Налог основное понятие финансовой науки

21.06.2018 Выкл. Автор admin

5. Финансовая-наука

Вторая половина XIX в. стала временем расцвета буржуазной финансовой науки. Определяющее влияние на развитие исследований оказали усиление экономических функций государства, рост общегосударственных и местных расходов, несбалансированность бюджетов, борьба пролетариата за социально-экономические права.

Фундаментальный характер влияния политической экономии и государственного права на развитие финансовой науки определил становление финансовых школ, отличавшихся методологией исследования финансовых институтов и категорий, социальной направленностью анализа. Наиболее крупные течения буржуазной политической экономии породили собственные финансовые школы. Так, новая историческая школа в Германии вызвала к жизни историческую школу финансов (Л. Штейн, В. Рошер, Ф. Нейман и др.). Описательный характер финансовой науки, обилие исторической статистической информации привели к появлению многотомных фолиантов, трудно читаемых из-за утомительных экскурсов в историю многочисленных германских государств. Наиболее известные представители немецкой школы «государственного социализма» в области финансовой науки — Г. Кон, А. Шеф- фле, А. Вагнер. Последний был крупнейшим германским теоретиком науки о финансах во второй половине XIX в.

Проявлением вульгаризации буржуазной политической экономии как методологии финансов стало развитие догматического направления в науке. Его признаки — преимущественное внимание к финансовым классификациям налогов, бюджета, займов и др. Особенно эти черты отличали французскую финансовую школу в лице ее крупнейших представителей П. Леруа-Болье, Р. Стурма (в русской транскрипции Штурма), Л. Сэя.

На основе теории предельной полезности возникла самостоятельная международная финансовая школа, которую представляли Э. Сакс (Австрия), Л. Вальрас (Швейцария), У. Джевонс (Англия), Э. Селигмен (США). Наиболее интенсивно представителями этого направления разрабатывалась теория налогов и их переложения.

История науки рассматриваемого периода характеризуется расцветом русской финансовой школы (Н. X. Бунге, И. И. Янжул, С. Ю. Витте, И. X. Озеров, П. Ген- зель, В. Н. Твердохлебов и др.)* В России наука о финансах развивалась в системе юридических наук. Русскую школу отличала самостоятельная трактовка и анализ методологии финансовой науки. Исследовался и такой малоизученный аспект финансов, как их география 19.

В каждом из разделов науки появились новые актуальные темы. Были преодолены представления первой половины XIX в. о том, что налог — это плата за государственные услуги. Лишь наиболее консервативные государственные деятели и ученые продолжали придерживаться этой точки зрения (например, во Франции — А. Тьер, П. Леруа-Болье). А. Вагнер внес в определение налога элемент его социальных функций, разрабатывая положение о том, что налогами должны смягчаться классовые антагонизмы 20.

Вопрос о том, какие налоги лучше — прямые или косвенные, продолжал оставаться актуальной темой финансовых сочинений. Консервативные ученые со ссылкой на закон распределения доходов В. Парето, истолковываемый как доказательство большой совокупной величины доходов низкооплачиваемых слоев населения, убеждали в желательности и законности роста косвенных налогов (С. И. Иловайский — в России, П. Леруа-Болье — во Франции). Представители буржуазно-демократического течения отмечали финансовую необходимость этих налогов как основного резерва роста государственных доходов.

Венцом налоговых систем на рубеже XIX—XX вв. был признан подоходный налог. Во всех развитых странах появились десятки сочинений, посвященных его исследованию и пропаганде (в России, например, это была работа И. Озерова «Подоходный налог в Англии», изданная в 1898 г.).

Новой темой для финансовой литературы стало обсуждение проблемы: за какими налогами будущее — пропорциональными или прогрессивными. Идея прогрессивного обложения явилась прямым результатом борьбы рабочего класса за социальную справедливость.

Наиболее интересным и трудным разделом финансовой науки продолжала оставаться теория переложения налогов. К середине XIX в. была изжита классическая (по

Смиту) трактовка переложения. Почти сошла на нет теория «диффузии налогов» Н. Канара. Ее продолжали придерживаться лишь А. Тьер (Франция) и О. Бисмарк (Пруссия). Почти во всех национальных школах были сделаны правильные выводы о слабой переложимости подоходного налога, предпочтительности с этой точки зрения личных налогов перед реальными, непереложимо- сти налогов с наследств и дарений. Теоретическое обоснование этой линии было достигнуто методами математического анализа в рамках школы предельной полезности. Наиболее известные тогда труды по теории переложения налогов принадлежали М. Панталеони (Италия) и Э. Селигмену (США) 21.

Следует отметить падение интереса к разработке проблем государственного кредита. Были изжиты ошибочные теоретические воззрения ученых первой половины XIX в. о том, что займы — простое перемещение ссудного капитала внутри страны, а также что государственные долги уплачиваются будущими поколениями, наконец, что займы увеличивают национальные сбережения. Перестал обсуждаться вопрос, что лучше: займы или налоги? Доходы, полученные посредством системы государственного кредита, были признаны в науке как второй (после налогов) метод финансирования государственных расходов.

Было разработано определение государственного бюджета, под которым понимался еще не сам денежный фонд, аккумулируемый государством, а только юридический акт, содержащий предварительное одобрение государственных доходов и расходов 22.

Увеличилось число сочинений, посвященных государственному бюджету. Эта тема широко разрабатывалась во Франции (Р. Стурм, Л. Сэй). Сторонники догматической школы, исследуя состояние бюджетов, пришли к одностороннему выводу, что рост государственных расходов — прогрессирующее зло. Представители буржуазно-демократического лагеря порицали рост военно-полицейских расходов государства, а также их увеличение в связи с управлением государственным долгом. Но в то же время научно обосновывалась необходимость увеличения социальных расходов буржуазного государства.

Новым разделом науки стали местные финансы. Исторически первой здесь начала исследоваться система доходов местных органов управления, а внутри ее сферой преимущественного внимания стали местные налоги. Появились теории коммунального обложения. Именно тогда в буржуазной науке утвердились взгляды, согласно которым общеподоходные и общепоимущественные налоги непригодны для коммунальных финансов 23.

Перед первой мировой войной появились признаки дальнейшего роста финансовых знаний в следующих направлениях: финансовая статистика, финансы отраслей народного хозяйства, финансы государственных предприятий, международный государственный кредит. Разработка этих проблем началась уже в условиях послевоенного периода.

Зарождение финансовой науки. Генезис науки. Теория единого налога. Первые учебники финансовой дисциплины

Зарождение финансовой науки относится к XV-XVI вв., когда в различных странах феодальной Европы появились первые сочинения, в которых предметом научного анализа стала экономическая основа существования государства. Ранней предпосылкой становления науки было накопление опыта развития финансовых отношений в средневековых европейских городах, обладавших вольным статусом и собственной материальной базой. На этой основе появились сочинения с элементами финансового анализа в XV в. в Италии.

Но настоящим фундаментом науки стало развитие финансовых отношений в ходе образования централизованных государств — абсолютных монархий. Для обозначения науки, изучающей систему денежных отношений, обусловленных существованием и функционированием государства, термин «финансы» (от латинского financia — денежный платеж) впервые начал широко применяться во Франции в XVI в. Именно в этот период феодальные монархии оказались перед лицом крупных финансовых проблем из-за роста расходов на армию, содержание королевского (царского) двора, государственного аппарата.

Практика определила главную функцию финансовой науки — изыскать и теоретически обосновать новые источники государственных доходов. С первого дня своего возникновения финансовая наука носила ярко выраженный классовый характер: или она представляла точку зрения правящего класса и эксплуататорского государства, или защищала налогоплательщиков.

В своем развитии финансовая наука прошла ряд этапов. Начиная с XV и до середины XVII в. в процессе зарождения финансовой науки развивались учения о государственных доходах с выделением доходов от домена и регалий, исследовались бюджеты феодальных государств. Со второй половины XVII и до конца XVIII в. предпринимаются первые попытки анализа государственных расходов, идет интенсивная разработка принципов налогообложения и идей налоговой справедливости, появляются первые учебные пособия по финансам.

Генезис науки связан с такими именами, как Д. Карафа (Италия, XV в.), И. Пересветов и Ермолай-Еразм (Россия, первая половина XVI в.), Жан Боден и Григорий Тулузский (Франция, вторая половина XVI в.). На первых этапах в развитии науки о финансах важную роль играли крупные государственные и хозяйственные деятели, например французские сюринтенданты и генеральные контролеры финансов — от М. Сюлли до Ж. Неккера.

Произведением, пользующимся европейской известностью, стал труд Ж. Бодена «О государстве», вышедший в свет в 1577 г. на французском языке, а в 1586 г. переведенный на латынь*. Финансовые сведения содержит вторая глава шестой книги указанного сочинения. В ней дана классификация государственных доходов (названы семь главных источников).

Исследование доходов было характерным для всей ранней финансовой литературы. Это внимание к одному из разделов науки объясняется теми финансовыми проблемами, с которыми столкнулись европейские государства в ходе централизации политической власти. Нехватка обычных для средневековья источников доводов — от домена (королевского и государственного имущества) и регалий (привилегий на получение определенных видов государственных доходов) — сделала актуальным вопрос об отношении к такому финансовому институту, как налоги.

Ж. Боден и вся средневековая финансовая наука вплоть до эпохи ранних буржуазных революций высказывались за осторожное отношение к налогам. К ним следует прибегать только в крайних случаях — бедствий и войн. Рекомендация финансовой науки — максимально увеличить доходы от домена. Они предпочтительны с фискальной и юридической точек зрения, как наиболее законный вид государственных доходов. Финансовая наука выработала средство и на случай непредвиденных расходов — накапливание сокровищ. Проблема доходов от домена и накапливания сокровищ для ведения войн не стала историческим достоянием XVI в. Эти финансовые рецепты, являющиеся попыткой повернуть экономическую историю вспять — в раннее средневековье, разрабатывались и впоследствии: во французской финансовой литературе первой половины XVII в. (М. Сюлли и А. Ришелье) и германской литературе второй половины XVIII в. (И. Юсти и И. Зонненфельс). Заслугой Ж. Бодена было требование всеобщности налогов и недопустимости налоговых иммунитетов правящего класса. Эта прогрессивная идея стала лейтмотивом налоговой литературы вплоть до буржуазной революции 1789-1794 гг.

Внимание к государственным доходам было характерно и для русской литературы XVI в. Но акцент в произведениях И. Пересветова и Ермолая-Еразма делался на необходимости централизации финансов страны (в конкретно-историческом случае России — отмене кормлений). Как и у многих исследователей XVI в., у Ермолая-Еразма в произведении «Благохотящим царем правительница и землемерие» есть и архаичные финансовые проекты: перейти от денежных налогов к натуральным.

В первой половине XVII в. наряду с анализом традиционных источников доходной базы государства разрабатывалась (особенно во Франции) категория экстраординарных доходов от рентных займов. Изучались способы их конверсии. Исторически появление такой темы объяснимо огромным увеличением расходов казны в связи с серией гражданских войн и международных конфликтов конца XVI — первой половины XVII в.

В этой связи представляют интерес труды французского сюринтенданта финансов М. Сюлли. Этот крупный государственный деятель стоял во главе финансового хозяйства Франции в конце XVI — начале XVII в. Им разрабатывались в теории и осуществлены на практике такие мероприятия, как аннулирование государственных займов, их конверсии, реорганизация откупной системы. Последняя вызвала появление во Франции социальной прослойки «финансистов» — государственных кредиторов и чиновников налогового аппарата. С 1598 г. во Франции под эгидой М. Сюлли началось регулярное составление росписи государственных доходов и расходов, т. е. были заложены основы бюджетного дела*.

В «Политическом завещании» кардинала А. Ришелье финансам посвящен седьмой раздел девятой главы. В самом названии главы — «Здесь показано, что золото и серебро являются одной из главных и наиболее необходимых сторон могущества государства» — ощущается влияние меркантилизма. Общие соображения А. Ришелье по проблемам финансов вошли в литературу под названием финансовых максим кардинала. Он сравнивает финансы с нервами государства и Архимедовой точкой опоры. Сформулированы принципы налогообложения: «Необходимо, чтобы деньги, извлекаемые государем от своих подданных, находились в соответствии с их возможностями, и не только не разоряли, но и не наносили имуществу значительного ущерба. Но если не следует отягощать излишне, то не следует также и требовать меньше, чем это необходимо для государства»*. В «Завещании» А. Ришелье представляет и анализирует два проекта бюджетной реформы, причем он выбирает тот из них, где снижение государственных расходов предусмотрено за счет конверсии рентных займов и уменьшения жалованья чиновникам, т. е. он отдает предпочтение устоявшимся со времен М. Сюлли методам оздоровления финансов (во второй половине XVII в. эту линию продолжил Ж. Кольбер). Второй (радикальный) проект реформы, связанный с такими изменениями доходной базы бюджета, которые включали переход от сословных поземельно-поимущественных налогов (тальи) и регалий к косвенным налогам, кардинал Ришелье отвергает, по опыту зная, что рост косвенных налогов вызывает народные волнения.

Читайте так же:  Пенсия военным пенсионерам в апреле 2019

Примечательно выделение трех типов государственного бюджета: мирного, военного и послевоенного. Для мирного времени А. Ришелье предусматривает уравновешенность доходов и расходов; для военного — увеличение экстраординарных доходов от продажи государственных рент и должностей; для послевоенного основная цель финансовой политики — ликвидация бюджетного дефицита и выплата государственного долга. К государственному кредиту и кредиторам он относится как к необходимому злу*. Для мирного времени экстраординарные займы и высокие налоги им осуждены.

М. Сюлли и А. Ришелье разрабатывали вопросы финансовой теории с точки зрения фискальных интересов государства. В политэкономическом трактате их современника А. Монкретьена выдвигается один из первых в истории науки проектов налоговой реформы, исходя из интересов народного хозяйства и налогоплательщиков*. Им предложена ликвидация сословных изъятий, замена соляной регалии (габели) подоходным налогом на основе имущественного кадастра. Эта прогрессивная линия развития налоговой теории в полной мере была воспринята в XVIII в., в то время как трезвое и сбалансированное отношение М. Сюлли, А. Ришелье и Ж. Кольбера к источникам государственных доходов и ограничению государственных расходов было предано забвению феодальными властями.

После Нидерландской и Английской буржуазных революций появились первые с буржуазной точки зрения теоретические разработки финансовых проблем. Это направление развития науки хорошо представлено в трудах У. Петти «Трактат о налогах и сборах» (1662), «Слово мудрым» (1664), «Политическая арифметика» (1676). Пятнадцать глав «Трактата о налогах и сборах» — это система финансовых знаний по таким разделам, как учение о государственных расходах и доходах. Вкладом У. Петти в формирование финансовой науки является разработка проблем государственных расходов. Для Англии второй половины XVII в. появление сочинения о расходах (I глава «Трактата») закономерно. После революции буржуазия добилась права вотировать, контролировать и обсуждать государственные расходы. В феодальных государствах Европы становление этой части финансовой науки сдерживалось тем, что расходы являлись прерогативой королевской (царской) власти и научному исследованию не подлежали. В России в отдельных трудах даже начала XX в. в учении о финансах раздел о государственных расходах отсутствовал.

У. Петти дает прогрессивную трактовку государственных расходов, указывая, что сокращению подлежат расходы на содержание армии, государственного аппарата, двора, суда и церкви, а увеличению — социальные расходы (на богадельни, госпитали и сиротские дома). У. Петти был сторонником усиления экономических функций буржуазного государства. В «Трактате» указываются направления этой деятельности: общественные работы и государственные предприятия в добывающей промышленности. Представляет интерес и обоснование необходимости увеличения расходов по этой статье: они могут решить проблемы нищенства, воровства и эмиграции. В «Трактате» содержатся элементы теории переложения налогов. Отличие носителя налога от субъекта рассмотрено на примере обложения землевладельцев, перелагающих налог на ренту на арендную плату (т. е. фермеров) и на цены сельскохозяйственной продукции. Петти пишет: «. поземельный налог становится неравномерно взимаемым акцизом на потребление, который в большей мере несут те, кто меньше жалуется»*. Исторически верно им охарактеризованы два вида подушной подати (поголовная и классно-разрядная), причем обоснована обратная пропорциональность поголовных налогов. В XI главе поставлен важный вопрос об отношении финансовой науки к государственным регалиям. Он удачно разобран на примере французской соляной регалии. Верно отмечены последствия табели для беднейших слоев населения. Сделан вывод о том, что чем беднее плательщик, тем тяжелее для него соляная регалия и подушная подать**.

Сочинение У. Петти, отличающееся прогрессивной трактовкой большинства проблем финансовой науки XVII в., в связи с классовой и национальной ограниченностью мировоззрения автора содержало и неверные положения. Так, Петти рекомендует усиление доходной базы английского бюджета за счет обложения иностранцев и еврейских общин. Причины недостатков налоговой системы и неравномерности налогообложения он видел в деятельности отдельных чиновников и несовершенстве финансовой статистики. Но в целом вклад У. Петти в разработку финансовой теории значителен.

Иные проблемы исследовались в финансовой литературе феодальных государств. Для них были характерны, как указывалось, интенсивная разработка принципов налогообложения и налоговой справедливости, выработка проектов реформ. Такое направление научного поиска было вызвано кризисным состоянием феодальных финансов, переобременявших народное хозяйство налогами, сборами и пошлинами, расточительством феодальной аристократии и феодальным милитаризмом. Ярким примером развития указанного направления науки являются проекты налоговых реформ во Франции от П. Буагильбера (конец XVII в.) до Ж. Неккера (третья четверть XVIII в.). Финансовая мысль в определенной степени подготовила появление теории физиократов, а последняя в свою очередь оказала влияние на разработку принципов организации системы реальных налогов.

Методологический фундамент общей теории налогов во Франции составляли финансовые идеи, содержавшиеся в трудах ее просветителей XVIII в. В них утверждалась недопустимость налогового иммунитета дворянства и духовенства, выдвигалось требование участия народных представителей в установлении налогов и регулировании государственных расходов.

Серию сочинений, посвященных анализу, критике и разработке новых налоговых систем, открывало сочинение П. Буагильбера «Подробное описание Франции в современное правление» (1697). К ним принадлежали еще два труда указанного автора, а также «Королевская десятина» маршала С. Вобана (1707), «Исследование и размышление о финансах Франции в период с 1596 по 1721 г.» Ф. Форбоннэ (1758), циклы произведений А. Тюрго и Ж. Неккера. Все работы отличает резкое критическое отношение к налогам и структуре государственного бюджета. В них предлагались различные варианты реформ с целью преобразования сословных налогов в чисто поимущественные. Рекомендовалась отмена внутренних таможенных пошлин. Среди принципов налогообложения были выделены всеобщность и пропорциональность (соответствие имуществу или доходу плательщика). Предусматривалось также соединение различных видов налогов (поимущественных, подоходных и косвенных) в налоговую систему*.

XVIII век выдвинул и обосновал теории единого налога: «королевскую десятину» Вобана и единого поземельного налога физиократов. Десятина Вобана являлась 10%-ным налогом на все виды собственности и доходов. Примечательно, что предлагаемый налог предусматривал для рабочих и поденщиков скидку в размере до 1/30 доходов*.

Огромное влияние на развитие финансовой теории оказало учение физиократов. На основе концепции переложения налогов они первыми подразделили все налоги на прямые и косвенные, причем понятие «прямые» означало «неперелагаемые», а «косвенные» — «перелагаемые» налоги. Физиократы считали неперелагаемым во всей системе французских налогов поземельный, поэтому предлагали его в качестве единственного. Учреждение единого поземельного налога означало бы включение дворянства и духовенства в податные сословия. Физиократы устами своих лучших представителей четко сформулировали идею классового характера финансов и финансовой политики, отрицательное отношение к косвенным налогам. Они показали антагонизм финансовых институтов с действительными интересами развития промышленности и торговли страны*.

Классический анализ 29 доходных статей бюджета Франции дан одним из последних генеральных контролеров финансов — Ж. Неккером в работе «Об управлении государственных доходов Французского королевства». Он показал архаизм налоговой системы, ее нерациональность, тяжесть для налогоплательщиков и недостаточность в качестве базы государственного бюджета*. Человек, возглавлявший финансовую систему страны, осудил структуру управления финансами и отдельные звенья, заставляющие тратить огромные средства на содержание налогового аппарата.

Финансовые идеи и попытки их осуществления на практике дорого стоили авторам. За свои труды были подвергнуты опале П. Буагильбер и маршал Вобан, отстранены от занимаемых постов А. Тюрго и Ж. Неккер. Финансовые основы феодальной Франции уже не могли быть изменены путем реформ. Только Великая французская революция утвердила новый финансовый строй государства. В значительной степени он сложился под влиянием податных теорий XVIII в. В этом был главный итог развития финансовой науки во Франции от П. Буагильбера до Ж. Неккера.

Сходным путем развивалась финансовая теория в России. В XVIII в. основные финансовые сочинения посвящались анализу существующих налогов и проектов реформ. В произведении И. Т. Посошкова «Книга о скудости и богатстве» (1724) рассматривались недостатки подворной и подушной систем обложения. Им был предложен вариант налоговой реформы, в котором поземельный налог становился основным (причем его должны были платить и дворяне). Предусматривалась замена различных сборов с торговли единым 10%-ным сбором с цены. Как и во Франции, выдвигалось требование отмены государственной монополии на торговлю солью.

Вся Петровская эпоха дала значительный импульс развитию финансовой литературы. Многие современники И. Т. Посошкова (Ф. Салтыков, А. Курбатов, А. Нестеров и др.) писали сочинения, посвященные финансовым вопросам*. Но отличие их трудов от сочинения И. Т. Посошкова состояло в том, что целью реформ ставилось увеличение доходов казны.

Свидетельством роста финансовых знаний стало появление первых учебников финансовой дисциплины. Наиболее известные среди них принадлежали немецким авторам И. Юсти и И. Зонненфельсу. И у того и у другого финансовая наука входит в триумвират государственного домоводства, состоящего из благочиния (государственного права), торговли и финансов. Предметом финансов, по мнению авторов, служат государственные доходы*. Достоинством работ И. Юсти и И. Зонненфельса, получивших европейское признание, являлось систематизированное изложение финансового права и истории финансовой политики. Серьезными недостатками — невысокий (для второй половины XVIII в.) теоретический уровень, монархическая направленность сочинений и ощутимое влияние меркантилистской теории.

С научной точки зрения вряд ли правомерен вопрос о приоритете какой-либо национальной школы в развитии финансов. Тем не менее такие попытки делались, особенно часто в германской литературе. Со ссылкой на труды И. Юсти* и И. Зонненфельса уже в первой половине XIX в. Германия провозглашалась родиной финансовой науки**. Эту точку зрения, имеющую отголоски в современной литературе, следует отвергнуть. Труды И. Юсти и И. Зонненфельса действительно являются систематизацией финансовых знаний. Но развитие науки в рамках германской камералистики, теоретическая скудость и политическая реакционность указанных трудов не позволяют говорить о приоритете их авторов (и германской школы в целом).

Становление финансовой науки как науки о финансах государства

Финансовая практика на тысячелетия старше финансовой науки. Существовало множество финансовых хозяйств, которые развивались, расширялись, слабели и умирали, не зная о существовании финансовой науки. Финансовая наука возникла позднее других социально-политических наук, и ее зарождение относится к XV-XVI вв. В древнем мире, несмотря на значительную финансовую деятельность государств, финансовой науки как таковой не было. Общие мысли о хозяйственных предметах находят свое выражение в античном мире у классиков: Ксенофонта, Аристотеля. Ксенофонт признавал видами государственного дохода сдачу в аренду государственных имуществ, невольников, таможенные пошлины и налоги. Он рекомендовал Афинам покупать невольников в целях получения дохода от отдачи их внаем владельцам Лаврионских серебряных рудников. Он предлагал государству строить гостиницы, магазины для склада товаров с целью отдачи их внаймы.

Читайте так же:  Нужна ли нотариальная доверенность для подписания договоров

Господство натурального хозяйств и связанное с этим слабое развитие финансового хозяйства не содействовало развитию финансовой науки в средние века. Сохранили актуальность рассуждения Ф. Аквинского о финансах (1226-1274). Он признает за государством право не только на обыкновенные доходы и повинности, но и на чрезвычайные, требуемые как для общей пользы, так и для надобностей самого государя. Но если обыкновенных доходов недостаточно на нужды государственной защиты, то справедливо будет требовать и новых податей от подданных, сверх обыкновенных. Для чрезвычайных надобностей полезно иметь запасную казну; тем более, что ее существование увеличивает значение государя, облегчает ему сделки с другими государями и избавляет от надобности делать займы, которые унижают достоинство государя, уменьшают уважение к нему подданных, угнетают народы и изнуряют государства». Но в основном средние века — это общие положения о финансовой нравственности, разбросанные в теологических, философских, политических и юридических сочинениях схоластиков.

Финансовая наука возникает одновременно с политической экономией в XV столетии в городах северной Италии, переживавших экономический и культурный рост. На закате средневековья торговый капитализм создал не только материальные условия для возникновения новой отрасли общественного знания, но и настоятельную потребность в разумном отношении к финансовому хозяйству.

Меркантилизм был отражением первых успехов торгового капитализма. В конце XV века начинают свою литературную деятельность многие писатели-меркантилисты. Среди них наиболее интересным был Диомеде Карафа (умер в 1487 г.), который в своей работе одну из четырех частей посвятил исключительно вопросам финансового хозяйства. Карафа повторил все, что до него сказал Фома Аквинский, но то обстоятельство, что он одно время руководил финансовым хозяйством неаполитанского королевства при Альфонсе Аррагонском, дало ему возможность ввести в научный оборот ранее не известный материал и поставить новые задачи. Он делил государственные расходы на три группы: расходы по обороне страны, расходы по содержанию государя, расходы по удовлетворению чрезвычайных потребностей. Он считал необходимым в мирное время накапливать средства на случай войны. Как представитель торгового класса, он настойчиво рекомендовал отмену обложения вывоза товаров. Д. Карафа считал, что основой бюджета должны быть домены, что государь не должен истощать народ большими поборами, что налоги должны быть только чрезвычайным источником.

Недостаточность доходов от доменов к XVI в. заставила государства перейти к использованию в этом качестве регалий, пошлин, налогов. Это было причиной для писателей того времени, занимавшихся государственными науками, исследовать и вопросы финансового хозяйства. Автор считает, что в XVI веке укрепляется связь между финансовой теорией и практикой, наука приобретает более заметное влияние на финансовую практику.

Самым выдающимся экономистом XVI века по широте кругозора и научности взглядов по многим экономическим и финансовым вопросам является представитель Франции Ж. Боден (1530-1597). «Финансы, нервы государства», — как он называл их, — составляют в его сочинении «Шесть книг о республике» (1577) предмет систематического обзора, что позволяет считать его работу первым научным исследованием в области финансов. Ж. Боден в свою систему финансов включает семь источников дохода государя:

2) военная добыча,

3) подарки дружественных государств,

4) дань с союзников,

5) доходы от торговли,

6) пошлины с вывоза и ввоза товаров и

7) дань с покоренных народов.

В источниках государственных доходов отсутствуют налоги. Основой системы хороших финансов Ж. Боден считал доходы от доменов и таможенное обложение. К налогам, по мнению Ж. Бодена, следует прибегать только в исключительных случаях. Он считал налоги опасным средством, ссорящим короля с его подданными, побуждающим их к восстаниям. Говоря о расходах государства, он считал, что собранные ресурсы следует тратить на содержание королевского двора, благотворительность, содержание армии, постройку крепостей, городов и общественных зданий. По мнению автора, заслуга раннего меркантилизма — в лице Ж. Бодена — состоит в том, что была сделана первая попытка определения предмета финансовой науки как науки о финансах государства.

Автор согласен с мнением профессора Санкт-Петербургского университета В.А. Лебедева (1833-1909), что «мысли и рассуждения Ж. Бодена в сильной степени отзываются еще средними веками; но тем не менее — с него финансовая наука стала существенною частью науки о государстве». В то же время классификация доходов по Ж. Бодену позволяет считать, что финансовая наука эпохи раннего меркантилизма делала первые самостоятельные шаги.

В XVII веке острая нужда государств Западной Европы в налогах активизировала финансовую мысль. В 17 столетии, с возникновением учения о налогах столь резко охарактеризовавшего собою новое время; с идеей налога и возникает финансовая наука. С 17 столетия во всех сочинениях по государствоведению встречается множество более или менее удачных замечаний о налогах, коими старались определить их смысл и юридическую природу».

С точки зрения автора исследования, наиболее значимые для развития финансовой науки идеи были высказаны английскими философами и экономистами Т. Гоббсом (1588-1670) и Д. Локком (1632-1704). Т. Гоббс в 1642 г. в работе «Левиафан» писал об абсолютном праве государей облагать подданных налогами, но вместе с тем указывал на необходимость соблюдать умеренность и равномерность в распределении налогов, отдавая предпочтение косвенным налогам, что стало господствующим мнением в Англии. Д. Локк считал, что вместо разнообразных налогов лучше установить один — поземельный. Эти выводы Д. Локка были близки к физиократической идее единого налога. В конце XVII столетия под влиянием Д. Локка в общественном мнении Англии происходит поворот в сторону прямых налогов.

В.А. Лебедев, оценивая значение финансовой науки XVII века, подчеркивает, что «два противоположных учения Гоббса и Локка были как бы двумя полюсами, около которых долгое время вращалась мысль теоретиков».

Дискуссии экономистов XVII века о научных основах налогообложения позволяют автору высказать мнение, что эпоха позднего меркантилизма положила начало развитию концепций налогообложения.

В особый ряд надо поставить основателей классической политической экономии У. Петти (1623-1687) — в Англии, П. Буагильбера (1646-1714) — во Франции.

У. Петти (1623-1687) работой «Трактат о налогах и сборах» (1662) сделал новый шаг в развитии финансовой науки. Понятийно-экономический анализ и обобщение практики налогообложения позволило У. Петти достаточно системно изложить свои теоретические взгляды на госрасходы и налоги. Обязательность налогов он обосновывал необходимостью государственных расходов. Трудности взимания налогов связывает с сомнением народа в праве государя взимать налоги, т.е. указывает на отсутствие законодательных основ налогообложения. У. Петти не называл, но фактически делал попытку определить принципы налогообложения. Он выступал за равномерность и справедливость, за определенность размеров налогообложения, за снижение издержек по взиманию налогов. У. Петти с понятием налога связывал исключительно денежные взносы населения. После доменов, налоги занимают второе место по источникам покрытия государственных расходов. У. Петти не отдавал предпочтения прямым или косвенным налогам, а фактически писал о системе налогов, основанной на сочетании тех и других. У. Петти дал характеристику каждому виду налога, не отвергая в принципе ни одного из них. Из прямых налогов он назвал поземельный налог, подушный налог, по исчислению которого он предлагал более простые и надежные методы. Специальную главу посвятил десятине, которая, по его мнению, не являлась налогом из-за уплаты ее натурой, но считал, что она могла бы быть идеальным налогом — «равномерным и беспристрастным» — для покрытия всех государственных расходов. Косвенные налоги он классифицировал в две группы: 1. Таможенные пошлины, занимающие по значимости второе место после поземельного налога; 2. Акцизы, которые он фактически категорирует в налоги на потребление. Отстаивал принцип равномерности в уплате акциза. «Естественная справедливость требует, чтобы каждый платил в соответствии с тем, что действительно потребляет». В специальной главе У. Петти рассматривал меры ответственности за налоговые правонарушения.

Вклад У. Петти, по мнению автора исследования, состоит в том, что он впервые вопрос о предмете финансовой науки рассмотрел в единстве государственных расходов и доходов, не ставит еще налоги в качестве основного источника госдоходов, но его попытка к выяснению принципов налогообложения позволяет считать, что У. Петти как один из основателей политической экономии заложил основы общей теории налогов.

П. Буагильбер в своем основном труде «Рассуждение о природе богатства» (1707), подчеркивая бедственное положение французского крестьянства, выступал за снижение его налогового бремени. П. Буагильбер предлагает радикальную по тем временам реформу налогообложения. «Не предлагая новых налогов на место существующих, он желает равномерности обложения, отмены податных привилегий, однообразия и упрощения системы налогов, твердой определенности их, общности, соразмерности с доходами плательщиков и наконец в особенности упрощения и понижения тех пошлин и налогов, которые мешают торговле и особенно вывозу».

В отличие от У. Петти основатель политической экономии во Франции, по мнению автора, был одним из первых, кто поставил в один ряд финансовую теорию и финансовую политику. Он поставил вопрос о практической значимости финансовой науки, разработав проект кардинальной налоговой реформы во Франции.

Значительный вклад в развитие финансовой науки в XVII-XVIII вв. сделали немецкие финансисты. Они рассматривали финансовую науку как часть так называемых камеральных наук, изучающих дворцовое и, в широком смысле, государственное хозяйство. По оценке финансистов XIX в., немецкие камералисты — своеобразное ответвление меркантилизма, развившееся под влиянием финансового хозяйства Германии, которое из-за отсталости народного хозяйства строилось еще на доходах от доменов. Поэтому учение о доменах было ядром для всего учения о финансах. Управление коронными имуществами требовало определенного запаса сведений. Группировкой этих сведений и занимались немецкие камералисты. Термины «камеральный», «камеральные науки», «камеральные знания» берут свое начало от латинского слова camera — свод, крытая повозка, крытое помещение, а в переносном смысле — казна. Совокупность знаний, нужных для хорошего управления делами казны, получила название камеральных наук. Несмотря на прикладной характер исследований, по мнению автора, немецкие камералисты сделали первую попытку систематического изложения основ финансового управления и тем самым заложили прикладной фундамент финансовой науки. Л. фон Секендорф (1626-1692) впервые высказал одну из главных идей: о связи народного хозяйства, благосостояния и податной силы населения. Главное сочинение Л. фон Секендорфа «Немецкое княжеское государство» (1655) было издано при жизни автора не менее 5 раз, последнее издание вышло в 1754 г. Переиздание книги в течение целого столетия объясняется не только тем, что в ней главным образом излагались те правила, которые применял в своем управлении герцог Эрнест Кобургский. Л. фон Секендорф обобщил эти правила для их использования во всех немецких государствах. Его книга служила руководством по изучению политики камерализма чиновниками. В первой части книги Л. фон Секендорф дает схему для описания государства; во второй — устройство управления, род учения об общем и внутреннем управлении; в третьей части — финансовый строй и управление, обзор всего народного хозяйства.

Читайте так же:  Требования к газовой котельной на производстве

Автор согласен, что главное значение Л. фон Секендорфа не в самих исследованиях природы налогов, «а в том, что он указывает порядок управления налогами, а именно счетоводство по ним, из которого выработались потом целые уставы о податях».

Ф. Юсти и И. Зонненфельс (1733-1817) систематизировали господствующие финансовые взгляды и построили общую систему финансовой науки.

Книга Ф. Юсти «Государственное хозяйство» (1752) содержит в первом томе учение о сохранении и увеличении достояния государства, которое является энциклопедией всех экономических и камеральных знаний. Второй том, по мнению Ф. Юсти, содержал собственно камеральную и финансовую науку, в нем автор рассуждал о разумном использовании достояния государства. Часть, используемая для потребностей государственного управления, и составляет предмет финансовой науки. Ф. Юсти дал «истинному камералисту» пять основных руководящих правил:

1) заботиться о безвредном собирании госдоходов и потому взимать их с доходов подданных;

2) не затрагивать сборами сути их имущества;

3) расходы соотносить со свойствами имущества государства;

4) употреблять его исключительно для пользы государства;

5) вести камеральные дела с возможно большею точностью.

Учение о камеральном деле Ф. Юсти делил на 3 части:

1) о приобретении доходов государством;

3) о связи и управлении камеральных дел.

Государственные доходы подразделены на обыкновенные, случайные и чрезвычайные. Обыкновенные доходы: 1) домены; 2) регалии; 3) налоги. Суждения Ф. Юсти о налогах сводятся к основным принципам налогообложения:

1) они не должны вредить свободе, кредиту и промышленности подданных;

2) должны быть равномерны;

3) иметь прочное основание;

4) должны избегать большого числа касс и служащих;

5) взимать малыми долями и в удобное время.

Во второй части о государственных расходах он указывает на необходимость составлять по ним смету. Основное правило для расходов — согласование их с доходами и всеми средствами государства. Цель — взаимное благо государя и подданных.

В 1766 г. Ф. Юсти издал первое методическое сочинение «Система финансового хозяйства», в котором изложил основные положения финансовой науки. Финансовую (камеральную) науку он определяет как «достаточное познание и искусство в тех делах, посредством которых имущество государства хорошо управляется в целях общего благополучия; как науку о хозяйственном получении имущества государства, его разумном употреблении для общего блага государства и подданных и содержании в хорошем состоянии необходимых для этого учреждений и операций».

Содержание финансовой науки Ф. Юсти разделил на две части: 1) основы государственных доходов и их взимание; 2) расходы и камеральное управление. Рассматривая отдельные статьи государственных доходов, он считал, что их главными источниками остаются домены и регалии. Не придавал большого значения налогам, хотя признавал, что во многих странах налоги превратились в постоянные и обыкновенные доходы государства. Соответствующим является и определение налогов у Ф. Юсти. Налоги — это «взносы подданных из их имущества, даваемые при недостаточности доходов от доменов и регалий на необходимые расходы государства».

Исследование, проведенное автором, позволяет согласиться с мнением российских финансистов конца XIX века, что Ф. Юсти можно назвать основателем финансовой науки.

В 1768 году была издана книга министра финансов Австрии И. Зонненфельса «Основные начала политики, торговли и финансов». Книга И. Зонненфельса была переведена почти на все европейские языки и до 30-х годов XIX века служила настольной книгой для тех, кто занимался наукой о финансах.

Она определяет финансовую науку как собрание правил для взимания государственных доходов наиболее выгодным образом. Выгода государства в том, чтобы доходов было достаточно, а выгода подданных в том, чтобы доля, даваемая ими государству, была умеренная. Объем государственных доходов должен регулироваться объемом потребностей государства, размеры которых не должны наносить ущерб населению и промышленности.

В отношении налогов, как выяснил автор исследования, И. Зонненфельс занимал двойственную позицию. С одной стороны он понимал, что главная роль в доходах государства должна принадлежать налогам, а с другой стороны, считал, что налогами надо покрывать недостающие доходы от доменов и регалий.

Значение немецких камералистов XVIII века, по мнению автора, состоит в том, что они заложили научные основы для формирования в Германии в XIX веке национальной финансовой школы, которая внесла особую лепту в превращение финансовой науки в самостоятельную сферу научных исследований. Труды Ф. Юсти и И. Зонненфельса оказали большое влияние на развитие финансовой науки не только в Германии, но и в других государствах Западной Европы.

К концу XVIII века была продуцирована более обстоятельная разработка финансовых вопросов в практическом и в теоретическом направлениях, что стало возможным под влиянием трех факторов. Во-первых, под воздействием новых теорий в области философии, права и государства (Ш.Л. Монтескье, Ж.Ж. Руссо, И. Кант); во-вторых, в результате развития новой науки о народном хозяйстве, связанной с именами физиократов и особенно с А. Смитом и, в-третьих, — в связи с коренными преобразованиями в политической, социальной и экономической жизни под влиянием Великой французской революции и прогресса техники.

Наиболее влиятельными выразителями нового этапа в развитии финансовой теории и практики становятся французские ученые. Идеи школы физиократов (Ф. Кенэ, А. Тюрго, О. Мирабо) стали господствующими во второй половине XVIII в. Финансовая система физиократов оказала значительное влияние на теорию и практику. Их заслуга в области финансовой науки определяется самим выбором и постановкой вопросов о справедливости обложения, о переложении, об источниках дохода, о размерах участия каждого в расходах государства и других проблем теории налогов. Система физиократов исходила из того, что лишь одна земля дает чистый доход, а мануфактура и торговля никаких новых ценностей не создают, поэтому единственно допустимый способ получения государственных доходов — поземельный налог.

Несмотря на ошибочность теории единого налога, заслуга физиократов состоит в том, что они первыми обосновали взаимосвязь и взаимозависимость финансов и народного хозяйства. Они направили науку на правильный путь — на необходимость связывать вопросы финансового хозяйства с теориями политической экономии. Глава школы физиократов Ф. Кенэ (1694-1774) разработал знаменитую экономическую таблицу. В ней Ф. Кенэ изобразил в виде единого целого весь общественный процесс воспроизводства, обращения, распределения и потребления продуктов. Он первым показал условия возможности непрерывного производственного процесса. Он дал таблицы простого воспроизводства, но в примечаниях к схеме видно, что он отчетливо представлял и расширенное воспроизводство, и суженное. Ф. Кенэ ставил сужение воспроизводства в тесную связь с обложением. Если налог падает не на доход землевладельца (чистый доход по терминологии физиократов), а на доход фермера-арендатора или на потребление, он приводит к сокращению капитала, инвестируемого в земледелие, и уменьшает размеры производства. В пояснениях к экономической таблице среди причин, сокращающих производство, он прежде всего называл причины, обусловленные налогами: «1) плохая форма обложения, если последняя касается фермера, 2) излишнее бремя налогов вследствие чрезмерных издержек по их взиманию, 3) чрезмерные судебные расходы». Автор исследования делает вывод, что Ф. Кенэ впервые поставил вопрос об органической связи налогообложения и воспроизводственного процесса.

Значение физиократов для последующего развития финансовой науки также состоит в той критике, с которой они обрушились на существующий финансовый строй: они протестовали против произвольности налогов, против их многочисленности, тормозящей экономическое развитие.

Оценку Л. Штейном, одним из видных представителей новой исторической школы, заслуг физиократов приводим в изложении профессора С.И. Иловайского: «Несмотря на всю утопичность и несбыточность идеи «единого налога», физиократы оказали большое влияние на развитие финансовой науки, а именно: 1) они приобщили финансовые явления к сфере исследования политической экономии и тем способствовали дальнейшей научной их разработке; 2) они создали теорию переложения налогов; 3) своим учением они положили начало дальнейшему развитию столь важных для вопросов обложения теории поземельной ренты и дохода; 4) несмотря на неправильный взгляд на сущность прямых и косвенных налогов, они оказали влияние на последующее уяснение различия между этими двумя формами обложения».

Финансовые теории находят более прочное обоснование и целенаправленное развитие благодаря успехам политической экономии, которую А. Смит возвел в достоинство науки своими «Исследованиями о природе и причинах богатства народов» (1776).

Финансовая наука у А. Смита — составная часть политической экономии. У него отсутствуют термины «финансы» и «финансовое хозяйство». Но в отличие от предшественников он включает в народное богатство не один, а три источника: землю, труд, капитал, доходы, с которых и обеспечивают государственное хозяйство финансовыми ресурсами. Автор полагает, что главная заслуга А. Смита состоит в том, что он развил экономическую основу финансового хозяйства. Он не только дал финансовой науке фундаментальное политико-экономическое основание, но и представил в пятой книге своего труда о народном богатстве, целиком посвященной финансовому хозяйству, учение о финансах, соответствующее условиям и взглядам своего времени.

Книга состоит из трех глав: 1) о государственных расходах; 2) о государственных доходах; 3) о государственных долгах.

Государственные расходы А. Смит разделил на две группы: расходы, имеющие общее значение (оборона и содержание королевской власти), которые могут быть оплачены за счет дохода общества, и расходы, в которых заинтересованы отдельные лица. Расходы по отправлению правосудия, расходы по народному образованию должны оплачиваться пошлинами, и учреждения, осуществляющие данную отрасль государственной деятельности, должны содержаться за счет поступлений от пошлин. Автор пришел к выводу, что эти рассуждения навели А. Смита на мысль о разделении государственного и местного финансового хозяйства. Он считал, что местные или провинциальные расходы, польза которых ограничивается одной какой-либо местностью, как, например, содержание городской и сельской полиции, должны оплачиваться местными или провинциальными доходами и не должны падать на общие доходы общества.