Завещание князя владимира

16.06.2018 Выкл. Автор admin

Духовное завещание Владимира Мономаха

#XI, #XII, #Летопись

Когда Владимир Мономах еще не был киевским князем, однажды, пребывая в Киеве, он свершает маленькое на первый взгляд святотатство: крупными буквами царапает на крещатом столбе в Софии Киевской надпись: «Господи, помози (помоги) рабу своему Володимиру на мънога лета и (дай) прощение грехамъ на Судинь (день)».

Граффити Мономаха ни что иное, как постоянно действующая молитва; другие же приготовления перед грядущим небесным судом он включает в своё знаменитое «Поучение».

Приближение конца чувствуется уже с первых строк. «Сидя на санях, помыслил я в душе и воздал хвалу богу… Дети мои или иной кто, слушая эту грамотку, не посмейтесь…» До четырнадцатого века русских князей хоронили на санях, неважно, зимой ли почил владыче или летом – плавный ход саней мог обеспечить постепенное вхождение государя в вечный покой. Мономаху на момент написания «Поучения» уже 64 года – он чувствует близость к тому суду, которого всю жизнь так страшился.

Но даже на этом фоне загадочным и парадоксальным выглядит то, чем Мономахово «Поучение» заканчивается. В первой части князь дает наставление мирянам, во второй – описывает свои ратные подвиги, третья же часть – это так называемое «письмо Олегу Святославичу», над которым ломали головы многие первостепенные академики, вроде Лихачева.

Незадолго до написания письма Олег Святославич изгоняется Мономахом из Чернигова и терпит поражение под Стародубом. Вскоре он начинает новую войну и совершает военный поход на Муром, который к тому времени был занят сыном Мономаха, Изяславом. В роковом сражении за Муромскую твердыню Изяслав гибнет от руки своего крестника, печально известного Олега Святославича. В «Слове о полку Игореве» тот назван Гориславичем – принесшим много горя из-за своих междоусобных войн (однажды на Русь тот привел даже половцев).

Как же обращается Мономах к убийце своего сына? Он утешает его и сам кается перед ним! «Богу бы тебе покаяться, а ко мне написать грамоту утешительную да сноху мою послать ко мне, – ибо нет в ней ни зла, ни добра, – чтобы я, обняв ее, оплакал мужа ее и ту свадьбу их вместе песен: ибо не видел я их первой радости, ни венчания их за грехи мои».

В мировой истории вряд ли найдется подобное снисхождение князя к своему обидчику, особенно, если учесть ранг Мономаха и его военные возможности. Любой владыка на его месте не преминул бы вспомнить золотое правило средневековой дипломатии: око за око, зуб за зуб. Мономах же действует ровно наоборот.

То, что письмо адресовано Олегу, не вызывает сомнений, несмотря на то, что он ни разу не называется по имени. Почему? Просто с самого начала Мономах сосредотачивается на себе самом, своей душе: «О я, многострадальный и печальный!» – гласят первые строки письма. «Все мы тленны, и потому помышляю, как бы не предстать перед страшным судьею, не покаявшись и не примирившись между собою» (имеется в виду мир между князьями). «Ибо кто молвит: «Бога люблю, а брата своего не люблю», – ложь это. И еще: «Если не простите прегрешение брату, то и вам не простит отец ваш небесный» . Слово «брат» здесь это ведь не только христианское обращение, но и вполне конкретное родство: Олег Святославич является двоюродным братом и кумом Мономаха.

Мономах не осуждает Олега в убийстве своего второго сына Изяслава, ведь без прощения ближнего нельзя предстать перед Страшным судом. Но на это есть и другая причина: военное столкновение под Муромом и его трагичный исход были продиктованы божьей волей: «Суд от бога пришел ему, а не от тебя», – говорит князь. Только смирением можно пройти через житейские горести, только прощением детоубийцы можно заслужить прощение божеское, а что до славы, то это ценность земная: «Сегодня живы, а завтра мертвы, сегодня в славе и в чести, а завтра в гробу и забыты. Другие собранное нами разделят».

Смирение великого князя поражает. Нельзя сказать, что это формальный жест дипломатического великодушия. Все письмо пронизано интонациями прощения, небесного просветления, наконец, слезами, вызванными и падшим сыном, и небесным отпущением, прощением всевышнего.

Эту, в общем-то, простую истину Мономах, не тая, вкладывает и в свое «Поучение», воспринимая свою миссию как мирское служение богу. Оно проще и безыскуснее сурового монашеского отречения, поэтому и доступнее любому мирянину. Прогнать грех, говорит Мономах, можно тремя делами: покаянием, слезами (т.е. молитвой) и милостынею. «И это вам, дети мои, не тяжкая заповедь божия…малым делом можно получить милостынею божию».

«Поучение» Мономаха не переписывалось и дошло до нас в единственном чудом уцелевшем экземпляре в составе Лаврентьевской летописи. Почему наставление великого князя ко всем русским людям, в общем-то, сохранялось под завесой если не тайны, то многозначительного умолчания? Должно быть, вещать массам не было целью Мономаха, ведь смирение и приготовление к суду должно происходить где-то в благопристойной тишине.

Завещание Владимира Мономаха

В этот день, 19 мая/1 июня 1125 года «. не стало Владимира Мономаха, который в этот день окончил свой славный земной путь на семьдесят четвертом году жизни, после тринадцати лет великого княжения.

Он предстал перед Господом близ города Переяславля на реке Альте, у любимой каменной церкви, построенной им в память святого Бориса, здесь убитого; тело Мономаха было перенесено в Киев, и его похоронили рядом с отцом — великим князем Всеволодом в Софийском соборе. Кончина его была… большим горем для всех, а светлая память о нем сохранится навсегда, пока будет существовать Русская земля» (Сказания о Русской земле. Смерть Владимира Мономаха и итоги его правления).


Великий князь Владимир Мономах (1053–1125)

Стал великим князем в 1113 году, провел ряд реформ, занимался упорядочиванием законодательства. Его правление связано с последним возвышением Киева и временным прекращением княжеских усобиц. Уделял большое внимание развитию письменности, по его поручению была сделана вторая редакция «Повести временных лет».

Великий Князь Киевский Владимир Всеволодович, по прозванию Мономах, венцом которого и поныне венчаются наши великие государи, был правнук Равноапостольского Князя Владимира. Он оставил по себе прекрасное завещание, читая которое, мы как будто слышим простые и мудрые речи лучшего из древних наших государей, — этого твердого, крепкого верой в Бога, любимого народом Великого Князя древней Руси. Его завещание или поучение — это святой завет нашей старины, — это голос из тех времен, когда в Киевских пещерах подвизались святые Отцы Печерские, ныне нетленно там почивающие. 770 лет прошло с того времени, как написано это завещание, а оно и ныне имеет всю свою силу, и ныне поучительно для каждого сына русской земли. Предлагаем его в сокращении нашем читателям в переводе на современный язык.

Завещание Владимира Мономаха детям

27 марта 1111 года объединенные силы русских князей под руководством Владимира Мономаха, разбили половцев на реке Сальница (ныне — близ города Изюм Харьковской области)

Владимир Мономах (1053-1125 гг.) — внук Ярослава Мудрого, сын великого князя Киевского Всеволода Ярославича (1078-1093 гг.) и греческой царевны, дочери византийского императора Константина IX Мономаха (отсюда прозвище). Он стал вдохновителем и непосредственным руководителем военных походов против половцев (1103, 1107, 1111 гг.). Половцы потерпели ряд поражений и надолго прекратили набеги на русские земли.

В прекращении княжеских междоусобиц и сплочении сил Руси для отпора половцам.

Будучи одним из инициаторов созыва Любечского съезда князей 1097г., «Пошто губим Русскую землю? — вопрошал Великий князь. — Половцы землю нашу разоряют и рады, что между нами идут войны».

Первую победу Владимир Мономах одержал до сражения, сумев сделать то, что казалось невозможным — объединить своенравных, вечно конфликтующих между собой князей.
Удивительно, но через 900 лет мы из летописи, в подробностях, знаем, как проходили переговоры, будто они проходили вчера: «Дружина же сказала: «Не время теперь губить смердов, оторвав их от пашни». И сказал Владимир: «Но то мне удивительно, брат, что смердов жалеете и их коней, а не подумаете о том, что вот весной начнет смерд этот пахать на лошади той, а половчин, приехав, ударит смерда стрелой и заберет лошадь ту и жену его, и гумно его подожжет. Об этом-то почему не подумаете?». И сказала вся дружина: «Впрямь, воистину так оно и есть». И сказал Святополк: «Теперь, брат, я готов (идти на половцев) с тобою».

И результат не заставил себя ждать, ведь, когда люди поднимаются над частными интересами, умеряют свои амбиции, то Бог, видя это высокое состояние умов и душ, Благословляет начинание.

Противоположный пример, когда, ища славы, действуют в одиночку: князь Игорь потерпел сокрушительное поражение, которое описано в «Слове о полку Игореве».
Также были разбиты монголами на реке Калке три князя Мстислава, вышедшие в поход вместе, но между ними не было единодушия.

В этот раз Владимир Мономах решил перенести боевые действия вглубь территории врага, и если обычно походы совершались в апреле, на этот раз князь выступил с 30 тысячным войском в феврале, имущество везли на санях. Продвижение полков было быстрым и неожиданным.

В «Повести временных лет» летописец описал не только внешнюю сторону похода, но и обосновал суть этого события.

«Ко всем тварям ангелы приставлены; также ангел приставлен к каждой стране, чтобы хранил каждую страну. Молитвами святой Богородицы и святых ангелов смилостивился Бог и послал ангелов в помощь русским князьям против язычников». «И возложили всю надежду свою на крест, проливая обильные слезы. И оттуда прошли через много рек в шестую неделю поста. И прошли к Дону во вторник. И оделись в броню, и построили полки, и пошли к городу Шаруканю. И князь Владимир, едучи перед войском, приказал попам петь тропари, и кондаки креста честного, и канон святой Богородицы».

Город сдался без боя. В летописи сказано, что через день пал и второй крупный половецкий опорный пункт — Сугров.

Половцы потеряли города, но главное сохранили свою армию. Несколько десятков тысяч опытных воинов, степняков-наездников, с детства приученных держаться в седле, стрелять из лука и размахивать саблей рвались в бой отомстить за свои семьи и добро.
В половецком стане верх взяли молодые ханы: «Избивши этих, пойдем в их землю, возьмем их города. И кто тогда защитит их от нас?»

Русские устали, многодневный переход и стычки с небольшими половецкими разъездами ослабили их. Самое время нагрянуть главным силам.

24 марта половцы атаковали передовые части русичей у реки Сальницы. В короткой схватке княжеские полки устояли и отбросили врага. Это была проба сил — главный бой намечался впереди.

Половцы сосредоточились в устье Сальницы. Сюда к ним стекались подкрепления с окрестных территорий. Вскоре к вражескому стану подошли войска русских князей. Утром 27 марта две армии были построены к битве.

Войско половцев было многочисленней полков Мономаха. Половцы хотели окружить русские полки со всех сторон и меткими выстрелами из луков расстроить ряды. Однако, вопреки обычаям, князья, по совету Владимира, сами резко перешли в наступление.
Степняки ожесточенно атаковали пешие полки русских в середине, но копейщики выстояли. В это время фланги, где стояли княжеские дружины, уже разворачивались для нанесения страшного удара. Решающую роль вновь сыграли переяславцы Владимира Мономаха. Русская конница несколько раз разрезала половецкий строй и внесла полную сумятицу в ряды противника. Как пишет летописец: «И падали половцы перед полком Владимировым, невидимо убиваемые ангелом, что видели многие люди, и головы летели на землю, невидимо отрубаемые. И побили их в понедельник страстной месяца марта 27. Избито было иноплеменников многое множество на реке Сальнице. И спас Бог людей своих, Святополк же, и Владимир, и Давид прославили Бога, давшего им победу такую над язычниками, и взяли полона много, и скота, и коней, и овец, и пленников много захватили руками. И спросили пленников, говоря: «Как это вас такая сила и такое множество не могли сопротивляться и так быстро обратились в бегство?». Они же отвечали, говоря: «Как можем мы биться с вами, когда какие-то другие ездили над вами в воздухе с блестящим и страшным оружием и помогали вам?». Это только и могут быть ангелы, посланные от Бога помогать христианам».

Далее летописец заключает: «Это ведь ангел вложил в сердце Владимиру Мономаху мысль поднять братию свою, русских князей, на иноплеменников. Это ведь, видение видели в Печерском монастыре, будто стоял столп огненный над трапезницей, затем перешел на церковь и оттуда к Городцу, а там был Владимир в Радосыни. Вот тогда-то и вложил ангел Владимиру намерение идти в поход».
«Божьей помощью, по молитвам Богородицы и святых ангелов, возвратились русские князья восвояси со славой великою, разнесшейся ко всем людям, так и по всем дальним странам, то есть к грекам, венграм, полякам и чехам, даже и до Рима дошла она, на славу Богу, всегда ныне и вечно и во веки веков, аминь».

Действительно, половцам был нанесен тяжелый удар — многие из них покинули степи Придонья и ушли кочевать к берегам Каспия. Ведь Изюмский перелаз — место стратегическое, здесь же переправлялась дружина Игоря Святославовича во время своего рокового похода на половцев в 1185 году, воспетого в «Слово о полке Игореве».

Сняв угрозу с востока, русские открыли себе возможность освоения новых земель, и вскоре один из восьми сыновей Владимира Мономаха — Юрий Долгорукий основал Москву. При Иване Грозном, здесь пролегала граница Московского царства и татарского Ханства, сюда посылали стрельцов Изюмский шлях сторожить.

Битва при Сальнице — это точка отсчета. Русские князья поняли, что сила в единстве и при Владимире Мономахе Русь была едина.

Так совпало, что славная победа 27 марта в 1111 году пришлась на день Феодоровской иконы Божией Матери, которая является хранительницей Русской государственности. Совпало ли?

Когда 60-летний Владимир Мономах занял Киевский стол. Первым его делом стало реформирование социального законодательства. «Устав» Мономаха существенно дополнил в свод законов «Русскую Правду», значительно ограничил произвол местной администрации и ростовщиков (теперь их прибыль от ссуды не могла превышать 20 процентов), ограничил использование рабского труда и источника его пополнения. В годы его правления на Руси воцарились порядок и покой. Имя русского князя было хорошо известно в средневековой Европе. Он являл образец княжеского служения. Князь был силен, но предпочитал опираться не на силу, а на нравственный закон.

Как пишет Карамзин в «Истории государства Российского»: «Мономах спешил благодеяниями человеколюбивого законодательства утвердить свое право на имя отца народного».

До нас дошло письмо Владимира Мономаха двоюродному брату, князю Олегу Черниговскому — его главному политическому противнику и личному врагу, более того, убийце его сына. Это письмо было написано в самый разгар войны между ними (начало 1097 года).

Когда есть сила, очень велико искушение пойти по простому пути, используя ее, как дополнительную возможность, но Владимир прощает убийцу своего сына и, по существу, снимает с него ответственность за случившееся. Предлагает заключить мир, забыв о прежних обидах, обещает вернуть отобранные волости, но лишь при условии, что и сам Олег смирится и оставит свою гордыню. В этом письме — редчайший случай в истории войн — нет никаких политических требований. Только требования, нравственного порядка: призывы к человечности, состраданию, христианскому долгу. И именно они рассматриваются автором как непременные условия установления прочного мира, способного положить конец междоусобию.

Как отмечал академик Д.С. Лихачев, мировая история не знает «ничего похожего» на это «письмо победителя Мономаха к своему побежденному врагу». Владимир Мономах был человеком хорошо образованным, заботился о развитии древнерусской культуры, в частности истории и литературы.

Всего до нас дошли три произведения Владимира Мономаха. Первое — «Поучение Владимира Мономаха», второе — рассказ о «Путях и ловах» (автобиография), третье — «Письмо к двоюродному брату Олегу Святославовичу».

Всего яснее и лучше изображает его душу поучение, им самим написанное для сыновей. Причем все то, о чем Мономах писал в своем «Поучении», было в буквальном смысле выстрадано им. Хотя поучение в основном построено на Псалмах Давида и других литературных источниках, он мог бы, с полным основанием, сослаться на собственный опыт. Это его духовное завещание, обращенное не только к его собственным сыновьям, но и к другим русским князьям.

Владимира Мономаха можно сравнить с Авраамом, который, пройдя все испытания, сподобился посещения Троицы и узнал, что за его праведность потомков у него будет как звезд на небе. Ведь и потомки русского князя размножились в сотни раз за 1000 лет. Княжили в Москве, Минске и Киеве, освоили 1/6 часть суши. Создали великую культуру, и даже первыми вышли в космос. «Всякое дерево познается по плоду». Сейчас, через тысячелетие, очевидно, что в послании Владимира Мономаха потомкам запечатлена воля Творца. И не случайно происхождения власти помазанника.

В советские времена запустили миф о ее монгольском, а не византийском происхождении, чтобы имя Владимира Мономаха вместе с монархическим принципом власти, как формы ответственного служения, кануло в историческое небытие. Нет уже ни половцев, ни хазар, с которыми доводилось воевать князю, их культура утрачена. Они были подобны строителю, возводившему свой дом на песке, и как значимо, что один из Киевских князей Владимир Мономах возвел свой дом на твердом основании веры. И пока его завет для нас что-то значит — значит, и дом будет стоять.

Когда-то, девять лет назад, я прочел «Повесть Временных лет», и «Поучение» Владимира Мономаха произвело на меня неизгладимое впечатление, стало мировоззренческой основой. Трудно не поверить человеку, наделенному высшей неограниченной властью, прожившему долгую и трудную жизнь полную опасностей. Слова эти глубоко запали в душу. «Поучение» Владимира Мономаха должно быть настольной книгой каждого политика. Завещание Владимира Мономаха никогда не потеряет своей актуальности.

Вот лишь некоторые мысли Великого Князя: «Дети мои или иной кто, слушая эту грамотку, не посмейтесь, но кому из детей моих она будет люба, пусть примет ее в сердце свое и не станет лениться, а будет трудиться. Прежде всего. Бога ради и души своей, страх имейте Божий в сердце своем и милостыню подавайте нескудную, это ведь начало всякого добра».

«О дети мои! Хвалите Бога! Любите также человечество. Не пост, не уединение, не монашество спасет вас, но благодеяния. Не забывайте бедных; кормите их и мыслите, что всякое достояние есть Божие и поручено вам только на время. Не скрывайте богатства в недрах земли: сие противно христианству. Будьте отцами сирот; судите вдовиц сами; не давайте сильным губить слабых. Не убивайте ни правого, ни виновного: жизнь и душа христианина священна. Не призывайте всуе имени Бога; утвердив же клятву целованием крестным, не преступайте оной.
Не соревнуйся с лукавыми, не завидуй творящим беззаконие, ибо лукавые будут истреблены, послушные же Господу будут владеть землей.
Уклонись от зла, сотвори добро, найди мир и отгони зло, и живи во веки веков.
Не имейте гордости ни в уме, ни в сердце, и думайте: мы тленны; ныне живы, а завтра во гробе.
Бойтесь всякой лжи, пьянства и любострастия, равно гибельного для тела и души.
Чтите старых людей как отцов, любите юных как братьев.
И вы, дети мои, не бойтесь смерти, ни битвы, ни зверей свирепых; но являйтесь мужами во всяком случае, посланном от Бога. Если провидение определит кому умереть, то не спасут его ни отец, ни мать, ни братья. Хранение Божие надежнее человеческого. Господь наш — не человек, но Бог всей вселенной, — что захочет, во мгновение ока все сотворит, — и все же сам претерпел хулу, и оплевание, и удары, и на смерть отдал себя, владея жизнью и смертью. А мы что такое, люди грешные и худые? — сегодня живы, а завтра мертвы, сегодня в славе и в чести, а завтра в гробу и забыты, — другие собранное нами разделят. Посмотри, брат, на отцов наших: что они скопили и на что им одежды? Только и есть у них, что сделали душе своей».

А молился Владимир Мономах так: «О Владычица Богородица! Отними от сердца моего бедного гордость и дерзость, чтобы не величался я суетою мира сего в ничтожной этой жизни. Научись, верующий человек, быть благочестию свершителем, научись, по евангельскому слову, «очам управлению, языка воздержанию, ума смирению, тела подчинению, гнева подавлению, иметь помыслы чистые, побуждая себя на добрые дела Господа ради».

Без малого тысяча лет прошла, а к этим словам и сейчас добавить нечего, только теперь уже ясно, что завещание сыновьям лучшее свидетельство того, что духовность — это системообразующий «скелет» нации. Когда человек становится над природными инстинктами, когда побеждает праведность, выживаемость социума постепенно восстанавливается. В момент кризиса и «один в поле воин», состоится катастрофа или нет, может зависеть от единиц.

Ведь любая цивилизация живет по законам живого организма. Дух нации, программа ее развития реализуется через ее выдающихся представителей, помазанников, или, как принято сейчас говорить, «пассионариев». Они выступают зародышевыми клетками, которые формируют весь организм. Киевский князь Владимир Мономах является отцом Триединого русского народа, восточнославянской цивилизации, под названием Русский Мир, он вполне мог бы фигурировать на гривне. Но с таким же правом россияне могли поместить его на рубле или белорусы на «зайчике» — это наш общий предок, и он жив в своем творении. Один из его восьми сыновей Юрий Долгорукий стал основателем Москвы. Но и сейчас имена этих князей заставляют трепетать недругов России, их именами названы самые мощные современные подводные лодки с ядерным вооружением на борту.

Отечество — это не только территория, это еще и смыслы. Американец, зайдя в Макдональдс где-нибудь в Бердичеве, ощутит себя на родине. Русский человек за границей, войдя в Православный храм, тоже почувствует себя на Родине.

Святой Князь Владимир, обратившись из язычества в Христианство и Крестив Русь, заложил фундамент духовного единства славянских племен, но Владимир Мономах с детства был взращен в Православии и он являет собой образец того, как возвышается душа Христианским учением, и не только простого смертного, но и власть имущего.

Пути к святости различны, и Церковь учит тому, что каждый на своем месте потенциально может достичь этого состояния. Мы миряне, сейчас в основном ориентируемся на путь Преподобных, боимся политики, а многие просто уверены, что это грязное дело, забывая, что есть путь Благоверных.

Благоверные князья, понимающие жизнь как форму ответственного служения и запечатлевшие это своей жизнью приближаются к чину ангельскому, потому что ангелы — это служебные Духи.

Благоверные своим жизненным и ратным подвигом свидетельствуют, что врата Царствия Небесного открыты и политикам, но выдержать тяжесть шапки Мономаха по силам далеко не каждому.

Может, пришло время задуматься над канонизацией князя Владимира Мономаха?
Не случайно венец, который по преданию достался ему от византийского императора, стал символом Русской государственности и идеи Третьего Рима.

Владимир Мономах за свою жизнь совершил 83 больших похода. Часто подвергался опасности, а умер своей смертью на 73-м году жизни 19 мая 1125 года Славный победами за русскую землю и благими нравами, как говорят древние летописцы. Эта смерть ознаменовала завершение целой эпохи в истории Древней Руси. Потом было греховное разделение и вследствие этого потеря независимости. На столетия Русь оказалась поделена татарами, Литвой и Польшей.

900 лет назад, на Харьковской земле, Русь одержала историческую победу. В прошлом году мы были свидетелями того, как подписывались исторические Харьковские соглашения между Россией и Украиной, которыми была закрыта эпоха открытого противостояния.

Сергей Моисеев,
председатель Харьковской

A topnotch WordPress.com site

Завещание потомкам Великого князя Владимира Мономаха

Владимир Мономах (1053-1125 гг.) — внук Ярослава Мудрого, сын великого князя Киевского Всеволода Ярославича и греческой царевны, дочери византийского императора Константина IX Мономаха (отсюда прозвище).

«Научись, верующий человек, в сей суетной жизни быть тружеником благочестия; приучай, по слову Писания, язык к воздержанию, ум к смирению, очи к послушанию, все тело — к полному повиновению душе; истребляй в себе гнев, имей помыслы чистые, понуждай себя на добрые дела ради Господа. Отнимают у тебя что — не мсти; ненавидят, притесняют — терпи, хулят — моли, умерщвляй в себе грех…»

Из завещания Владимира Мономаха

…В то время, когда римские папы и католические прелаты были одержимы жаждой денег и власти, под видом крестовых походов организовывая новые иудейские гонения на христиан, великий государственный муж Руси, ее правитель – князь Владимир Мономах составлял завещание потомкам:

«Первое дело — ради Бога и ради спасения души своей имейте страх Божий в сердце своем и творите милостыню щедрой рукой: она — начало всякому добру. Вы, юноши, будьте душою чисты, непорочны, в беседе кротки, за столом скромны, при старых людях молчите, умных людей слушайте, старшим повинуйтесь, с равными себе и с младшими обходитесь с любовью; беседу ведите без лукавства, больше вникайте в дело, не горячитесь на словах, не бранитесь, не предавайтесь безрассудному смеху; старших уважайте, с потерявшими стыд женщинами в беседу не вступайте…

Подумайте, дети мои, как милостив к нам Человеколюбец Бог и премилостив. Мы вот люди грешные и смертные, а все же, если кто причинит нам зло, мы готовы, кажется, тут же приколоть его и отомстить; а Господь наш, Владыка живота и смерти, терпит нам грехи наши, хотя они превышают главы наши, и во всю жизнь нашу, как Отец, любящий свое дитя, и наказывает, и опять привлекает нас к Себе. Он указал нам, как избавиться от врага и победить его, — тремя добрыми делами: покаянием, слезами и милостыней. И не тяжела, дети мои, сия заповедь Божия, чтобы сими тремя добродетелями избавиться от грехов и не лишиться Царства Небесного. И Бога ради не ленитесь, дети, умоляю вас, не забывайте вы этих трех добродетелей: они вовсе не так тяжки, как одинокая жизнь, монашество, строгие посты, которые иные благочестивые люди налагают на себя, — не трудное дело эти добродетели, а милость Божию получишь за них…

И если Бог смягчит ваше сердце, то плачьте о грехах ваших и скажите: Господи! Якоже блудницу и разбойника, и мытаря помиловал еси, тако и нас грешных помилуй! И в церкви так делайте, и дома, ложась в постель. Не грешите, не забывайте никогда на ночь класть земные поклоны, а если занеможете, то хотя бы трижды поклонитесь. Сими ночными поклонами и пением человек побеждает диавола, и что согрешит днем — ими избавляется от греха. Даже и в дороге, на коне сидя, если ни с кем не разговариваете, то, чем думать пустое, повторяйте втайне молитву: Господи помилуй, — если уж других молитв не знаете. Эта молитва легче всякой другой. А паче всего убогих не забывайте, а по силе кормите их, помогайте сироте; защищайте вдовицу и не допускайте людям сильным губить слабого человека.

В разговорах о добром и худом не клянитесь именем Божиим, не творите при этом крестного знамения, в этом нет никакой нужды. А когда придется крест целовать — присягу принимать, то целуйте только в том случае, когда можете устоять в этой присяге, и когда поцелуете крест, то смотрите, чтобы нарушением клятвы не загубить вам душ своих. Епископов, священников и весь духовный чин, чтите и любите, с любовью принимайте от них благословение, не сторонитесь от них, и доставляйте им потребное, а они будут молиться за вас Богу. А паче всего берегитесь гордости и в сердце, и в уме. Так себе будем говорить: мы — люди смертные, сегодня мы живы, а завтра ляжем в гроб; все, что Ты, Господи, дал нам — не наше, а Твое; Ты поручил это нам лишь в несколько дней… Берегись лжи, пьянства и блуда: во всем этом погибнет и душа, и тело. Куда пойдете, и где остановитесь, напоите, накормите бедняка… Что знаете доброго, того не забывайте, чего не знаете — учитесь… А леность — всему злу мать. Ленивый, что и знает, то забудет, а чего не знает, тому никогда не научится.

Смотрите, чтобы солнце не заставало вас в постели. Так делал отец мой и все добрые старые люди. Он встречал солнце с молитвой и славил Бога с радостью… Читая грамотицу эту, потщитесь, дети, на добрые дела, славя Бога и святых Его. Смерти не бойтесь, дети: кто может вам повредить, если Бог не попустит? А если судил Бог умереть — никто не убережет тебя. Божие хранение лучше человеческого…»

Источник: Книга «Латинский рейх. Историко-богословский сборник». М. 2013

Долобский съезд князей Свидание Владимира Мономаха с князем Святополком. Художник Алексей Кившенко

Завещание князя владимира

Духовные завещания князя Владимира Андреевича Долгорукова // Русский архив, 1896. – Кн. 2. – Вып. 4. – С. 581-587.

ДУХОВНЫЯ ЗАВЩАНИЯ КНЯЗЯ ВЛАДИМИРА АНДРЕЕВИЧА ДОЛГОРУКОВА.

1892 года Февраля 18-го дня, по указу Его Императорскаго Величества, Московский Окружный Суд по IV -му отделению, в публичном заседании, открытом под председательством товарища председателя Н. И. Покровскаго, в составе членов, князя С.М. Крапоткина и О. Я. Ягелло, слушал дело об утверждении к исполнению двух домашних духовных завещаний генерал-адъютанта, генерала от кавалерии князя Владимира Андреевича Долгорукова и заключение товарища прокурора Н. Я. Кленина.

25 Июля и 12-го Декабря 1891 года представлены в Окружный Суд два духовных завещания, совершенныя домашним порядком, умершаго в Париже 1-го Июля 1891 года члена Государственнаго Совета князя Владимира Андреевича Долгорукова, следующаго содержания.

«Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. 1885 года Июля 17-го дня, я, нижеподписавшийся, Московский генерал-губернатор, генерал-адъютант, генерал от кавалерии, князь Владимир Андреевич Долгоруков, находящийся в здравом уме и твердой памяти, составил это духовное завещание в следующем.

1-е. Я желаю, чтобы по кончине моей тело мое было положено в простой дубовый гроб необитый парчею, перевезено до станции Николаевской железной дороги в Москве и со станции той же дороги до кладбища в С.-Петербурге на простых дрогах, запряженных парою лошадей, и предано было земле на Смоленском кладбище в С.-Петербурге, в фамильном склепе, подле могилы жены моей, без приглашения к отпеванию тела моего войска.

2. Распоряжения по погребению тела моего прошу принять на себя генерал-адъютанта Николая Васильевича Воейкова, действительнаго тайнаго советника Александра Павловича Дегая, почт-директора Московскаго Почтамта действительнаго статскаго советника

Семена Сергеевича Подгорецкаго и Московскаго вице-губернатора князя Владимира Михайловича Голицына. Аминь.

К сему духовному завещанию, писанному мною со слов и по воле завещателя, Московскаго генерал-губернатора, генерал-адъютанта, генерала от кавалерии князя Владимира Андреевича Долгорукова, находящагося в здравом уме и твердой памяти, присяжный поверенный Андрей Евдокимович Нос руку приложил. К сему духовному завещанию Московский генерал-губернатор, генерал-адъютант, генерал от кавалерии князь Владимир Андреевич Долгоруков руку приложил. Что c и e духовное завещание действительно составлено Московским генерал-губернатором, генерал-адъютантом князем Владимиром Андреевичем Долгоруковым, писано, по просьбе его присяжным поверенным Андреем Евдокимовичем Носом, подписано им, завещателем князем Владимиром Андреевичем Долгоруковым, и что я, при подписании мною сего завещания, лично видел его, завещателя князя Владимира Андреевича Долгорукова и нашел его в здравом уме и твердой памяти, в том свидетельствуя, подписуюсь действительный статский советник Михаил Степанович Мостовский. В том же свидетельствуя подписуюсь отец духовный завещателя князя Владимира Андреевича Долгорукова, протоиерей Александр Ильинский,

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. 1885 года Июля 17-го. Я нижеподписавшийся, Московский генерал-губернатор, генерал-адъютант, генерал от кавалерии князь Владимир Андреевич Долгоруков, находящийся в здравом уме и твердой памяти, в дополнение перваго моего духовнаго завещания, составленнаго домашним порядком сего же 17-го Июля 1885 года, составил это второе духовное завещание, в следующем.

1) Прошу внести на вечное о душе моей поминовение государственными процентными бумагами по нарицательной цене для пользования процентами: а) в церковь Смоленскаго в Санктпетербурге кладбища, где будет предано земле тело мое, и в Болдин монастырь Смоленской губернии 1 ), где предано земле тело покойнаго моего батюшки-родителя—по три тысячи рублей, и б) в Московский Новодевичий монастырь, где предано земле тело покойной моей матушки-родительницы 2 ), в Александро-Невскую в Санктпетербурге Лавру,

1 ) Болдин-Троицкий мужской монастырь 3-го класса, в 16 верстах от города Дорогобужа. По близости от него находилась вотчина князева отца, статскаго советника князя Андрея Николаевича (род. 1772 f 1843). П. Б.

2 ) Княгини Елисаветы Николаевны, ур. Салтыковой (f 1857). П. Б

где погребены мои родственники, в Свято-Троицкую Сергиеву Лавру и в домовую церковь при доме Московскаго генерал-губернатора— по две тысячи рублей.

2) Прошу также выдать государственными бумагами по нарицательной цене для пользования процентами: а) По три тысячи рублей— приюту моего имени в Москве в ведомстве Московскаго Совета Детских приютов, безплатной лечебнице моего имени в Москве, состоящей при Комитете «Христианская Помощь» Российскаго Общества Краснаго Креста, и Ломоносовской семинарии, состоящей при Лицее Цесаревича Николая в Москве, для учреждения стипендий *); б) по две тысячи—больнице имени Его Императорскаго Величества Государя Императора Александра III -го, убежищу для увечных воинов в селе Всесвятском, где находится дом имени моего; ремесленному училищу моего имени при Мясницком отделении больницы для чернорабочих в Москве; Православному Миссионерскому Обществу в Москве; Кирилло-Мефодиевскому Обществу в Москве для содержания церковно-приходских училищ; Мариинскому Приюту Московскаго Общества попечения о детях лиц ссылаемых по судебным приговорам в Сибирь; Коммисии публичных народных чтений, состоящей при Императорском Обществе распостранения полезных книг, и Московскому Художественному Обществу, для ежегодной выдачи из процентов премий лучшему ученику класса живописи, в) По одной тысяче рублей—мастерской для безприютных моего имени в Москве, Православному Свято-Никольскому братству в городе Ковно, отделу распространения духовно-нравственных книг Общества Любителей Духовнаго Просвещения в Москве, Московской Покровской Епархиальной Общине сестер милосердия, Александровской Общине сестер милосердия «Утоли моя печали» в Москве, Обществу Любителей церковнаго пения, Московскому Благотворительному Обществу 1837 года, Московской Глазной больнице, лечебнице для приходящих больных Московскаго Попечительнаго о бедных комитета Императорскаго Человеколюбиваго Общества, безплатной лечебнице для бедных, учрежденной военными врачами в Москве; богадельне в селе Васильевском Ржевскаго уезда, Тверской губернии; богадельне для престарелых женщинъ, состоящей при 1-м Басманном отделении Дамскаго Попечительства о бедных в Москве; Московскому Комитету для оказания пособий пострадавшим от народных бедствий;

*) Ломоносовская семинария закрылась еще до кончины князя В. А. Долгору кова. П. Б.

Коммиссии снабжения безплатно топливом беднейших жителей Москвы; Московскому Обществу пособия несовершеннолетним, освобожденным из мест заключения; Стрекаловской женской ремесленной школе Общества Поощрения Трудолюбия в Москве и Императорскому Обществу для содействия Русскому Торговому Мореходству в Москве, для ежегодной выдачи из процентов пособий беднейшим ученикам мореходных классов на Белом Море. г) По пятисот рублей— Благотворительному Обществу при 1-й Московской больнице, таковому же Обществу при второй Московской Городской больнице, Ольгинскому Благотворительному Обществу при больнице имени Императора Александра III -го в Москве, Благотворительному Обществу при Императорской Екатерининской больнице в Москве, таковому же Обществу при Московской Мариинской больнице и Московскому Обществу бывших университетских воспитанников. д) Императорскому Московскому Университету две тысячи рублей для взноса из процентов с этой суммы платы за слушание лекций недостаточными студентами, е) Вяземскому приюту моего имени, состоящему при Вяземском (Смоленской губернии) благотворительном комитете—одну тысячу рублей.

3) Завещаю в полную собственность дочери моей, жене генерал-адъютанта Варваре Владимировне Воейковой все фамильные портреты и бюсты, а также и все скульптурныя произведения, вазы, старинный фарфор, старинное и драгоценное opy жие , изделия из бронзы и слоновой кости, разныя кабинетныя вещи и другие тому подобные старинные и редкостные предметы, равно все предметы роскоши и искусства, какие окажутся в день моей смерти в занимаемом мною помещении, за исключением пожертвованных 4 /16 Апреля 1881 года Московскому Публичному и Румянцовскому Музею предметов, поднесенных мне представителями сословий, обществ и учреждений и частными лицами в дни празднования моих юбилеев 30-го Августа 1875 года и 14 Апреля 1879 года. Равным образом завещаю в полную собственность ей же, дочери моей Варваре Владимировне Воейковой, столовое серебро, бронзу, фарфор, хрусталь и другие предметы сервировки.

5) Из движимаго имущества моего меховыя вещи, белье, платье и обувь должны быть распределены в полную собственность между моим камердинером и его помощником в такой пропорции, чтобы из этих вещей на три пятых их стоимости поступило камердинеру, а на две пятых его помощнику.

6) Назначаю выдачи всем лицам, которыя будут находиться у меня в услужении по частному найму в день моей смерти, а равно и низшим служителям из числа состоящих у меня лично в услужении по должности моей Московскаго генерал-губернатора, а именно: а) в размере трехгодоваго жалованья камердинеру, б) в размере двухгодоваго жалованья его помощнику, в) в размере годоваго жалованья всем остальным и г) по сту пятидесяти рублей сержантам казеннаго генерал-губернаторскаго дома в Москве: Гавриле Ремизову, Василию Каверину и Василию Корягину и тем курьерам, которые будут находиться на моей половине.

7) Для исполнения воли моей, изложенной в первой, второй и шестой статьях этого завещания, назначаю капитал в шестьдесят тысяч и все движимое мое имущество, какое окажется в день моей смерти, за исключением а) святых икон, б) предметов пожертвованных мною при жизни Московскому Публичному и Румянцовскому Музею и в) предметов, о коих мною сделаны завещательныя распоряжения в статьях третьей, четвертой и пятой настоящаго завещания.

8) Прошу председательницу состоящаго под Августейшим покровительством Общества Поощрения Трудолюбия в Москве, жену действительнаго статскаго советника Александру Николаевну Стрекалову привести в исполнение распоряжения мои, изложенныя в первой, второй и шестой статьях этого завещания, для чего и прошу ее, г-жу Стрекалову, приказать продать все движимое имущество, означенное в седьмой статье этого завещания и вырученныя деньги присоединить к упомянутому в той статье капиталу, и из составившейся общей суммы покрыть расходы по приобретению процентных бумаг для выдачи вышеозначенным учреждениям и произвести выдачи награждения лицам, упомянутым в шестой статье этого завещания, а также заплатить долги *), если таковые окажутся, фабрикантам, ремесленникам и торговцам, поставлявшим для дома моего предметы. Затем все, что останется за таковым распределением, я прошу ее же Александру Николаевну Стрекалову раздать по ея усмотрению бедным столичнаго города Москвы и богоугодным и благотворительным заведениям этой столицы из числа непоименованных во второй статье этого завещания.

9) Прошу ее же Александру Николаевну Стрекалову, по совещании с духовным отцем моим, распределить все святыя иконы,

*) Долгов этих почти не оказалось, вопреки распространенной молве. П. Б.

которыя окажутся в день моей смерти, в занимаемом мною помещении, за исключением пожертвованных мною Московскому Публичному и Румянцовскому Музею, поместив их: а) в домовой церкви, что при доме Московскаго генерал-губернатора, б) в домовой церкви генерал-адъютанта Николая Васильевича Воейкова в Санктпетербурге, в) в Московском Новодевичьем монастыре, г) в церкви на Смоленском в Санктпетербурге кладбище, д) в Болдине монастыре Смоленской губернии и е) в Свято-Троицкой Сергиевской Лавре.

10) Из особаго оставшагося после смерти моей денежнаго капитала, сверх упомянутаго в седьмой статье настоящаго завещания, назначаю. действительному статскому советнику Григорию Антоновичу Захарьину одну тысячу рублей или подарок такой же стоимости, по одной тысяче пятисот рублей надворному советнику Ивану Максимовичу Кондратьеву и надворному советнику Егору Лукьяновичу Васильченко; по одной тысяче руб. статскому советнику Сергею Семеновичу Голубкову и надворному советнику Владимиру Георгиевичу Глики; по пятисот рублей действительному статскому советнику Николаю Ивановичу Стуковенкову и врачу Дмитрию Алексеевичу Сергиевскому и десять тысяч рублей коллежскому секретарю Александру Алексеевичу Оленину, если за вышеозначенными выдачами, определенными пунктами а, б, в и г десятой статьи этого завещания из особаго упомянутаго в этой статье капитала образуется остаток.

11) Настоящим завещанием, вторым составленным в дополнение перваго писаннаго сего же числа, я отменяю все завещания, составленныя мною прежде сего числа, и прошу считать действительными только два завещания, это и первое, составленныя Июля 17-го сего 1885 года, Аминь.

(Следуют теже подписи, что и при первом завещании).

Второе завещание изложено на трех листах и скреплено завещателем. Из заявления об оставшемся после князя Долгорукова имуществе видно, что оно состояло в капитале и процентных бумагах на сумму по законной оценке 39,449 рубл. 86 коп. и показано предъявленных долгов к опеке над имуществом князя Долгорукова на 8782 рубля 66 коп. Подписавшие завещания свидетели Ильинский и Мостовский при допросе их 7 Января 1892 года на суде показали, что завещание это подписали по личной просьбе самого завещателя, котораго при этом лично видели и нашли в здравом уме и твердой памяти.

Исполнение духовных завещаний князя В. А. Долгорукаго принял на себя (за отказом А. Н. Стрекаловой) приятель его и некогда сослуживец, шталмейстер Петр Владимирович Бахметев.

Согласно воле покойнаго князя, назначено было выдать в поименованные им монастыри, церкви, благотворительныя учреждения, прислуга и проч. 64000 рублей. За исключением 3000 р. в Ломоносовскую семинарию, состоявшую при Лицее Цесаревича Николая и мастерской для безприютных имени князя в Москве 1000 рубл., были выданы нотариальным порядком 60000 р. согласно указанию, а 4000 р. не были выданы потому, что Ломоносовская семинария и мастерская уже закрылись.

Фамильные портреты, бюсты, скульптурныя произведения, старинный фарфор, старинные и редкостные предметы, равно предметы роскоши и искусства, завещанные дочери покойнаго князя, за отказом ея от принятия наследства, переданы внукам покойнаго, князьям Долгоруковым, утвержденным в правах наследства Московским Окружным Судом.

Все предметы, поднесенные представителями сословий, обществ, учреждениями и частными лицами, согласно воле покойнаго, переданы в Румянцовский Музей.

Согласно воле покойнаго князя все принадлежавшее ему движимое имущество продано аукционным порядком.

Продажа производилась Городской аукционной камерой. Долгов частных на покойном князе оказалось всего 8782 р. 66 к., из коих 1600 рублей в Петербурге. Эти долги сполна уплачены.

После покойнаго князя осталось процентными бумагами и деньгами 39449 р. 86 к., аукционной продажею выручено 56239 р. Бриллиантовые медальоны жалованные проданы в Кабинет Его Императорскаго Величества за 15000 рублей, с княгини Александры Иосифовны Голицыной получено 4194 руб. Всего 115683 рублей 86 коп.

За уплатою по всем статьям, означенным покойным князем в духовных его завещаниях, осталось его денег около 45 тысяч рублей, которые розданы и раздаются бедным людям, в память его, на Поварской, в Казаковском приюте.

Вот как любил Москву и Москвичей ея уроженец и вечно памятный генерал-губернатор.

Читайте так же:  Приказ на основной и дополнительный отпуск образец