Гражданский кодекс ст22

22.07.2018 Выкл. Автор admin

Статья 22. Недопустимость лишения и ограничения правоспособности и дееспособности гражданина

1. Никто не может быть ограничен в правоспособности и дееспособности иначе, как в случаях и в порядке, установленных законом.

2. Несоблюдение установленных законом условий и порядка ограничения дееспособности граждан или их права заниматься предпринимательской либо иной деятельностью влечет недействительность акта государственного или иного органа, устанавливающего соответствующее ограничение.

3. Полный или частичный отказ гражданина от правоспособности или дееспособности и другие сделки, направленные на ограничение правоспособности или дееспособности, ничтожны, за исключением случаев, когда такие сделки допускаются законом.

Комментарий к Ст. 22 ГК РФ

1. Положения комментируемой статьи во многом повторяют нормы ст. 10 ГК РСФСР 1922 г. и ст. 12 ГК РСФСР 1964 г. Так, в ГК РСФСР 1922 г. предусматривалось, что всякие сделки, стремящиеся к ограничению правоспособности или дееспособности, недействительны. А согласно ст. 12 ГК РСФСР 1964 г. никто не может быть ограничен в правоспособности или дееспособности иначе, как в случаях и в порядке, которые предусмотрены законом. Сделки, направленные на ограничение правоспособности или дееспособности, недействительны.

2. Ограничения правоспособности (см. комментарий к ст. 17 ГК), дееспособности (см. комментарий к ст. ст. 21, 29, 30 ГК) могут быть установлены только федеральным законом и должны быть соотнесены с требованиями ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, т.е. ограничение возможно только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Так, например, могут быть установлены ограничения права на осуществление предпринимательской деятельности, включающие в себя ограничения, связанные с государственной службой; ограничения, налагаемые в связи с совершенным правонарушением; ограничения, связанные с признанием индивидуального предпринимателя несостоятельным (банкротом), и др.

3. Недействительны акты субъектов Российской Федерации, направленные на ограничение правоспособности и дееспособности. Например, с учетом того что ч. 1 ст. 9 Закона Республики Карелия устанавливает, что нотариальной деятельностью в Республике Карелия вправе заниматься гражданин Российской Федерации, получивший лицензию на право этой деятельности, то суд пришел к выводу о том, что лицензирование нотариальной деятельности является ограничением граждан в правоспособности, а согласно п. 1 ст. 22 ГК РФ никто не может быть ограничен в правоспособности иначе, как в случаях и в порядке, которые установлены законом. Поскольку установить лицензирование нотариальной деятельности возможно только федеральным законом, то субъект Федерации не вправе устанавливать подобные ограничения в своих нормативных правовых актах и суд правильно указал в решении, что ч. 1 ст. 9 Закона Республики Карелия также принята с нарушением компетенции органов власти республики .

———————————
Определение Верховного Суда РФ от 15 августа 2002 г. N 75-Г02-14. Заявление о признании противоречащими федеральному законодательству отдельных положений Закона Республики Карелия от 20 июля 1995 г. «О нотариате» удовлетворено правомерно, поскольку оспариваемые положения приняты с нарушением компетенции органов власти республики и противоречат федеральному законодательству.

4. Основой п. 2 комментируемой статьи является ч. 2 ст. 55 Конституции РФ, согласно которой в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина.

В настоящем пункте разграничиваются гражданская дееспособность и право заниматься предпринимательской деятельностью, поскольку возможность заниматься предпринимательской деятельностью входит в содержание гражданской правоспособности (ст. 18 ГК), а следовательно, является элементом и гражданской дееспособности.

5. Решением Верховного Суда РФ от 29 января 2007 г. N ГКПИ06-1458 со ссылкой на комментируемую статью был признан недействующим абз. 3 п. 24 Положения о психоневрологическом интернате Министерства социального обеспечения РСФСР, утвержденного Приказом Министерства социального обеспечения РСФСР от 27 декабря 1978 г. N 145, в части, предусматривающей контроль администрацией интерната и медицинскими работниками за правильным и целесообразным расходованием заработанных средств теми лицами, которые не признаны недееспособными или ограниченно дееспособными. Распоряжение своим заработком является одним из важнейших элементов дееспособности лица. В ст. 22 ГК РФ установлено, что никто не может быть ограничен в правоспособности и дееспособности иначе, как в случаях и в порядке, которые установлены законом. Закон РФ от 2 июня 1992 г. N 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» (далее — Закон о психиатрической помощи) предусматривает, что лица, страдающие психическими расстройствами, обладают всеми правами и свободами граждан, предусмотренными Конституцией РФ и федеральными законами. Ограничение прав и свобод граждан, связанное с психическим расстройством, допустимо лишь в случаях, предусмотренных законами РФ .

———————————
Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. N 33. Ст. 1913.

Решение Верховного Суда РФ от 29 января 2007 г. N ГКПИ06-1458 о частичном удовлетворении заявления о признании недействующими отдельных пунктов Положения о психоневрологическом интернате Министерства социального обеспечения РСФСР, утвержденного Приказом Минсоцобеспечения РСФСР от 27 декабря 1978 г. N 145.

6. Примерами недопустимости отказа от правоспособности и дееспособности могут быть и специальные нормы: в частности, согласно ст. ст. 1045, 1051 ГК РФ ничтожными являются установленные договором простого товарищества ограничения права товарища на ознакомление со всей документацией по ведению общих дел и, соответственно, на отказ от бессрочного договора простого товарищества. В соответствии со ст. 828 ГК РФ недействителен запрет уступки денежного требования, которое гласит, что уступка финансовому агенту денежного требования является действительной, даже если между клиентом и его должником существует соглашение о ее запрете или ограничении.

Читайте так же:  Новый иск по другим основаниям

7. Ничтожными являются условия не только договоров, но и учредительных документов юридического лица, в которых предусматриваются ограничения на совершение сделок с акциями, долями в уставном капитале, не предусмотренные законом. Например, получение согласия общества (или других участников) на отчуждение доли третьему лицу по возмездной сделке есть существенное ограничение права участника ООО на распоряжение принадлежащим ему имуществом. Судебная практика отмечает, что общество не вправе самостоятельно вводить подобные ограничения, поскольку такое ограничение можно рассматривать как ограничение гражданской правоспособности (ст. 18 ГК), а согласно п. 1 ст. 22 и п. 2 ст. 49 ГК РФ ограничение гражданской правоспособности граждан и юридических лиц допускается только на основании закона .

———————————
См.: Обзор практики рассмотрения федеральными арбитражными судами округов споров, связанных с обжалованием решений общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью за январь 2005 — март 2006 г. / Группа авторов «ЮРИНФОРМ В» // СПС «КонсультантПлюс».

Статья 22 ГК РФ. Недопустимость лишения и ограничения правоспособности и дееспособности гражданина

Новая редакция Ст. 22 ГК РФ

1. Никто не может быть ограничен в правоспособности и дееспособности иначе, как в случаях и в порядке, установленных законом.

2. Несоблюдение установленных законом условий и порядка ограничения дееспособности граждан или их права заниматься предпринимательской либо иной деятельностью влечет недействительность акта государственного или иного органа, устанавливающего соответствующее ограничение.

3. Полный или частичный отказ гражданина от правоспособности или дееспособности и другие сделки, направленные на ограничение правоспособности или дееспособности, ничтожны, за исключением случаев, когда такие сделки допускаются законом.

Комментарий к Ст. 22 ГК РФ

Комментируемая статья развивает и дополняет положения ст. 1 ГК РФ о недопустимости ограничения гражданских прав. Основное правило, вытекающее из рассматриваемой нормы, — только закон (например, уголовный, административный) может ограничить правоспособность и дееспособность лица. Верховенство закона влечет недействительность ограничивающих гражданскую правосубъектность подзаконных актов. Равно как и «добровольный отказ» лица от своей правоспособности по общему правилу не имеет никакого юридического значения (ничтожен).

Другой комментарий к Ст. 22 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Комментируемая статья закрепляет общее правило, согласно которому ограничение граждан в правоспособности и дееспособности допускается только в случаях и в порядке, установленных законом.

В соответствии с ч. 3 ст. 55 Конституции РФ и ст. 1 ГК гражданские права могут быть ограничены федеральным законом и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

2. Граждане обладают правоспособностью с момента рождения, в силу своего существования она не зависит от пола, национальности, каких-либо индивидуальных качеств гражданина и др., поэтому невозможно лишение или полное ограничение правоспособности гражданина. Однако в случаях, предусмотренных законом, и на основании решения суда гражданин может быть ограничен в отдельных правах. Так, ст. 44 УК в качестве наказания за совершенное преступление предусматривает лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. В соответствии с Законом РФ от 2 июля 1992 г. «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» (Ведомости РФ. 1992. N 33. Ст. 1913), гражданин может быть временно и с правом последующего переосвидетельствования признан непригодным вследствие психического расстройства к выполнению отдельных видов профессиональной деятельности и работы, связанной с источником повышенной опасности. ГК (п. 4 ст. 66) устанавливает, что законом может быть запрещено или ограничено участие отдельных категорий граждан в хозяйственных товариществах и обществах, за исключением открытых акционерных обществ. Ограничение отдельных элементов правоспособности следует отличать от лишения гражданина отдельных субъективных прав, например, конфискация имущества по приговору суда означает лишение гражданина права собственности на определенное имущество и не связана с ограничением правоспособности.

Дееспособность, как и правоспособность гражданина, — правовая категория, поэтому закон устанавливает, что гражданин может быть признан недееспособным или ограничен в дееспособности только по решению суда в случаях, предусмотренных ГК (см. комментарий к ст. ст. 29, 30).

3. Комментируемая статья не только не допускает лишение или ограничение правоспособности и дееспособности граждан, кроме случаев и в порядке, установленных законом, но и предусматривает последствия несоблюдения такого порядка: акт государственного или иного органа, устанавливающий в нарушение закона ограничение дееспособности граждан или их права заниматься предпринимательской деятельностью, признается недействительным. Признание акта недействительным осуществляется на основании ст. 13 ГК в судебном порядке.

Недействительными могут быть признаны нормативные (в случаях, предусмотренных законом) и ненормативные акты государственных органов и органов местного самоуправления. В Постановлении Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 указывается, что основанием для признания такого акта недействительным являются как его незаконность, так и нарушение гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина, обратившегося в суд с соответствующим требованием (п. 6).

4. Правоспособность и дееспособность признаются за гражданином законом, который не только не допускает их отчуждаемость, но и не дает права самому гражданину полностью или частично отказаться от них или ограничить их. Граждане свободны в установлении, изменении и прекращении гражданских прав, но не могут отказаться от своей правоспособности или дееспособности. Например, гражданин вправе лишить наследства детей от первого брака, но не может отказаться от возможности по своему усмотрению завещать свое имущество любому лицу. Гражданин волен по своему усмотрению отчуждать свое имущество, продать или подарить принадлежащую ему вещь и т.д., но не вправе уменьшить свою правоспособность.

Гражданский кодекс Украины
Статья 22. Возмещение убытков и прочие способы возмещения имущественного вреда

1. Лицо, которому причинен ущерб в результате нарушения его гражданского права, имеет право на их возмещение.

Читайте так же:  Приказ мвд 13 по вооружению

2. Убытками является:

1) потери, понесенные лицом в связи с уничтожением или повреждением вещи, а также расходы, которые лицо понесло или должно понести для восстановления своего нарушенного права (реальный ущерб);

2) доходы, которые лицо могло бы реально получить при обычных обстоятельствах, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

3. Убытки возмещаются в полном объеме, если договором или законом не предусмотрено возмещение в меньшем или большем размере.

Если лицо, нарушившее право, получило в связи с этим доходы, то размер упущенной выгоды, которая должна возмещаться лицу, право которого нарушено, не может быть меньше доходов, полученных лицом, нарушившим право.

4. По требованию лица, которому причинен вред, и в соответствии с обстоятельствами дела имущественный вред может быть возмещен и другим способом, в частности, ущерб, причиненный имуществу, может возмещаться в натуре (передача вещи того же рода и того же качества, исправление поврежденной вещи и т.п.) .

Статья 22 ГК РФ. Недопустимость лишения и ограничения правоспособности и дееспособности гражданина

1. Никто не может быть ограничен в правоспособности и дееспособности иначе, как в случаях и в порядке, установленных законом.

2. Несоблюдение установленных законом условий и порядка ограничения дееспособности граждан или их права заниматься предпринимательской либо иной деятельностью влечет недействительность акта государственного или иного органа, устанавливающего соответствующее ограничение.

3. Полный или частичный отказ гражданина от правоспособности или дееспособности и другие сделки, направленные на ограничение правоспособности или дееспособности, ничтожны, за исключением случаев, когда такие сделки допускаются законом.

Комментарии к ст. 22 ГК РФ

По общему правилу гражданская правоспособность и дееспособность неотчуждаемы. Добровольный отказ от правоспособности и дееспособности запрещается, а сделки, влекущие такой отказ, ничтожны.

В то же время при наличии предусмотренных законом обстоятельств лицо может быть ограничено в дееспособности. Такими случаями являются, например, назначение уголовного наказания, лишение родительских прав.

Кроме того, законодательством предусмотрены основания признания лица недееспособным и ограничения его в дееспособности по решению суда. Более подробно эти основания рассматриваются в комментариях к последующим статьям ГК РФ.

Гражданский Кодекс РК
Статья 22. Дееспособность несовершеннолетних в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет

1. Несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет совершают сделки с согласия их законных представителей. Форма такого согласия должна соответствовать форме, которая установлена законодательством для сделки, совершаемой несовершеннолетним.

2. Несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет вправе самостоятельно распоряжаться своим заработком, стипендией, иными доходами и созданными ими объектами права интеллектуальной собственности, а также совершать мелкие бытовые сделки.

3. При наличии достаточных оснований суд может ограничить или лишить несовершеннолетнего права самостоятельного распоряжения своим заработком, стипендией, иными доходами и созданными им объектами права интеллектуальной собственности.

4. Несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет самостоятельно несут ответственность по сделкам, совершенным ими в соответствии с правилами настоящей статьи, и несут ответственность за вред, причиненный их действиями, по правилам настоящего Кодекса.

Сноска. Статья 22 с изменениями, внесенными законами РК от 25.03.2011 № 421-IV (вводится в действие по истечении десяти календарных дней после его первого официального опубликования); от 31.10.2015 № 378-V (вводится в действие с 01.01.2016).

Статья 22. Недопустимость лишения и ограничения правоспособности и дееспособности гражданина

1. Никто не может быть ограничен в правоспособности и дееспособности иначе, как в случаях и в порядке, установленных законом.

2. Несоблюдение установленных законом условий и порядка ограничения дееспособности граждан или их права заниматься предпринимательской либо иной деятельностью влечет недействительность акта государственного или иного органа, устанавливающего соответствующее ограничение.

3. Полный или частичный отказ гражданина от правоспособности или дееспособности и другие сделки, направленные на ограничение правоспособности или дееспособности, ничтожны, за исключением случаев, когда такие сделки допускаются законом.

Комментарий к статье 22 Гражданского Кодекса РФ

1. Комментируемая статья гарантирует неприкосновенность право- и дееспособности, ее п. 1 содержит общий запрет — никто не может быть ограничен в право- и дееспособности иначе как в случаях и в порядке, установленных законом, а п. 2 — последствие его нарушения, при этом ничего не говорится о недопустимости лишения право- и дееспособности (ср. содержание п. п. 1 и 2 ст. 22 с ее наименованием). Лишение гражданина правоспособности означало бы лишение его всех прав и обязанностей, но такое сложно связать с некоторыми элементарными правами и публичными обязанностями, это также не согласуется с применением ни одной юридической меры (профилактики, пресечения, наказания, воспитания, защиты и проч.). К тому же отсутствие правоспособности повлечет и отсутствие дееспособности, а поскольку первая в отличие от второй незаменима иными правовыми средствами, ее отсутствие повлечет отсутствие и самой правосубъектности. Пока гражданин жив, он не может быть лишен правоспособности (нечто подобное можно представить разве что в рамках наиболее крайних нарушений прав человека, например порабощения — ст. ст. 127.1, 127.2 УК). Поэтому правило п. 1 ст. 22 требует дифференцированного понимания: а) никто не может быть лишен правоспособности, а ее ограничение (суть поражение в отдельных видах прав) возможно только в случаях и в порядке, установленных законом; б) никто не может быть признан недееспособным и ограничен в дееспособности иначе как в случаях и в порядке, установленных законом.

2. В связи с ограничением правоспособности гражданские права могут быть ограничены федеральным законом в той мере, в какой это необходимо для защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (абз. 2 п. 2 ст. 1 ГК). Ограничения отдельных прав и свобод с указанием пределов и срока их действия могут устанавливаться в условиях чрезвычайного положения и в соответствии с федеральным конституционным законом для обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя (п. 1 ст. 56 Конституции). Основаниями ограничения россиян в праве на свободу передвижения, выборе места пребывания и жительства в пределах РФ могут быть специфические районы — пограничная полоса, закрытые военные городки и административно-территориальные образования, зоны экологического бедствия, отдельные территории и населенные пункты, где в случае опасности распространения заболеваний и отравлений людей введены особые условия и режимы проживания населения и хозяйственной деятельности, территории, где введено чрезвычайное или военное положение (ст. 8 Закона о праве граждан РФ на свободу передвижения). Причиной ограничения правоспособности может стать психическое расстройство, препятствующее выполнению отдельных видов профессиональной деятельности и деятельности, связанной с источником повышенной опасности. В этом случае гражданин по решению врачебной комиссии на основании оценки состояния его психического здоровья и согласно перечню психиатрических противопоказаний может быть признан на срок до 5 лет и с правом последующего переосвидетельствования профнепригодным (ст. 6 Закона о психиатрической помощи). Правоспособность может ограничиваться в рамках реторсии (ст. 1194 ГК) и за правонарушение (см. ст. ст. 47, 53, 56, 57 УК). В свою очередь, ограничение дееспособности преследует цели воспитания (п. 4 ст. 26 ГК) и защиты имущественных интересов членов семьи (ст. 30 ГК), а признание гражданина недееспособным направлено на защиту его собственных имущественных интересов (ст. 29 ГК).

Читайте так же:  Иск на раздел недвижимости

3. Меры правового воздействия на право- или дееспособность гражданина должны быть юридически обоснованными — не случайно в п. 1 ст. 22 говорится об установленных законом случаях и порядке (а в п. 2 — об условиях и порядке) их применения, что подразумевает наличие материально-правовых предпосылок (поводов, оснований) и соблюдение процессуальных особенностей их применения соответственно. Необоснованное ограничение дееспособности, права заниматься предпринимательской и иной деятельностью влечет недействительность акта государственного и иного органа (п. 2 ст. 22). Данный акт может быть нормативным или иным (например, правоприменительным), а сама санкция подлежит распространительному толкованию, т.е.: а) касается муниципальных органов, их должностных лиц, иных органов (например, юридического лица); б) охватывает не только случаи ограничения дееспособности и права заниматься предпринимательской и иной деятельностью, но и прочие ситуации (признание недееспособным или ограничение в любых других правах, образующих содержание правоспособности (ст. 18 ГК), если такие решения приняты без достаточных оснований или с нарушением процессуальных норм).

4. В п. 3 ст. 22 речь идет не о внешнем, а о внутреннем воздействии на право- и дееспособность — полном или частичном отказе от них самого гражданина и других сделках, направленных на их ограничение. Подобные действия ничтожны и не влекут правовых последствий изначально, а требование о применении последствий их недействительности может предъявить любое заинтересованное лицо или суд по своей инициативе (ст. ст. 166, 167 ГК). Поэтому даже если гражданин добровольно самоограничился в правах, это лишено правового значения независимо от того, знал ли он о существе принятой на себя обязанности и чем при этом руководствовался. Так, не имеют правового значения решение гражданина уйти в монастырь, совершение пострига и обетов целомудрия, послушания, нестяжательности, иные подобные обязательства (например, никогда не заниматься предпринимательством, не покупать недвижимость, навсегда связать свою жизнь с деревней). Запрет, установленный п. 3 ст. 22, связан с тем, что право- и дееспособность имеют естественно-правовую природу и неотчуждаемы (ст. ст. 17 и 21 ГК), к тому же гражданин осуществляет принадлежащие ему права по своему усмотрению (п. 1 ст. 9 ГК), поэтому ему нет надобности отказываться от право- или дееспособности — достаточно не осуществлять нежелательные права, что обычно не влечет их прекращения (п. 2 ст. 9 ГК). Так, дееспособному гражданину нет нужды отказываться от завещательной правоспособности — достаточно лишь не составлять завещания.

Прежде запрет совершать сделки, направленные на ограничение право- и дееспособности, был императивным (ст. 12 ГК 1964 г.), сегодня же в случаях, предусмотренных законом, такие сделки возможны и действительны (см., например, п. 3 ст. 22, ст. 1033 ГК). Сделки, направленные на ограничение право- или дееспособности, отличаются от случаев ограничения (обременения) конкретного субъективного права. Так, сделка по установлению сервитута (ст. ст. 274 — 277 ГК) означает предоставление заинтересованному лицу права ограниченного пользования чужим имуществом и ограничение, которое в результате претерпевает субъективное право собственника данного имущества; то же имеет место при покупке вещи, обремененной правом третьего лица (п. 1 ст. 460 ГК): последнее обременяет субъективное право покупателя на конкретную купленную им вещь, но оно не ограничивает определенный вид прав, как это должно быть при ограничении правоспособности (например, права на приобретение определенных товаров). Признак поражения в определенном виде прав отличает случаи договорного ограничения правоспособности (п. 3 ст. 22) от случаев изъятия имущества — оснований принудительного прекращения права собственности (п. 2 ст. 235 ГК): принудительное прекращение права на конкретное имущество отнюдь не исключает возможности приобретения аналогичного имущества (если, конечно, речь не идет об изъятых из оборота вещах), что было бы невозможным при ограничении правоспособности.