Ликвидация записи в егрп

26.10.2018 Выкл. Автор admin

Содержание:

Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 января 2008 г. N 542/08 Оснований для пересмотра в порядке надзора принятых по делу судебных решений нет, поскольку, удовлетворяя заявленные требования о признании незаконными действий регистрационной службы, суды исходили из того, что ликвидация юридического лица влечет прекращение юридического лица без перехода его прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам, в связи с чем, имея соответствующее заявление залогодателя и документы о ликвидации залогодержателя, а также доказательства погашения задолженности, регистрационная служба неправомерно отказала обществу в погашении регистрационной записи

Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 января 2008 г. N 542/08

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации

в составе председательствующего судьи Марамышкиной И.М., судей Прониной М.В., Харчиковой Н.П.

рассмотрел в судебном заседании заявление Управления Федеральной регистрационной службы по Челябинской области о пересмотре в порядке надзора решения Арбитражного суда Челябинской области от 28.06.2007 по делу N А76-5318/2007-49-117/57-326, постановления Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.08.2007 и постановления Федерального арбитражного суда Уральского округа от 03.12.2007 по тому же делу.

общество с ограниченной ответственностью «Стройзаказчик» обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконными действий Управления Федеральной регистрационной службы по Челябинской области, выразившихся в отказе погашения регистрационной записи об ипотеке на нежилые помещения, и обязании ответчика устранить нарушение прав и законных интересов путем погашения регистрационной записи об ипотеке.

Решением от 28.06.2007, оставленным без изменения постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.08.2007 и постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 03.12.2007, действия регистрационной службы по отказу в погашении регистрационной записи об ипотеке, выраженному в письмах от 27.03.2007, признаны незаконными. Суды обязали регистрационную службу устранить допущенное нарушение прав и законных интересов заявителя путем принятия соответствующего закону решения. В удовлетворении требования об обязании УФРС погасить регистрационную запись об ипотеке отказано.

В заявлении о пересмотре судебных актов в порядке надзора регистрационная служба ссылается на нарушение судами норм материального права, а именно: статьи 25 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)», статьи 29 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».

Изучив материалы надзорного производства и доводы заявителя, судебная коллегия не находит оснований, предусмотренных статьей 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, для передачи дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

По договорам купли-продажи от 01.12.2003, заключенным между МУП «Титульная компания» и ООО «Стройзаказчик», спорное недвижимое имущество было приобретено заявителем в собственность с рассрочкой платежа, в связи с чем при осуществлении регистрации права собственности заявителя на это имущество в ЕГРП внесена запись о залоге этого имущества (залогодержатель — МУП «Титульная компания»).

Суды установили, что обязательства по названным договорам купли-продажи исполнены покупателем в полном объеме.

МУП «Титульная компания» ликвидировано 05.04.2004, что подтверждено выпиской из ЕГРЮЛ от 16.04.2007 N 2485.

В марте 2007 г. заявитель обратился в регистрационную службу о снятии обременения на спорные нежилые помещения.

При этом заявителем было представлено заявление о снятии ипотеки, доказательства погашения задолженности и документ, подтверждающий ликвидацию продавца.

Ссылаясь на то, что в соответствии со статьей 25 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» и статьей 29 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» регистрационная запись об ипотеке погашается на основании совместного заявления залогодателя и залогодержателя, а в данном случае представлено заявление только залогодателя, регистрационная служба во внесении в ЕГРП записи о снятии ипотеки отказала.

Удовлетворяя заявленные требования, суды исходили из того, что ликвидация юридического лица влечет прекращение юридического лица без перехода его прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам, в связи с чем, имея соответствующее заявление залогодателя и документы о ликвидации залогодержателя, а также доказательства погашения задолженности, регистрационная служба неправомерно отказала ООО «Стройзаказчик» в погашении регистрационной записи.

Судебные акты приняты с учетом конкретных фактических обстоятельств дела, свидетельствующих о прекращении залога в связи с прекращением обеспеченного залогом обязательства, а также с учетом признания факта невозможности подачи совместного заявления залогодателя и залогодержателя о погашении записи об ипотеке в связи с ликвидацией последнего.

Руководствуясь статьями 299 , 301 , 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации определил:

в передаче в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации дела N А76-5318/2007-49-117/57-326 Арбитражного суда Челябинской для пересмотра в порядке надзора решения от 28.06.2007, постановления Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.08.2007 и постановления Федерального арбитражного суда Уральского округа от 03.12.2007 отказать.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ТРИНАДЦАТОГО АРБИТРАЖНОГО АПЕЛЛЯЦИОННОГО СУДА ОТ 18.02.2013 ПО ДЕЛУ N А21-7330/2012

Обращаем Ваше внимание на то обстоятельство, что данное решение могло быть обжаловано в суде высшей инстанции и отменено

ТРИНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 18 февраля 2013 г. по делу N А21-7330/2012

Судьи
Я.В.БАРКАНОВА
Е.В.ЖИЛЯЕВА

Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 14 мая 2014 г. N 08АП-3168/14 (ключевые темы: переход права собственности — председатель ликвидационной комиссии — выписка из ЕГРЮЛ — регистрирующий орган — решение о ликвидации)

Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 14 мая 2014 г. N 08АП-3168/14

Дело N А75-7231/2013

Резолютивная часть постановления объявлена 06 мая 2014 года.

Постановление изготовлено в полном объёме 14 мая 2014 года.

Восьмой арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Ивановой Н.Е.,

судей Киричёк Ю.Н., Рыжикова О.Ю.,

при ведении протокола судебного заседания: секретарём Михайловой Н.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 08АП-3168/2014) Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Ханты-Мансийскому автономному округу — Югре на решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 19.02.2014 по делу N А75-7231/2013 (судья Зубакина О.В.), принятое по заявлению Пыть-Яхского учебного профессионально-технического центра РОСТО (ОГРН 1028601543673, ИНН 8612005610)

к Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Ханты-Мансийскому автономному округу — Югре

о признании незаконными действий Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Ханты-Мансийскому автономному округу — Югре по государственной регистрации перехода права собственности; обязании погасить в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним запись о государственной регистрации права собственности Негосударственного образовательного учреждения автомобильно-техническая школа «За рулем»,

при участии в деле заинтересованных лиц — негосударственного образовательного учреждения автомобильно-техническая школы «За рулем», Оспищева Анатолия Алексеевича,

судебное разбирательство проведено в отсутствие представителей лиц, участвующих в деле, надлежащим образом извещённых о времени и месте судебного заседания,

Пыть-Яхский учебный профессионально-технический центр РОСТО (далее по тексту — заявитель, УПТЦ РОСТО) обратился в Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа — Югры с заявлением, уточнённым в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в ходе судебного разбирательства, к Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Ханты-Мансийскому автономному округу — Югре (далее — регистрирующий орган, Управление) о признании незаконными действий Управления по государственной регистрации перехода права собственности; обязании погасить в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним запись о государственной регистрации права собственности Негосударственного образовательного учреждения автомобильно-техническая школа «За рулем» и обязании восстановить в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним запись о наличии у РОСТО права собственности на объект недвижимого имущества — автодрома, общей площадью 16 068 кв. м, расположенного по адресу: Ханты-Мансийский автономный округ — Югра. г. Пыть-Ях. ул. Белых ночей, д. 6.

Определением суда к участию в деле в качестве заинтересованных лиц были привлечены негосударственное образовательное учреждение автомобильно-техническая школа «За рулем» (далее по тексту — НОУ АТШ «За рулем») и Оспищев Анатолий Алексеевич (далее по тексту — Оспищев А.А.).

Решением по делу Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа — Югры требования УПТЦ РОСТО удовлетворил частично: признал незаконными действия Управления по государственной регистрации 10.04.2013 перехода права собственности РОСТО к НОУ АТШ «За рулем» на объект недвижимого имущества — автодром общей площадью 16 068 кв. м, расположенный по адресу: Ханты-Мансийский автономный округ — Югра. г. Пыть-Ях. ул. Белых ночей, д. 6, в удовлетворении остальной части требований отказал.

При этом суд первой инстанции пришёл к выводу, что регистрирующим органом не была проведена надлежащая правовая экспертиза представленных на государственную регистрацию документов, что повлекло действия по государственной регистрации перехода права собственности на объект недвижимости от УПТЦ РОСТО к НОУ АТШ «За рулем» в нарушение статей 13 , 16 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее по тексту — Закон N 122-ФЗ), вследствие чего действия Управления по государственной регистрации 10.04.2013 перехода права собственности заявителя на недвижимое имущество — автодром к НОУ АТШ «За рулем» являются незаконными.

Частично не согласившись с принятым решением, Управление обратилось в Восьмой арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда первой инстанции в части признания действий Управления по регистрации перехода права собственности незаконными отменить и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении требований заявителя в указанной части, ссылаясь на нарушение судом первой инстанции норм материального и процессуального права.

В обоснование апелляционной жалобы регистрирующий орган указывает, что судом первой инстанции при вынесении обжалуемого решения не был установлен состав учредителей УПТЦ РОСТО и не проверена легитимность решений о ликвидации УПТЦ РОСТО и назначения органов управления УПТЦ РОСТО, принятых Общероссийской общественно-государственной организацией «Добровольное общество содействия армии, авиации и флоту России» (далее по тексту — ДОСААФ России).

Так, по мнению подателя жалобы, суд первой инстанции, указывая, что учредителем УПТЦ РОСТО является Общероссийская общественная организация «Российская оборонная спортивно-техническая организация — РОСТО (ДОСААФ)», реорганизованная в форме преобразования ДОСААФ России, не учёл, что согласно Выписке из единого государственного реестра юридических лиц (далее по тексту — ЕГРЮЛ) от 17.02.2012 N 1040В/2012 Общероссийская общественная организация «Российская оборонная спортивно-техническая организация — РОСТО (ДОСААФ)», правопреемником которой является ДОСААФ России, зарегистрировано в качестве юридического лица лишь 14.02.2003, в то время как УПТЦ РОСТО согласно выписке из ЕГРЮЛ от 06.06.2012 N 80431 образовано 26.01.1998, то есть до образования учредителя указанной организации.

По мнению регистрирующего органа, в материалах дела отсутствуют документы, подтверждающие факт участия Общероссийской общественной организации «Российская оборонная спортивно-техническая организация — РОСТО (ДОСААФ)» или ДОСААФ России в создании УПТЦ РОСТО.

При этом, как указывает Управление, протоколом от 04.05.2014 N 2 общим собранием трудового коллектива был принят учредительный договор, согласно которому Оспищев А.А. и Белоусова Т.П. были утверждены участниками — учредителями УПТЦ РОСТО, вместе с тем, в выписке из ЕГРЮЛ от 15.01.2014, представленной в материалы дела, отсутствуют сведения об указанных учредителях заявителя, что, по мнению подателя жалобы, является ошибкой, допущенной Управлением Федеральной налоговой службы по Ханты-Мансийскому автономному округу — Югры при внесении сведений в ЕГРЮЛ в отношении состава учредителей, однако, как полагает заинтересованное лицо, судом первой инстанции данное обстоятельство принято во внимание не было.

Кроме того, Управление обращает внимание суда апелляционной инстанции на то, что у регистрирующего органа не возникли сомнения при регистрации перехода права собственности, поскольку, как указывает податель жалобы, основанием для перехода права собственности послужил договор купли-продажи, который по форме и содержанию соответствовал предъявляемым законом требованиям.

Также, по мнению Управления, в случае признания незаконной регистрации перехода права собственности, то и незаконной должна была быть признана и первоначальная регистрация права собственности УПТЦ РОСТО на спорный объект, так как была проведена после внесения 21.12.2012 в ЕГРЮЛ сведений о назначении ликвидационной комиссии, вместе с тем, как указывает Управление, поскольку при первоначальной регистрации Оспищев А.А. не был уполномочен регистрировать право собственности и УПТЦ РОСТО, соответственно, не совершало данного юридически значимого действия, то и регистрация перехода права не затрагивает прав и обязанностей заявителя по настоящему делу.

До начала судебного заседания от НОУ АТШ «За рулем» и УПТЦ РОСТО поступили письменные отзывы на апелляционную жалобу, которые судом апелляционной инстанции к материалам дела не приобщены, поскольку в нарушение положения части 1 статьи 262 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации НОУ АТШ «За рулем» и заявителем не представлены доказательства направления или вручения копии отзыва всем лицам, участвующим в деле.

До начала судебного заседания от НОУ АТШ «За рулем», УПТЦ РОСТО и Оспищева А.А. поступили письменные ходатайства о рассмотрении апелляционной жалобы в их отсутствие, которые судом апелляционной инстанции были удовлетворены.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом уведомлённые о времени и месте рассмотрения дела, явку своих представителей в судебное заседание не обеспечили, ходатайства об отложении слушания по делу не заявили, в связи с чем суд апелляционной инстанции рассмотрел апелляционную жалобу в порядке статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в отсутствие представителей указанных лиц по имеющимся в деле доказательствам.

Рассмотрев материалы дела, апелляционную жалобу, суд апелляционной инстанции установил следующие обстоятельства.

Согласно выписке из ЕГРЮЛ Общероссийская общественная организация «Российская оборонная спортивно-техническая организация — РОСТО (ДОСААФ)», реорганизованная в форме преобразования в ДОСААФ России является учредителем заявителя (т. 1 л.д. 53-57).

15.05.2012 ДОСААФ России принято решение о ликвидации УПТЦ РОСТО и назначении ликвидационной комиссии в составе председателя Казынкина Алексея Сергеевича, о чём были внесены соответствующие сведения в ЕГРЮЛ.

Читайте так же:  Оформить кредит тинькоф

ДОСААФ России обратилось в администрацию г. Пыть-Яха с заявлением о предоставлении сведений о правах на земельные участки, предоставленные в пользование РОСТО, в том числе на земельный участок с кадастровым номером 86:15:0101002:6 (под размещение автодрома), расположенного по адресу: г. Пыть-Ях, Мамонтовская промзона, ул. Белых ночей, 6 (т. 1 л.д. 68).

Письмом администрации г. Пыть-Ях от 06.05.2013 N 10-2619 ДОСААФ России было сообщено, что на основании распоряжения главы администрации от 26.02.1993 N 46 УПТЦ РОСТО были предоставлены земельные участки в постоянное пользование под строительство, в том числе автодром — площадью 1,6 га. Также в письме указано, что в адрес администрации города 18.04.2013 поступило обращение УПТЦ РОСТО о прекращении права постоянного (бессрочного) пользования на земельный участок под автодромом в связи с продажей объекта недвижимости (т. 1 л.д. 14).

Согласно выписке из единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним от 16.09.2013 N 07/002/2013-153, свидетельству о государственной регистрации права от 10.04.2013 автодром площадью 16068 кв. м, расположенный по адресу: г. Пыть-Ях, промзона «Западная», ул. Белых ночей, 6, находится в собственности НОУ АТШ «За рулем» (запись N 86-86-07/004/2013-095 от 10.04.2013) (т. 1 л.д. 63, т. 2 л.д. 8).

Ссылаясь на то, что председатель ликвидационной комиссии Казынкин А.С. действия по отчуждению имущества УПТЦ РОСТО (автодрома) не производил, с заявлениям о государственной регистрации перехода права собственности в Управление не обращался (т. 1 л.д. 67), заявитель, полагая, что действия заинтересованного лица по государственной регистрации перехода права собственности на объект недвижимого имущества — автодром являются незаконными, обратился в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

19.02.2014 Арбитражным судом Ханты-мансийского автономного округа — Югры вынесено частично обжалуемое Управлением в апелляционном порядке решение.

В соответствии с частью 5 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в случае, если в порядке апелляционного производства обжалуется только часть решения, арбитражный суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность решения только в обжалуемой части, если при этом лица, участвующие в деле, не заявят возражений.

Поскольку лицами, участвующими в деле, возражений не заявлено, суд проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции в обжалуемой Управлением части.

Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции в обжалуемой части в порядке статей 266 , 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции не находит оснований для его отмены или изменения, исходя из следующего.

Государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним — юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации. Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. Зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке ( пункт 1 статьи 2 Закона N 122-ФЗ).

Аналогичные положения содержатся и в пункте 52 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», из которого следует, что в соответствии с пунктом 1 статьи 2 Закона N 122-ФЗ государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним — это юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации. Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права.

Порядок государственной регистрации прав определён пунктом 1 статьи 13 Закона N 122-ФЗ и включает в себя: приём документов, представленных для государственной регистрации прав, регистрация таких документов; правовую экспертизу документов и проверку законности сделки; установление отсутствия противоречий между заявляемыми правами и уже зарегистрированными правами на данный объект недвижимого имущества, а также других оснований для отказа или приостановления государственной регистрации прав; внесение записей в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество при отсутствии указанных противоречий и других оснований для отказа или приостановления государственной регистрации прав; совершение надписей на правоустанавливающих документах и выдача удостоверений о произведенной государственной регистрации прав.

Как следует из материалов дела, заявителем обжаловались действия (бездействие) регистрирующего органа по неустановлению оснований для отказа в государственной регистрации, внесении записи в Единый государственный реестр прав о регистрации перехода права собственности от УТЦП РОСТО к НОУ АТШ «За рулем».

Основанием для государственной регистрации наличия, возникновения, прекращения, перехода, ограничения (обременения) прав на недвижимое имущество и сделок с ним являются в силу статьи 17 Закона N 122-ФЗ акты, изданные органами государственной власти или органами местного самоуправления в рамках их компетенции и в порядке, который установлен законодательством, действовавшим в месте издания таких актов на момент их издания; договоры и другие сделки в отношении недвижимого имущества, совершенные в соответствии с законодательством, действовавшим в месте расположения объектов недвижимого имущества на момент совершения сделки; акты (свидетельства) о приватизации жилых помещений, совершенные в соответствии с законодательством, действовавшим в месте осуществления приватизации на момент ее совершения; свидетельства о праве на наследство; вступившие в законную силу судебные акты; акты (свидетельства) о правах на недвижимое имущество, выданные уполномоченными органами государственной власти в порядке, установленном законодательством, действовавшим в месте издания таких актов на момент их издания; иные акты передачи прав на недвижимое имущество и сделок с ним в соответствии с законодательством, действовавшим в месте передачи на момент ее совершения; иные документы, которые в соответствии с законодательством Российской Федерации подтверждают наличие, возникновение, прекращение, переход, ограничение (обременение) прав.

Согласно статье 16 Закона N 122-ФЗ государственная регистрация прав проводится на основании заявления правообладателя, сторон договора или уполномоченного им (ими) на то лица при наличии у него нотариально удостоверенной доверенности, если иное не установлено федеральным законом, а также по требованию судебного пристава-исполнителя. В случаях, предусмотренных федеральным законом, государственная регистрация прав проводится на основании заявления органа государственной власти, органа местного самоуправления или организации. Форма заявления о государственной регистрации прав и требования к его заполнению, а также требования к формату заявления о государственной регистрации прав в электронной форме утверждаются органом нормативно-правового регулирования в сфере государственной регистрации прав.

В соответствии с пунктом 15 Методических рекомендаций по порядку государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним от имени юридических лиц заявления о государственной регистрации могут подавать лица, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами, без доверенности, представители в силу полномочий, основанных на доверенности или договоре.

Единый государственный реестр юридических лиц содержит исчерпывающий объем информации о внесенных в сведения о юридическом лице изменениях, а также наименование постоянно действующего исполнительного органа юридического лица (в случае отсутствия постоянно действующего исполнительного органа юридического лица — иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности), по которому осуществляется связь с юридическим лицом.

Как следует из материалов дела, 04.03.2013 между УПТЦ РОСТО в лице директора Оспищева А.А. (продавец) и НОУ АТШ «За рулем» (покупатель) был подписан договор купли-продажи автодрома (т. 1 л.д. 102-106), который вместе с актом приема-передачи, протоколом N 3 собрания трудового коллектива от 05.05.2008 (т.1 л.д. 90-91), протоколом внеочередного собрания учредителей от 25.04.2012 (т. 1 л.д. 105-106) и иными документами (т. 1 л.д. 90-145) был представлен совместно с заявлением от имени УПТЦ РОСТО в Управление для государственной регистрации перехода права собственности на автодром.

Как уже указывалось выше, согласно выписке из ЕГРЮЛ Общероссийская общественная организация «Российская оборонная спортивно-техническая организация — РОСТО (ДОСААФ)», реорганизованная в форме преобразования в ДОСААФ России является учредителем заявителя (т. 1 л.д. 53-57).

Довод подателя жалобы о том, что в материалах дела не содержится документов, подтверждающих факт участия Общероссийской общественной организации «Российская оборонная спортивно-техническая организация — РОСТО (ДОСААФ)» или ДОСААФ России в создании УПТЦ РОСТО, отклоняется, поскольку, по мнению суда апелляционной инстанции, Управлением не опровергнуто, что ДОСААФ России на момент принятия решения о ликвидации являлось учредителем заявителя.

Утверждение Управления, в обоснование правомерности своих действий по регистрации перехода права собственности, о том, что Оспищев А.А. и Белоусова Т.П. были утверждены участниками — учредителями УПТЦ РОСТО, не находит своего подтверждения в материалах дела, а потому не принимается апелляционным судом во внимание как бездоказательственное.

Ссылка регистрирующего органа на то обстоятельство, что отсутствие в выписке из ЕГРЮЛ от 15.01.2014 сведений об учредителях Оспищеве А.А. и Белоусовой Т.П. является ошибкой Управления Федеральной налоговой службы по Ханты-Мансийскому автономному округу — Югре (далее по тексту — налоговый орган), которая была допущена налоговым органом при внесении сведений в ЕГРЮЛ в отношении состава учредителей УПТЦ РОСТО, судом апелляционной инстанции не принимается, поскольку Управлением не представлено доказательств, подтверждающих, что указанные действия налогового органа оспаривались и были признаны ошибкой.

Вместе с тем, позиция регистрирующего органа о наличии в действиях налогового органа ошибки при внесении сведений в ЕГРЮЛ в отношении состава учредителей УПТЦ РОСТО опровергается и представленной в материалы дела выпиской из ЕГРЮЛ от 13.03.2008 в отношении юридического лица — Пыть-Яхской городской организации Российской оборонной спортивно-технической организации РОСТО, учредителем которой действительно является Оспищев А.А., однако, как следует из выписки, данная организация, зарегистрированная за основным государственным регистрационным номером 1038605503430, какого-либо отношения к заявителю по настоящему делу не имеет (т. 3 л.д. 74-75).

15.05.2012 ДОСААФ России было принято решение о ликвидации УПТЦ РОСТО и назначении ликвидационной комиссии в составе председателя Казынкина А.С., о чём внесены сведения в единый государственный реестр юридических лиц.

Довод подателя жалобы о том, что согласно новой редакции Устава УПТЦ РОСТО ликвидация заявителя возможно только по решению трудового коллектива, судом апелляционной инстанции отклоняется, поскольку указанное положение, по убеждению суда апелляционной инстанции, не ограничивает право учредителя на ликвидацию созданного им юридического лица, предоставленного ему законом.

Так, согласно части 2 статьи 61 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо может быть ликвидировано по решению его учредителей (участников) либо органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами, в том числе в связи с истечением срока, на который создано юридическое лицо, с достижением цели, ради которой оно создано.

Позиция регистрирующего органа о том, что в рассматриваемом случае имеются признаки спора, связанного с созданием юридического лица, управлением им или участием в юридическом лице, являющимся коммерческой организацией, так как в Арбитражном суде по Ханты-Мансийскому автономному округу — Югре рассматривалось дело N А75-9982/2013 по заявлению УПТЦ РОСТО к Управлению Министерства юстиции Российской Федерации по Ханты-Мансийскому автономному округу — Югре об обязании внести в Единый государственный реестр юридических лиц запись об учредителях УПТЦ РОСТО — Оспищеве А.А. и Белоусовой Т.П. на основании учредительного договора от 04.05.2008 и внесении сведения о лице, имеющем право действовать от имени юридического лица без доверенности, Оспищеве А.А., опровергается содержанием судебного акта, принятого по указанному делу, согласно которому указанное выше заявление оставлено определением суда от 22.01.2014 без рассмотрения, так как Оспищевым А.А. не было представлено документов, подтверждающих его полномочия на подписание заявления как директора УПТЦ РОСТО, а потому не принимается апелляционным судом во внимание.

Таким образом, суд апелляционной инстанции признаёт правомерным вывод суда первой инстанции о том, что в спорный период лицом, имеющим право без доверенности действовать от имени заявителя, являлся именно председатель ликвидационной комиссии Казынкин А.С. (т. 1 л.д. 34, 44-51).

Вместе с тем, как следует из представленного в материалы дела письма от 16.09.2013, Казынкин А.С. сообщил председателю ликвидационной комиссии УПТЦ РОСТО Чудинову Е.Е., что, Казынкиным А.С., действовавшим в спорный период в качестве председателя ликвидационной комиссии, заявлений в адрес администрации г. Пыть-Яха о прекращении права постоянного (бессрочного) пользования на земельный участок под автодромом в связи с продажей объекта недвижимого имущества не направлялось (т. 1 л.д. 67).

Согласно абзацу 3 пункта 1 статьи 20 Закона о государственной регистрации в государственной регистрации прав может быть отказано в случаях, когда с заявлением о государственной регистрации прав обратилось ненадлежащее лицо.

Статьёй 9 Закона о государственной регистрации к компетенции органов по государственной регистрации отнесена проверка действительности поданных заявителем документов и наличия соответствующих прав у подготовившего документ лица.

В соответствии со статьёй 13 Закона о государственной регистрации органом, осуществляющим государственную регистрацию, проводится правовая экспертиза документов и проверка законности сделки. К заявлению о государственной регистрации прав должны быть приложены необходимые документы.

Ввиду вышеизложенных норм, в процессе правовой экспертизы документов на регистрационный орган возложена обязанность по проверке наличия соответствующих прав у лица, подписавшего документ, по распоряжению объектом недвижимости, о регистрации прав на который ходатайствует заявитель. В случае установления отсутствия либо недействительности прав таких лиц в регистрации прав на объект недвижимости должно быть отказано.

По верному замечанию суда первой инстанции, регистрирующий орган, проводя правовую экспертизу представленных на государственную регистрацию документов, должен был запросить по каналам межведомственного взаимодействия сведения, содержащиеся в ЕГРЮЛ и проверить полномочия лица, предоставившего документы от юридического лица без доверенности.

При этом, как правомерно установлено судом первой инстанции, установленные по делу обстоятельства свидетельствуют о том, что в период с 06.06.2012 по настоящее время единственным органом управления, уполномоченным на заключение каких-либо сделок, являлась ликвидационная комиссия, а лицом, действующим без доверенности от имени общества председатель ликвидационной комиссии.

На момент обращения в регистрирующий орган сведения о принятом решении о ликвидации учреждения были внесены в ЕГРЮЛ и в качестве физических лиц, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности, как правомерно установлено судом первой инстанции и уже отмечалось судом апелляционной инстанции, был указан председатель ликвидационной комиссии Казынкин А.С. (т. 1 л.д. 45).

Наличие факта волеизъявления о совершении регистрационных действий со стороны уполномоченного от заявителя лица материалами дела не подтверждается, в связи с чем, по убеждению суда апелляционной инстанции, суд первой инстанции правомерно указал, что регистрирующий орган произвел регистрационные действия на основании обращения лица, которое не имело соответствующих полномочий действовать от имени юридического лица (УПТЦ РОСТО) без доверенности.

Читайте так же:  Приказ 2700 минобороны

При таких обстоятельствах, апелляционный суд поддерживает вывод суда первой инстанции о том, что регистрирующим органом не была проведена надлежащая правовая экспертиза представленных на государственную регистрацию документов, что повлекло действия по государственной регистрации перехода права собственности от УТПЦ РОСТО в нарушение статей 13 , 16 Закона N 122-ФЗ.

При этом ссылка Управления на то, что у регистрирующего органа не возникли сомнения при регистрации перехода права собственности, судом апелляционной инстанции признаётся несостоятельной, так как непосредственно самим регистрирующим органом в апелляционной жалобе указывается на наличие противоречивой информации относительно учредителей и директора заявителя, в связи с чем, по убеждению суда апелляционной инстанции, Управление должно было принять меры по приостановлению регистрации перехода права собственности, поскольку, по мнению суда апелляционной инстанции, указанные данные препятствуют регистрации перехода права собственности.

Довод Управления о незаконности принятого судом первой инстанции решения, со ссылкой на то обстоятельство, что судом первой инстанции не была проверена легитимность решений о ликвидации УТЦП РОСТО и назначения органов управления УПТЦ РОСТО, принятых ДОСААФ России, равно как и ссылка подателя жалобы на то обстоятельство, что в случае признания незаконной регистрации перехода права собственности, должна была быть признана незаконной и первоначальная регистрация права собственности УПТЦ РОСТО, судом апелляционной инстанции не принимаются во внимание, поскольку указанное не относится к предмету заявленных требований, в рамках которого исследуется вопрос о законности действий Управления по регистрации перехода права собственности.

При этом суд апелляционной инстанции признаёт правомерным вывод суда первой инстанции о том, что заявление по настоящему делу подано уполномоченным лицом.

По верному замечанию суда первой инстанции, круг полномочий ликвидационной комиссии определён статьёй 63 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В силу пункта 3 статьи 62 Гражданского кодекса Российской Федерации с момента назначения ликвидационной комиссии к ней переходят полномочия по управлению делами юридического лица.

Из пункта 12 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.01.2000 N 50 «Обзор практики разрешения споров, связанных с ликвидацией юридических лиц» следует, что исходя из содержания пункта 3 статьи 62 , статьи 63 Гражданского кодекса Российской Федерации за руководителем (председателем) ликвидационной комиссии признается право подписывать исковые заявления при обращении в суд от имени ликвидируемого юридического лица, выдавать доверенности лицам, уполномоченным представлять интересы этого юридического лица в суде, совершать другие юридические действия от имени ликвидируемого юридического лица в соответствии с решениями ликвидационной комиссии, принятыми в пределах предоставленных ей законом прав.

Исходя из содержания указанных норм, суд первой инстанции правомерно указал, что право подписывать исковые заявления при обращении в суд от имени ликвидируемого юридического лица, выдавать доверенности лицам, уполномоченным представлять интересы этого юридического лица в суде, совершать иные юридические действия от имени ликвидируемого юридического лица в соответствии с решениями ликвидационной комиссии, принятыми в пределах предоставленных ей законом прав, принадлежит руководителю (председателю) ликвидационной комиссии.

Согласно информационной выписке из ЕГРЮЛ от 19.07.2013 УПТЦ РОСТО находится в стадии ликвидации, о чём 21.12.2012 внесена регистрационная запись N 2128600014541. В качестве лиц, имеющих право действовать без доверенности от имени юридического лица, указан председатель ликвидационной комиссии Чудинов Евгений Евгеньевич, о чем 19.07.2013 внесена запись в ЕГРЮЛ.

Заявление, как верно отметил суд первой инстанции, подано и подписано представителем по доверенности Платоновой С.А., выданной председателем ликвидационной комиссии Пыть-Яхского учебного профессионально-технического центра РОСТО (т. 1 л.д. 13).

В силу вышеизложенного, суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что судом первой инстанции действия Управления по государственной регистрации 10.04.2013 перехода права собственности УПТЦ РОСТО к НОУ АТШ «За рулем» на объект недвижимого имущества — автодром общей площадью 16 068 кв. м, расположенном по адресу: Ханты-Мансийский автономный округ — Югра. г. Пыть-Ях. ул. Белых ночей. д. 6, обоснованно признаны незаконными.

При данных обстоятельствах суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что, удовлетворив заявленные УПТЦ РОСТО требований в части признания незаконными действий Управления по государственной регистрации перехода права собственности, суд первой инстанции принял законное и обоснованное решение. Нормы материального права применены арбитражным судом первой инстанции правильно. Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в любом случае основаниями для отмены судебного акта, судом апелляционной инстанции не установлено. С учётом изложенного оснований для отмены обжалуемого в части решения арбитражного суда и удовлетворения апелляционной жалобы не имеется.

В связи с отказом в удовлетворении апелляционной жалобы Управления в соответствии с частью 3 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации государственная пошлина, подлежащая уплате Управлением, но от уплаты которой он в силу подпункта 1.1 пункта 1 статьи 333.37 Налогового Кодекса Российской Федерации освобожден, не подлежит распределению.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 статьи 269 , статьёй 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Восьмой арбитражный апелляционный суд

Решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 19.02.2014 по делу N А75-7231/2013 в обжалуемой части оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия, может быть обжаловано путем подачи кассационной жалобы в Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме.

Ликвидация записи в егрп

Управляющий партнер фирмы, Емельянов Валерий, дает рекомендации по защите прав участникам долевого с…

Валерий Емельянов рассуждает на тему защиты прав наследников бизнеса в российском правопорядке

Управляющий партнер фирмы, Валерий Емельянов, рассуждает на тему защиты прав наследников бизнеса в р…

Девятый ААС поддержал позицию юристов ЮФ «Бреева, Емельянов и партнеры» по делу о несостоятельяности

06 сентября 2018 года Девятый арбитражный апелляционный суд поддержал позицию юристов ЮФ «Бреева, Ем…

Судебная практика

Новое в судебной практике Верховного Суда РФ в ноябре 2018 года

14 ноября 2018 года Президиум Верховного Суда РФ утвердил Обзор судебной практики № 3 за 2018 г.…

Убытки за ненадлежащий банковский сервис можно получить с банка

03 августа 2018 года 19 Арбитражный апелляционный суд, рассмотрев резонансное дело № А36-1780/2016 о…

И снова про инвестиционные контракты: риски, преимущества и правовая природа инвестиционных контрактов (по материалам судебной практики 2011-2016 гг.)

Одним из основных вопросов, который сразу же возникает при анализе представленных любому суду докуме…

Права покупателя недвижимости после ликвидации продавца

Права покупателя недвижимости после ликвидации продавца

Основываясь на анализе зарубежных правопорядков, а также сформировавшейся в РФ судебной практики, автор определяет, какие действия может предпринять покупатель для регистрации своего права собственности в ЕГРП в случае ликвидации продавца, какова позиция судов арбитражной системы относительно возможности этого и, наконец, в каком порядке (искового или заявительного производства) должны защищаться права покупателя в данном случае.

В последнее время участники гражданского оборота все чаще сталкиваются с вопросом о том, как зарегистрировать переход права собственности на объект недвижимого имущества в Едином государственном реестре прав (далее — ЕГРП),

если после исполнения сторонами обязательств по сделке, но до подачи заявления в регистрирующий орган продавец ликвидируется. Ни Федеральным законом «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ (далее — Федеральный закон), ни ГК РФ указанный вопрос не урегулирован. При этом положения ст. 16 Федерального закона требуют обязательного обращения обеих сторон договора с заявлениями о государственной регистрации перехода права собственности.

Как правило, в подобных случаях сделка сторонами полностью исполнена, имущество передано по акту приема-передачи покупателю в момент подписания договора, а денежные средства за приобретенный товар перечислены на счет продавца. Правовая оценка описанной ситуации, по мнению автора, невозможна без предварительного понимания значения института государственной регистрации для возникновения прав в отношении объектов недвижимого имущества в российском правопорядке. В свою очередь, правильная правовая квалификация акта государственной регистрации обусловливается необходимостью формирования единообразной судебной практики по делам об оспаривании зарегистрированных прав в отношении объектов недвижимого имущества.

Все вышеизложенное в совокупности определяет высокую практическую актуальность исследуемых в настоящей статье вопросов.

Правовая природа акта государственной регистрации права.

По мнению автора, прежде чем обратиться к исследованию вопроса правовой судьбы переданного и не зарегистрированного за покупателем недвижимого имущества после ликвидации продавца, логично было бы определиться с правовой природой и значением самого акта государственной регистрации права в российском правопорядке. Для этого обратимся к нормам законодательства РФ, а также практике арбитражных судов за период 2003 — 2009 гг.

Согласно п. 2 ст. 8 ГК РФ, права на имущество, подлежащие государственной регистрации, возникают с момента ее совершения, если иное не установлено законом. В соответствии с этим положением ст. 131 ГК РФ и ст. 4 Федерального закона предусматривают, что вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в Едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней. Таким образом, российский правопорядок придает государственной регистрации прав в отношении объектов недвижимого имущества правообразующее значение [1].

Подобное прослеживается в большинстве европейских правопорядков. Аналогичный подход к оценке правовой природы акта государственной регистрации права характерен для большинства европейских правопорядков. Даже те из них, которые допускают действительность сделок с недвижимым имуществом в устной форме (ст. 1583 Гражданского кодекса Франции — далее ФГК), тем не менее на практике выработали правило о том, что покупатель становится собственником только после регистрации права в государственном реестре. Более того, последняя возможна лишь при предоставлении нотариального документа, подтверждающего заключение сторонами договора купли-продажи [2].

Вместе с тем в российском юридическом сообществе нет единого мнения относительно правовой природы государственной регистрации как юридического акта признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с ГК РФ. Можно выделить две превалирующие точки зрения по этому вопросу.

Первая сводится к рассмотрению государственной регистрации в качестве юридического акта особой природы, не относящегося к ненормативным правовым актам, указанным в ст. 13 ГК РФ. Его сущность состоит в том, что он не затрагивает гражданско-правовых обязательств сторон по сделке друг перед другом, но права, порождаемые последним для третьих лиц, признаются существующими только с момента регистрации. Рассматриваемый акт лишь подтверждает права заявителя в отношении того или иного объекта недвижимого имущества. При этом в отрыве от оснований государственной регистрации, указанных в ст. 17 Федерального закона, он рассматриваться не должен, поскольку сам по себе он не может создать прав у лица.

Указанная точка зрения получила свое распространение прежде всего в среде представителей регистрирующих органов, наиболее рьяно отстаивающих указанную позицию [3]. Вместе с тем следует отметить, что она получила отражение и в Концепции развития гражданского законодательства о недвижимом имуществе в РФ [3], [4].

Сторонники второй позиции определяют государственную регистрацию в качестве ненормативного правового акта в соответствии со ст. 13 ГК РФ. Представителями данной точки зрения указывается, что ненормативные правовые акты, оспаривание которых допускает ст. 13 ГК РФ, надо понимать в широком смысле [5].

Остановимся поподробнее на каждой из вышеизложенных позиций.

Государственная регистрация как юридический акт особой правовой природы.

Прежде всего, хотелось бы обратить внимание на то, что сам Федеральный закон определяет государственную регистрацию как юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с ГК РФ. Из вышеизложенной дефиниции следует, что регистрация сама по себе не носит правообразующего значения. Она лишь подтверждает уже возникшее из основания, указанного в п. 1 ст. 8 ГК РФ, право лица в отношении того или иного объекта. Кроме того, следует принимать во внимание, что в ст. 17 Федерального закона прямо указаны основания для государственной регистрации прав, без которых внесение той или иной записи в реестр невозможно.

Тот аргумент, что именно с государственной регистрацией в первую очередь стала связываться необходимая определенность правового статуса отдельных объектов недвижимости, по мнению автора, не может служить основанием для придания ей самостоятельного правообразующего значения. Согласно п. 1 ст. 8 ГК РФ, гражданские права и обязанности возникают из оснований, указанных в данном пункте, но особо названная статья рассматривает государственную регистрацию, которая не включена в основания возникновения прав и, следовательно, таковым не является. Из вышеизложенного следует, что государственная регистрация не представляет собой тот акт государственного органа, из которого возникают права, в смысле, придаваемом первым подп. 2 п. 1 ст. 8 ГК РФ.

Регистрация, несмотря на то что она определена ст. 2 Федерального закона в качестве юридического акта государственного органа, не является в силу ст. 8 ГК РФ, ст. 17 Федерального закона основанием возникновения прав в отношении объектов недвижимого имущества. В этом смысле необходимо разграничивать государственную регистрацию как юридический акт признания и подтверждения возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с ГК РФ и постановлениями, изданными органами государственной власти или органами местного самоуправления в рамках их компетенции, о которых в качестве оснований для государственной регистрации прав указывает п. 1 ст. 17 Федерального закона.

Суды часто указывают на неправомерность правовой квалификации акта государственной регистрации права как ненормативного правового акта в соответствии со ст. 13 ГК РФ. Так, в Постановлении Федерального арбитражного суда Московского округа от 23 ноября 2004 г. N КГ-А40/10710-04-П указано: «В соответствии со статьей 2 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено в судебном порядке, при этом акт регистрации права не является ненормативным актом государственного органа в смысле статьи 13 ГК РФ как не имеющий властного характера, а является юридическим актом признания и подтверждения государством возникновения, перехода или прекращения прав на недвижимое имущество.

Читайте так же:  Выдача займа сотруднику организации договор

По смыслу ст. 2 указанного Федерального закона в судебном порядке может быть оспорено зарегистрированное право, а не сама регистрация, запись или свидетельство о регистрации права.

Несогласие лица с актом государственной регистрации или регистрацией как действием следует расценивать как наличие у такого лица самостоятельного требования относительно объекта регистрации. При этом адекватным способом защиты прав такого лица на объект недвижимости является предъявление в установленном порядке иска о признании права к лицу, указанному в акте регистрации».

Из вышеизложенного следует, что если государственная регистрация проведена, оспорить в суде можно только зарегистрированное право путем оспаривания оснований возникновения прав.

В Постановлении ФАС Поволжского округа от 17 февраля 2005 г., вынесенном по делу N А57-10487/04-22, суд кассационной инстанции отметил, что государственная регистрация не может рассматриваться в отрыве от того права или той сделки, которые были зарегистрированы в ЕГРП. Развивая данные выводы, ФАС ПО указывает, что зарегистрированное право может быть оспорено путем предъявления иска о признании недействительными правоустанавливающих документов и применении последствий. В Постановлении апелляционной инстанции Арбитражного суда Саратовской области по делу N А57-7612/04-9 указано: «Государственная регистрация права, несмотря на то что она определена в ч. 1 ст. 2 ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» как юридический акт государственного органа, не является в силу. 8 ГК РФ и ст. 17 ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» основанием возникновения прав. Предусмотренные в указанных нормах основания возникновения прав являются основанием для проведения государственной регистрации. Таким образом, государственная регистрация является производным действием по отношению к тем юридическим фактам, которые в соответствии с ГК РФ являются основаниями возникновения права».

Вышеизложенная позиция нашла подтверждение и в Постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 12 марта 2007 г. N Ф04-8443/2006(29483-А03-38) по делу N А03-22210/05-13, в котором суд кассационной инстанции указал, что акт регистрации носит правоподтверждающий, а не распорядительный характер, свойственный правовым актам органов исполнительной власти. Суд указал, что в проведении регистрации не выражаются какие-либо юридически властные волеизъявления регистрирующего органа — учреждения юстиции, а действие акта регистрации не прекращается при исполнении, как это свойственно ненормативным правовым актам.

Впоследствии Определением ВАС РФ от 18 июня 2007 г. N 7406/07 в передаче в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора данного Постановления, а также Постановления апелляционной инстанции от 22 августа 2006 г. Арбитражного суда Алтайского края по данному делу было также отказано.

Анализ мотивировочной части вышеизложенных судебных актов позволяет сделать вывод о том, что суды придерживаются следующей позиции: государственная регистрация права собственности на недвижимое имущество не является ненормативным правовым актом и не может быть обжалована в порядке, установленном ст. 13 ГК РФ и гл. 24 АПК РФ.

Государственная регистрация как ненормативный правовой акт.

По мнению автора, запись в ЕГРП не может выступать доказательством текстуального отражения сущности акта государственной регистрации по следующим причинам.

Во-первых, сама по себе запись является лишь техническим действием, осуществляемым государственным регистратором по результатам проведенной правовой экспертизы документов в соответствии с требованиями Федерального закона. Значение же регистрации как акта органа государственной власти значительно шире и не может отождествляться исключительно с внесением записи в реестр, хотя именно с данным завершающим ее этапом законодатель связывает момент возникновения права (п. 3 ст. 2 Федерального закона).

Во-вторых, не следует забывать об обязательности исполнения властного предписания как одном из главных квалифицирующих признаков ненормативного правового акта. Акт государственной регистрации права имеет совершенно иное назначение и не носит обязательного характера для лица, в отношении которого действует.

Наконец, следует учитывать, что акт государственной регистрации права не соответствует критериям особого порядка принятия и издания ненормативных правовых актов [6].

Как зарегистрировать право собственности в реестре, если контрагент по сделке ликвидирован?

Для того чтобы понять, какие правовые барьеры по вопросу регистрации права собственности в ЕГРП возникают перед покупателем в ситуации ликвидации контрагента-продавца, обратимся к анализу норм законодательства РФ в сфере государственной регистрации, а также к судебной практике РФ последних шести лет по исследуемому вопросу. В соответствии со ст. 16 Федерального закона государственная регистрация прав проводится на основании заявления правообладателя, сторон договора или уполномоченного им (ими) на то лица при наличии у него доверенности, оформленной надлежащим образом.

Приведенная норма Федерального закона свидетельствует о необходимости обращения всех сторон договора в регистрирующий орган с заявлением о регистрации прав (за исключением случаев, когда законом прямо предусмотрена возможность одностороннего заявления). При этом непредставление указанного документа одной из сторон является безусловным основанием для приостановления, а в последующем отказа в государственной регистрации права в соответствии с пп. 9 п. 1 ст. 20 Федерального закона. Таким образом, Федеральным законом не урегулирован вопрос о возможности регистрации перехода права собственности в случае непредставления заявления одной из сторон в связи с ее ликвидацией.

На первый взгляд совершенно непонятно, как защитить свои права в подобном случае и можно ли это сделать в суде: ведь лицо, действиями которого фактически нарушается право покупателя, ликвидировано и не может выступать в качестве ответчика в процессе. Также неясно: если и обращаться в суд, то какие требования предъявлять в подобном случае?

Судебной практикой последних шести лет выработана единообразная позиция, позволяющая защитить права покупателя в подобной ситуации благодаря обращению к институту аналогии закона, закрепленному ст. 6 ГК РФ. Впервые на необходимость обращения к аналогии закона в подобной ситуации указал Президиум ВАС РФ в Постановлении от 27 мая 2003 г. N 1069/03. Отменяя судебные акты, Президиум ВАС РФ обратил внимание на существующий пробел в законодательстве в сфере государственной регистрации прав в ситуации ликвидации продавца и невозможности подачи заявления обеими сторонами сделки в соответствии с требованиями п. 3 ст. 165 и п. 3 ст. 551 ГК РФ в целях защиты прав покупателя по сделке, надлежащим образом исполнившего свои обязательства по оплате товара и его принятию по акту приема-передачи. Судебная практика последних лет полностью поддерживает указанную правовую позицию ВАС РФ, выработанную в Постановлении от 27 мая 2003 г. N 1069/03, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 1 сентября 2009 г. N 1395/09, Постановлениях ФАС Северо-Западного округа от 13 ноября 2008 г. по делу N А05-8024/2007, от 3 июня 2005 г. N А13-10744/04-09.

Если обоснованность применения указанных норм ГК РФ по аналогии не вызывает сомнения в силу необходимости защиты прав и законных интересов добросовестных участников гражданского оборота, надлежащим образом исполнивших свои обязательства по сделке, но по независящим от них причинам не имеющих возможности зарегистрировать свое право собственности в реестре, то совсем иначе обстоит дело с вопросом определения надлежащего ответчика, а также с самой процедурой защиты права покупателя в подобных ситуациях. До недавнего времени в судебной практике крайне неоднозначно решался вопрос определения надлежащего ответчика/заинтересованного лица по рассматриваемой категории дел, а также требований, которые должны заявляться в подобном случае.

По мнению автора, наиболее логичной в этой связи является правовая аргументация ФАС Восточно-Сибирского округа, выраженная в Постановлении от 24 августа 2004 г. N А78-1005/04-С1-6/26-Ф02-3322/04-С2: «Суд считает, что в связи с отсутствием второй стороны сделки ответчиком по требованию о государственной регистрации перехода права собственности будет являться учреждение юстиции как орган, на который возложена обязанность по государственной регистрации перехода прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Доводы кассационной жалобы о необходимости предварительного обращения в учреждение юстиции с заявлением о регистрации права подлежат отклонению, поскольку предметом рассматриваемого спора не являются отказ от регистрации либо уклонение учреждения юстиции от регистрации».

Автор полагает, что при рассмотрении указанной категории дел регистрирующий орган выступает в качестве формального ответчика, действиями которого права заявителя не нарушаются, однако, имея в виду пробел законодательства РФ по данному вопросу, а также принимая во внимание компетенцию регистрирующего органа, именно он должен быть ответчиком.

Анализ мотивировочной части ряда судебных актов, принятых в 2007 г., позволяет сделать вывод о том, что судебные органы ранее связывали возможность удовлетворения заявленного истцом требования вынести решение о государственной регистрации перехода права по рассматриваемой категории дел исключительно с обязательным предварительным обращением в регистрирующий орган с соответствующим заявлением и последующим получением отказа, обжалование которого и должно привести заявителя к желаемому правовому результату, что является, по мнению автора, в корне неверным [7]. При этом суды обращали внимание на то, что заявителями не оспаривается непосредственно отказ либо уклонение регистрирующего органа в регистрации перехода права, и разъясняли, что позиция ВАС РФ, изложенная в Постановлении Президиума ВАС РФ от 27 мая 2003 г. N 1069/03, касается возможности обжаловать отрицательный ответ данного органа в случае предварительного обращения к нему с соответствующим заявлением. Если же заявитель обращается в суд, минуя подачу документов в регистрирующий орган и получение соответствующего отказа, его требования не подлежат удовлетворению.

Из изложенного можно сделать вывод о том, что сама по себе процедура обращения в регистрирующий орган в подобном случае являлась, по мнению судебных органов, своего рода обязательной досудебной стадией, соблюдение которой приводило бы заявителя к достижению желаемого правового результата. По мнению автора, подобная необоснованная позиция, помимо прочего, также создавала правовую неопределенность в толковании позиции Президиума ВАС РФ, указанном в Постановлении от 27 мая 2003 г. N 1069/03.

Описанная ситуация сохранялась до принятия Президиумом ВАС вышеупомянутого Постановления от 1 сентября 2009 г. N 1395/09. В нем впервые указано, что решение о государственной регистрации перехода права собственности по сделке может быть принято как по делу об оспаривании отказа регистрирующего органа, так и по результатам рассмотрения требований к последнему по правилам искового производства.

Автор не может в полной мере согласиться с названной позицией Президиума ВАС.

Учитывая содержание п. 1 ст. 16 Федерального закона, правильнее было бы обратить внимание участников процесса на формальную законность отказа регистрирующего органа в подобном случае, однако следует указать на целесообразность рассмотрения таких дел в порядке искового производства с привлечением последнего к участию в процессе в качестве формального ответчика, как это имеет место по другим аналогичным делам (споры о признании права собственности на самовольную постройку, сохранению жилого помещения в перепланированном состоянии и т.п.).

В целом же вопрос правовой судьбы переданного по акту приема-передачи и оплаченного покупателем объекта недвижимого имущества в случае ликвидации продавца, по мнению автора, является логическим продолжением дискуссии о значении государственной регистрации для возникновения соответствующего права на объекты недвижимого имущества. Если принимать во внимание дословное требование п. 1 ст. 165 ГК РФ, суд должен был бы указать на ничтожность сделки ввиду несоблюдения требований о ее государственной регистрации в подобных случаях.

Все вышеизложенное в совокупности позволяет сделать вывод о готовности судов вставать на защиту интересов покупателя в описанных ситуациях, несмотря на не вполне логичные требования ст. 165 ГК РФ.

Невозможность применения судами п. 3 ст. 165 ГК РФ при желании, как представляется автору, можно было бы объяснить следующим образом: из содержания этой нормы следует, что уклонение представляет собой умышленное неправомерное бездействие лица, направленное на не наступление тех правовых последствий, которые должны наступить в случае исполнения им возложенных на него обязательств по договору. Ликвидация юридического лица не может рассматриваться как «уклонение», поскольку она не соответствует содержанию и назначению, придаваемому этому термину в русском языке. Вызывает сомнения теоретическое обоснование возможности уклонения юридического лица от регистрации при банкротстве. Ликвидация в данном случае призвана служить прежде всего интересам защиты кредиторов должника и, как правило, инициируется именно ими.

Тем не менее суды не применяют п. 1 ст. 165 ГК РФ при рассмотрении анализируемой категории дел. Это обстоятельство дает основание полагать, что они не придают институту государственной регистрации правообразующего значения, рассматривая его в качестве правоподтверждающего акта, с которым законодательством связывается наступление определенных юридически значимых последствий.

e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

1. Брагинский М.И. Комментарий к Закону Российской Федерации «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним». М., 1998. С. 5.

2. Цвайгерт К., Кетц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права. Т. 2 / Пер. с нем. М., 2000. С. 66.

3. Кюршунова Н. Неоспоримая регистрация // ЭЖ-Юрист. 2004. N 16.

4. Концепция развития гражданского законодательства о недвижимом имуществе // Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование. 2003. N 1-2(14-15). С. 78 — 79

5. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Отв. ред. О.Н. Садиков. М.: Юринформцентр, 1995. С. 34; Романов О.Е. Недействительность в гражданском праве: проблемы, тенденции, практика: Сборник статей / Отв. ред. М.А. Рожкова. М., 2006.

6. Алехин А.П., Кармолицкий А.А., Козлов Ю.М. Административное право РФ. М., 1996. С. 238.

7. Постановления ФАС Московского округа от 17.07.2007 по делу N КГ-А40/6354-07, ФАС Уральского округа от 15.02.2007 по делу N Ф09-508/07-С6.