумма не может быть меньше той, которая была бы начислена на сумму долга исходя из однократной учетной ставки Банка России.

Снижение неустойки ниже однократной учетной ставки Банка России, согласно п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ № 81, на основании соответствующего заявления ответчика допускается лишь в экстраординарных случаях, когда убытки кредитора компенсируются за счет того, что размер платы за пользование денежными средствами, предусмотренный условиями обязательства (заем, кредит, коммерческий кредит), значительно превышает обычно взимаемые в подобных обстоятельствах проценты.

В постановлениях от 22.10.2013 № 801/13 и от 17.06.2014 № 1850/14 Президиум ВАС РФ еще раз обратил внимание на то, что снижение неустойки в порядке ст. 333 ГК РФ возможно только при наличии соответствующего ходатайства ответчика и представлении им доказательств явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства, отметив при этом, что возражения ответчика относительно исковых требований не могут рассматриваться как заявление о несоразмерности неустойки и ходатайство о ее снижении.

В этот же период времени более жестких подходов в вопросах применения ст. 333 ГК РФ начинает придерживаться и ВС РФ.

Так, в п. 34 Постановления от 28.06.2012 № 17 и п. 45 Постановления от 27.06.2013 Пленум ВС РФ обращает внимание на то, что применение ст. 333 ГК РФ возможно лишь в исключительных случаях и по заявлению ответчика с обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера неустойки является допустимым. Отсутствие в судебных актах указания на мотивы, по которым суд счел возможным снизить размер взыскиваемой неустойки, служит основанием для их отмены при вынесении ВС РФ определений от 07.08.2012 № 18-КГ12-33, от 09.10.2012 № 18-КГ12-50, от 30.10.2012 № 5-КГ12-47 и др.

Значительное внимание вопросам применения ст. 333 ГК РФ было уделено ВС РФ в Обзоре судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств, утв. Президиумом ВС РФ 22.05.2013.

В данном Обзоре ВС РФ отметил, что основанием для применения ст. 333 ГК РФ может служить только явная несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства, которая должна оцениваться с учетом действительного (а не возможного) размера ущерба, причиненного в результате нарушения ответчиком (должником) взятых на себя обязательств; соотношения сумм неустойки и основного долга; длительности неисполнения обязательства; недобросовестности действий кредитора по принятию мер по взысканию задолженности; имущественного положения должника.

Читайте так же:  Департамент здравоохранения г москвы отчетность

В этом же Обзоре ВС РФ поддержал позицию ВАС РФ, ранее сформулированную в постановлениях Президиума ВАС РФ от 13.01.2011 № 11680/10, от 14.02.2012 № 12035/11, Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81, указав в качестве критерия соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства ставку рефинансирования Центрального Банка РФ и отметив, что этот показатель по существу представляет собой наименьший размер имущественной ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства.

С 2011 года некоторым образом меняется и позиция КС РФ в отношении ст. 333 ГК РФ. По-прежнему отмечая, что положения данной нормы в части, закрепляющей право суда уменьшить размер подлежащей взысканию неустойки, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, предписывают суду устанавливать баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и размером действительного ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения, КС РФ, однако, воздерживается от указания на то, что применение ст. 333 ГК РФ является фактически обязанностью суда (определения КС РФ от 17.11.2011 № 1606-О-О, от 25.01.2012 № 203-О-О и 185-О-О, от 11.05.2012 № 725-О, 731-О и 726-О, от 29.05.2012 № 905-О, от 19.06.2012 № 1176-О, от 24.09.2012 № 1777-О, от 24.10.2013 № 1664-О, от 22.01.2014 № 219-О, от 17.07.2014 № 1655-О).

В Определении от 17.07.2014 № 1723-О КС РФ отметил, что неустойка (штраф, пени) как способ обеспечения исполнения обязательств и мера имущественной ответственности за их неисполнение или ненадлежащее исполнение по смыслу ст. 12, 330, 332 и 394 ГК РФ стимулирует своевременное исполнение обязательств, позволяя значительно снизить вероятность нарушения прав кредитора, предупредить нарушение.

Учетная ставка ЦБ РФ и неденежные обязательства

Использование учетной ставки Банка России в качестве критерия соразмерности неустойки последствиям допущенного ответчиком нарушения применимо лишь в случаях нарушения денежного обязательства, когда неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства должником позволяет ему неправомерно пользоваться чужими денежными средствами, а необоснованное уменьшение судами неустойки открывает должнику доступ к финансированию за счет другого лица на нерыночных условиях (Постановление Президиума ВАС РФ от 13.01.2011 № 11680/10).

Неустойкой же могут обеспечиваться не только денежные обязательства. Так, Президиум ВАС РФ допускал возможность установления договорной неустойки:

за неисполнение обязательства стороны предварительного договора заключить основной договор (постановления от 12.02.2013 № 13585/12 и от 08.04.2014 № 16973/13);

нарушение арендатором лесного участка технологии лесопользования (Постановление от 10.09.2013 № 3845/13);

несоблюдение подрядчиком требований по обеспечению безопасности дорожного движения при ремонте дорог (Постановление от 09.07.2013 № 1488/13);

непредоставление банковской гарантии (Постановление от 13.10.2011 № 5531/11) и другие подобные нарушения.

Казалось бы, в ситуациях, когда нарушение обязательства не сопряжено с пользованием должником денежными средствами за счет кредитора, учетная ставка банковского процента не может использоваться в качестве критерия соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства. Тем не менее данный критерий нередко применяется судами и при рассмотрении спора о последствиях нарушения неденежных обязательств. Так, суды руководствовались разъяснениями, содержащимися в п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81, при разрешении дел о взыскании неустойки:

за нарушение сроков прибытия специалистов для выполнения работ по гарантийному ремонту предоставленного в лизинг оборудования (Постановление ФАС ЗСО от 18.02.2014 по делу № А45-9078/2013);

неисполнение покупателем квартир обязанности по обеспечению явки уполномоченного представителя для государственной регистрации перехода права собственности (Постановление ФАС МО от 15.07.2014 по делу № А40116560/12);

непредоставление покупателю по предварительному договору доступа к объекту для целей проверки фактического состояния недвижимого имущества (Постановление ФАС МО от 23.06.2014 по делу № А40-132600/13);

обнаружение в вагонах фирменных пассажирских поездов имущества без маркировки или с истекшим сроком эксплуатации (Постановление ФАС МО от 27.03.2014 по делу № А40-29825/13-64-286);

нарушение подрядчиком сроков устранения недостатков в выполненных работах (Постановление ФАС ПО от 24.02.2012 по делу № А49-4746/2011);

нарушение сроков предоставления банковской гарантии в обеспечение исполнения обязательств (Постановление ФАС ПО от 14.02.2012 по делу № А65-11629/2011);

нарушение сроков устранения недостатков поставленного товара (Постановление ФАС УО от 09.06.2014 по делу № А07-8491/2013);

несвоевременное исполнение обязанности по страхованию ответственности (Постановление ФАС СКО от 24.02.2014 по делу № А32-6789/2013) и д р.

Только при нарушении денежных обязательств

Впрочем, по данному вопросу в практике существует и другой подход, в большей степени отражающий экономическую сущность последствий нарушения денежных и иных обязательств.

Так, в п. 6 Рекомендаций Научно-консультативного совета ФАС ВВО от 08.06.2012 отмечается, что в п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81 речь идет о неисполнении лишь денежного обязательства, поэтому если экономически сильный субъект заключает договор, направленный на передачу имущества, выполнение работ, оказание услуг и фактически навязывает контрагенту высокую неустойку на случай просрочки, то данные ситуации не подпадают под установленные данным пунктом пределы снижения, поскольку на стороне должника отсутствует денежное обязательство. Указанные Рекомендации нашли отражение в практике Первого арбитражного апелляционного суда (постановления от 05.07.2013 по делу № А39-5459/2012, от 05.07.2013 по делу № А39-5456/2012, от 04.07.2013 по делу № А79-14179/2012, от 24.06.2013 по делу № А39-113/2013, от 14.06.2013 по делу № А39-118/2013).

ФАС МО, рассматривая дело о взыскании неустойки по государственному контракту, отверг довод государственного заказчика о неправомерном снижении размера неустойки ниже однократной ставки Банка России, мотивировав это тем, что примененная судами мера ответственности не связана с фактом пользования ответчиком чужими денежными средствами (Постановление от 06.06.2014 по делу № А40-147413/13).

В определениях от 19.12.2013 № ВАС-18442/13 и от 13.01.2014 № ВАС-17980/13 коллегии судей ВАС РФ также указывали, что при рассмотрении дел о взыскании неустойки суды, руководствуясь в том числе разъяснениями, содержащимися в Постановлении Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81, должны учитывать конкретные обстоятельства дела и представленные сторонами доказательства, отмечая, что отсутствие у истца негативных последствий, вызванных нарушением ответчиком договорных обязательств, может являться основанием для снижения неустойки в порядке ст. 333 ГК РФ.

Именно такой подход был поддержан Президиумом ВАС РФ в Постановлении от 01.07.2014 № 4231/14. Отменяя Постановление ФАС МО от 10.02.2014 по делу № А40-41623/2013, Президиум ВАС РФ отметил, что снижение судом первой или апелляционной инстанций размера неустойки ниже однократной учетной ставки Банка России само по себе не свидетельствует о неправильном применении нормы ст. 333 ГК РФ и не является основанием для обязательного довзыскания неустойки судом кассационной инстанции. Тем самым Президиум ВАС РФ поддержал позицию судов первой и апелляционной инстанций, которые сочли неприменимыми к обстоятельствам данного дела указания п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81 о кратности размера взыскиваемой судами неустойки учетной ставке Банка России, поскольку неустойка была начислена не в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением денежного обязательства.

В Постановлении от 01.07.2014 № 4231/14 Президиум ВАС РФ также отметил, что с учетом характера нарушения методология начисления за него неустойки может не иметь прямой корреляции со ставкой рефинансирования Банка России. В частности, такая ситуация возникает в случаях, когда неустойка установлена за нарушение обязанности, не связанной с пользованием одной стороной имуществом (включая денежные средства) другой стороны обязательства, поскольку учетная ставка Банка России начисляется на цену товарного или денежного кредита, сумму неисполненного (просроченного) обязательства, не затрагивая иных обязательств сторон по договору.

В этом же Постановлении Президиум ВАС РФ указал на возможность квалификации требования о взыскании неустойки в той ее части, которая является очевидно чрезмерной, в качестве злоупотребления правом, что в соответствии со ст. 10 ГК РФ предполагает отказ лицу в защите принадлежащего ему права.

Необходимо отметить, что применение судами ст. 10 ГК РФ при разрешении требований о взыскании неустойки имело место и до принятия Президиумом ВАС РФ Постановления от 01.07.2014 № 4231/14. Так, ФАС МО при рассмотрении одного из дел указал, что мотивированное лишь ссылкой на формальное соответствие действующему законодательству требование о взыскании неустойки за неисполнение обязательства, к которому кредитор фактически утратил интерес, представляет собой злоупотребление правом, поскольку предъявляется в отсутствие защищаемого субъективного права (Постановление ФАС МО от 15.07.2014 № Ф05-16442/2013 по делу № А40-116560/12-105-1082).

Такой подход в полной мере соответствует правовой позиции, сформулированной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 15.07.2014 № 5467/14, согласно которой превращение института неустойки в способ обогащения кредитора недопустимо и противоречит ее компенсационной функции.

Чем руководствоваться судам?

Несомненная ценность разъяснений, содержащихся в п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81, состоит в определении объективного критерия соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства. Если этот критерий не является универсальным, возникает вопрос: какими критериями должны руководствоваться суды при разрешении споров о взыскании неустойки за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, не являющихся денежными, когда учетная ставка банковского процента не может рассматриваться в качестве критерия соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства?

ФАС МО в Постановлении от 23.06.2014 по делу № А40-132600/13 указал, что степень соразмерности заявленного требования о взыскании неустойки последствиям нарушения обязательства является оценочной категорией, в силу чего только суд вправе дать оценку указанному критерию, исходя из своего внутреннего убеждения и обстоятельств конкретного дела, как того требует ст. 71 АПК РФ. С такой позицией можно согласиться лишь отчасти.

Безусловно, вопрос о пределах снижения неустойки является тем обстоятельством, в отношении которого действует принцип состязательности сторон, в силу чего при заявлении ответчика о несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства суд автоматически не уменьшает ее размера (соответствующая правовая позиция сформулирована в Постановлении Президиума ВАС РФ от 01.07.2014 № 4231/14). Однако определение соразмерной величины неустойки судом не может быть произвольным, поскольку в таком случае неустойка как мера ответственности и способ обеспечения исполнения обязательства утрачивает свои функции.

Представляется, что в качестве критерия соразмерности неустойки может выступать размер убытков, причиненных кредитору в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником. Данный вывод прямо следует из диспозиции ст. 333 ГК РФ, речь в которой идет о соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства.

В соответствии с п. 1 ст. 330 ГК РФ по требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков. Однако это вовсе не означает, что должник, на котором лежит бремя доказывания несоразмерности предъявленной к взысканию неустойки, не вправе с учетом принципа состязательности представить суду возражения, мотивированные тем, что допущенное им нарушение не повлекло для истца убытки, другие неблагоприятные последствия или угрозу их возникновения, либо что размер понесенных истцом убытков несоизмерим с предъявленной к взысканию неустойкой.

Еще одним критерием, который может быть использован судами при разрешении такого рода споров, является размер неустойки, установленной для самого истца на случай неисполнения или ненадлежащего исполнения им собственных обязательств, поскольку закрепленный в ст. 1 ГК РФ принцип равенства участников гражданского оборота предполагает определенную сбалансированность мер ответственности, предусмотренных для сторон одного договора при неисполнении ими обязательств.

Именно такие критерии соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства были, в частности, указаны Президиумом ВАС в Постановлении от 17.12.2013 № 12945/13.