Адвокат интервью

25.04.2018 Выкл. Автор admin

Главный лозунг адвоката — не навреди!

Онлайн-интервью с Поминовой Ольгой Евгеньевной, адвокатом адвокатского бюро «А. Серков и Партнеры»

Каково предназначение профессии адвокат? Как становятся адвокатами? Какими качествами должен обладать современный адвокат? На эти и другие вопросы сайта edu.consultant.ru ответила Поминова Ольга Евгеньевна, адвокат адвокатского бюро «А. Серков и Партнеры».

КонсультантПлюс: Профессия адвоката известна с древних времен. Создается впечатление, что в настоящее время она стала очень популярной. Появилось много частнопрактикующих адвокатов, адвокатских контор и бюро. В обществе изменилось отношение к адвокатам. Как вы думаете, почему это происходит и в чем это заметнее всего проявляется?

Поминова Ольга Евгеньевна: Востребованность профессии юриста и, в частности, адвоката связана, в первую очередь, с изменениями в законодательном регулировании экономических и социально-политических отношений в государстве. В сфере экономики были легализованы частно-правовые отношения, на смену централизованно регулируемой экономике пришел рынок, появилась конкуренция в экономической среде. На фоне либерализации экономики возникла потребность как в правильном применении закона и правовом регулировании хозяйственных отношений, так и в защите интересов бизнес-структур и частных лиц. В итоге появилась потребность в адвокате, который владеет и юридическими знаниями, и приемами защиты интересов клиента в процессуальной сфере.

КонсультантПлюс: Пожалуйста, охарактеризуйте профессию адвоката: каково ее главное предназначение?

Поминова Ольга Евгеньевна: Профессия адвоката очень схожа с профессией врача. Главный лозунг адвоката — не навреди! Ценность адвоката состоит в умении в разных обстоятельствах применять разные способы лечения той или иной правовой проблемы, желательно терапевтическими средствами и с наибольшей выгодой для лица, обратившегося к нему за защитой.

КонсультантПлюс: Как давно вы занимаетесь адвокатской деятельностью? Как пришли в эту профессию? В какой отрасли права ведете дела?

Поминова Ольга Евгеньевна: Адвокатской деятельностью я занимаюсь с 2006 г. Началось все с большого количества родственников-юристов, рассказы которых и пробудили интерес к профессии. Основная часть дел, которыми я занимаюсь, относится к гражданско-правовой сфере. Много времени уделяю правовому сопровождению деятельности компаний, занимающихся, в частности, строительством, покупкой, продажей жилой/нежилой недвижимости, арендным бизнесом, предоставлением консалтинговых, медицинских услуг.

КонсультантПлюс: Сколько на вашем счету дел? Опишите, пожалуйста, один день из вашей адвокатской практики.

Поминова Ольга Евгеньевна: Никогда не пыталась считать количество дел, в которых принимала участие. Это моя работа, которой мне всегда интересно заниматься. Наверное, начинаешь считать дела, дни, часы и т.д., когда становится неинтересно и устаешь от всего этого.

Как правило, день адвоката начинается с ожидания возле зала суда. Но всегда есть возможность потратить это время с пользой! Например, читая на захваченном с собой ноутбуке специальные выпуски правовых новостей в системе КонсультантПлюс. Всегда интересно и очень познавательно! Потом начинается судебный процесс, на котором ты должна быть собранна, ответственна, убедительна и т.д. После процесса наверняка надо бежать на переговоры или просто необходимо срочно составить юридическое заключение, а может быть, что-нибудь еще, но тоже очень срочно. Приблизительно так мы и живем.

КонсультантПлюс: Интерес к профессии со стороны молодого поколения очень высок, и многие нынешние студенты хотели бы заниматься адвокатской деятельностью. Но для них это пока теория. Разъясните, пожалуйста, кем, по сути, является адвокат, какие на него возлагаются обязанности, чем регламентируется его деятельность? Могут ли граждане самостоятельно вести свои дела, без помощи адвоката?

Поминова Ольга Евгеньевна: Позволю себе проиллюстрировать ответ следующим примером. Как правило, штатный юрист компании отвечает за какую-то определенную часть юридической работы, например, сотрудник договорного отдела — за подготовку формы договора и его заключение. В случае возникновения спора, связанного с данным договором, интересы компании в суде представляет другой юрист из того же юридического подразделения, но который специализируется на судебно-правовой работе. Специфика работы адвоката такова, что он должен владеть знаниями в различных областях права, уметь их применить надлежащим образом и обеспечить положительный результат порученного ему дела, поскольку несет персональную правовую и моральную ответственность за итоговый результат поручения. Таким образом, адвокат — это универсальный юрист, владеющий в совершенстве юридической материей и процессуальными средствами ее применения. В свете сказанного представляется сомнительным, чтобы обычный гражданин смог бы самостоятельно, без помощи адвоката эффективно защитить свои права в суде, государственном органе при возникновении спорной ситуации.

КонсультантПлюс: Расскажите, как становятся адвокатами? Все ли специалисты, имеющие юридическое образование, могут стать адвокатами? Каковы перспективы карьерного роста адвоката?

Поминова Ольга Евгеньевна: Да, помимо требования о наличии диплома о высшем юридическом образовании и стажа работы по специальности в течение 2-х лет, для получения статуса адвоката кандидату следует сдать квалификационный экзамен, проводимый адвокатской палатой субъекта РФ. Квалификационный экзамен состоит из двух частей — письменных ответов на вопросы из различных областей права, либо тестирования и устного собеседования. Форму проведения первой части экзамена выбирает квалификационная комиссия в зависимости от числа претендентов и других обстоятельств. Устное собеседование проводится по экзаменационным билетам, в каждый из которых включается не менее четырех вопросов из перечня, утвержденного советом Федеральной палаты адвокатов. Экзаменационные билеты обновляются ежегодно. В случае успешной сдачи претендентом квалификационного экзамена, квалификационная комиссия в трехмесячный срок со дня подачи претендентом заявления о присвоении ему статуса адвоката принимает решение о присвоении, либо об отказе в присвоении претенденту статуса адвоката. Решение квалификационной комиссии о присвоении претенденту статуса адвоката вступает в силу со дня принятия претендентом присяги адвоката.

Карьерный рост адвоката напрямую зависит в первую очередь от его профессиональных качеств. Логика адвокатской карьеры состоит в повышении уровня профессионализма. Начинающим адвокатам необходима стажировка в адвокатских бюро с известной репутацией или под руководством опытного адвоката.

КонсультантПлюс: Какими личностными и профессиональными качествами должен обладать адвокат, чтобы стать успешным? Не кажется ли вам, что сегодня статус успешности адвоката приобрел двоякий смысл?

Поминова Ольга Евгеньевна: Успешность, в моем понимании, означает степень востребованности адвоката в современных условиях. Чтобы стать успешным, адвокат должен думать в первую очередь об интересах клиента, а не о своих собственных. Точнее, думать об интересах клиента, как о своих собственных. Рассматривая решение правовой задачи в таком ракурсе, адвокат будет нацелен и внутренне мотивирован на достижение положительного результата наиболее эффективными с правовой точки зрения способами. Это будет содействовать формированию конструктивных отношений между адвокатом и его доверителем. В конечном итоге выстроенная адвокатом система взаимоотношений с клиентом позволит ему рассчитывать на повторное обращение за оказанием правовой помощи и переход клиента в разряд постоянных. Чем больше у адвоката будет постоянных клиентов, тем больше будет его вес в юридическом мире.

Мне не импонирует востребованность адвоката, основанная на его готовности решать правовую проблему способами, не всегда совместимыми с правовыми. Такая успешность, в моем понимании, является, мягко говоря, зыбкой. В конечном счете это может дорого обойтись как адвокату, так и его доверителю.

КонсультантПлюс: В чем, по вашему мнению, заключаются достоинства и недостатки профессии адвоката? Позволяете ли вы себе эмоционально вовлекаться в дело?

Поминова Ольга Евгеньевна: Достоинств у профессии адвоката, на мой взгляд, великое множество. Это очень интересная и, как правило, востребованная профессия. Имеется возможность выбора дел, которые познавательны и привлекательны именно для тебя. Одним из самых важных достоинств профессии адвоката для меня является возможность самостоятельно принимать решение относительно своего рабочего времени и распорядка дня, что позволяет уделять время семье.

С другой стороны, работа адвоката связана с существенными психологическими нагрузками. Ведь подчас в судебных заседаниях возникают стрессовые ситуации, провоцирующие на проявление эмоций, порой негативного характера, но ты просто обязан сохранять хладнокровие и спокойный, работоспособный ум. Для меня это очень сложно, так как я человек эмоциональный. В моей работе я не могу использовать только разум, я отдаю ей часть своей души. Именно из-за психологических трудностей я, например, не занимаюсь уголовными делами.

КонсультантПлюс: Как вы находите клиентов и выстраиваете с ними отношения? Какой для вас клиент был бы идеальным? Сталкивались ли вы в своей практике с какими-то трудностями в общении с клиентами?

Поминова Ольга Евгеньевна: Как правило, новые клиенты у меня появляются по рекомендации моих предыдущих клиентов. Идеальный клиент, в моем понимании, это человек, который пытается разобраться в проблеме, прислушивается к моим рекомендациям и адекватно оценивает сложившуюся ситуацию. Конфликтных ситуаций с клиентами у меня никогда не возникало, как и трудностей в общении с ними, поскольку, как правило, достаточно одной встречи, чтобы оценить степень адекватности человека. С беспричинно конфликтными, неадекватными людьми я стараюсь не работать.

КонсультантПлюс: Обязан ли адвокат сообщить клиенту, что его дело бесперспективно. Существует ли некий адвокатский кодекс этики, который регламентирует подобные случаи?

Поминова Ольга Евгеньевна: Ст. 7 Кодекса профессиональной этики адвоката как раз говорит о том, что адвокат принимает поручение на ведение дела и в том случае, когда у него имеются сомнения юридического характера, не исключающие возможности разумно и добросовестно его поддерживать и отстаивать.

Я всегда довожу до своих клиентов максимально объективную информацию о перспективах дела, поскольку считаю для себя неприемлемым вводить кого-либо в заблуждение. Однако в гражданско-правовых делах, которыми я занимаюсь, полная бесперспективность бывает в исключительных случаях. Квалифицированные адвокаты практически всегда могут найти тот или иной путь, позволяющий максимально полно защитить интересы их клиентов.

КонсультантПлюс: Поделитесь, пожалуйста, интересным случаем из вашей практики, за который вы испытываете особую гордость?

Поминова Ольга Евгеньевна: Для меня интересными являются сложные, неоднозначные дела, требующие максимальной концентрации умственных способностей и знаний. Таких дел в практике было довольно много. В частности, недавно я участвовала в интересном судебном процессе по иску о признании недействительными договоров купли-продажи железнодорожных вагонов, признании права собственности на вагоны, а также по встречному иску о признании недействительным иного договора купли-продажи вагонов. У нашей стороны возникли сомнения в достоверности представленных истцом документов, в связи с чем по делу была проведена техническая экспертиза (в целях решения вопроса о давности исполнения подписи и оттиска печати на них).

КонсультантПлюс: Что бы вы могли посоветовать нашим читателям — студентам юридических факультетов, интересующимся профессией адвоката: чему им уделять особое внимание в период обучения?

Поминова Ольга Евгеньевна: Ответ простой — учите матчасть! Право — это, в первую очередь, наука, имеющая свои законы и аксиомы. В основе любой правовой нормы лежат незыблемые юридические постулаты. Нарушение правовых законов приводит к нарушению правовой нормы. Например, известная римская цивилистическая формула гласит, что никто не может передать прав больше, чем он имеет сам. Соответственно, арендатор вещи может распоряжаться вещью в своем интересе, только если это будет позволено собственником вещи. Неправомерное распоряжение вещью означает нарушение не только соответствующей цивилистической нормы, но и лежащего в ее основе закона. Поэтому я рекомендую изучать базовые труды российской цивилистической школы, в частности, таких авторов, как С.А. Муромцев, К.П. Победоносцев, Г.Ф. Шершеневич, О.С. Иоффе, С.Н. Братусь, Е.А. Флейшиц. Ну и, конечно, не забывать про наших современников Е.А. Суханова, В.В. Витрянского, В.Ф. Яковлева и многих других.

КонсультантПлюс: Как вы относитесь к использованию справочных правовых систем в работе юристов вообще и адвокатов в частности? Полезно ли использовать СПС студентам во время обучения в вузе? Назовите 3 причины, почему лично вы пользуетесь СПС.

Поминова Ольга Евгеньевна: Я убеждена, что юристы, в том числе адвокаты, не в состоянии качественно и профессионально оказывать юридические услуги, если они не используют в своей работе справочные правовые системы. Практически каждый квалифицированный ответ на какой-либо неоднозначный вопрос требует изучения правовой базы, ознакомления с судебной практикой по этому вопросу. Очень полезно просмотреть путеводители по судебной практике, по договорной работе, по сделкам и иные разделы системы КонсультантПлюс. Точно так же и студентам во время обучения в вузе, на мой взгляд, не просто полезно, а необходимо пользоваться СПС.

Почему я использую СПС? Во-первых, чтобы получить максимально полную информацию о возможности разрешения той или иной юридической проблемы. Во-вторых, чтобы получить эту информацию в максимально короткий срок. В третьих, в системе КонсультантПлюс собраны и систематизированы совершенно уникальные материалы, которые достаточно трудно или невозможно найти в иных источниках.

Анатолий Кучерена: «Адвокат – это священник без рясы: люди приходят к нему, как на исповедь»

Может ли один человек быть востребованным и успешным адвокатом, членом Общественной палаты РФ, двух общественных советов и нескольких комиссий, преподавать и заниматься наукой, а в свободное время еще и успевать писать книги о своей профессиональной деятельности? Да. Если вы сомневаетесь в этом – читайте интервью портала ГАРАНТ.РУ с профессором, д. ю. н. Анатолием Кучереной.

Выбор профессии: от миротворца до юриста

Анатолий Григорьевич, в одном из интервью Вы рассказали, что еще в детстве поняли силу слова и предпочитали решать конфликты не кулаками, а переговорами. Очевидно, что данные навыки необходимы людям всех профессий, но особенно они ценятся у дипломатов и адвокатов. Расскажите, о какой профессии Вы мечтали в школьные годы?

В период учебы в школе я еще не знал, кем хочу стать. Действительно, при выяснении отношений я всегда разнимал людей и убеждал их, что гораздо эффективнее решать проблемы при помощи слов, а не силы. Как сказал Сократ: «Когда слово не убьет, то и палка не поможет». То есть задатки защитника у меня были, однако в полной мере деятельность адвоката в том возрасте я не понимал.

Серьезно я задумался о выборе будущей профессии во время службы в армии. Там у меня была возможность много читать, в том числе юридическую литературу. Тогда право поглотило меня, и я принял окончательное решение.

Читайте так же:  Гражданский кодекс ст539

После армии Вы поступили на службу в ГУВД Москвы, а через три года сдали вступительные экзамены в Московскую высшую школу милиции МВД СССР (сейчас – Московский университет МВД России имени В. Я. Кикотя). Чем закончилось Ваше обучение, и почему Вы не продолжили работу в правоохранительных органах после получения диплома?

Я перевелся во Всесоюзный заочный юридический институт (сейчас – Московский государственный юридический университет имени О. Е. Кутафина) и под руководством самого Олега Емельяновича Кутафина в 1991 году успешно окончил его. Олег Емельянович был гениальным человеком, я считаю его рыцарем права и бесконечно благодарен судьбе за то, что могу назвать себя его воспитанником. Мои взгляды на многие юридические вопросы появились именно благодаря Олегу Емельяновичу.

А в правоохранительные органы я не вернулся, потому что мечтал стать адвокатом – видимо, внутренняя тяга сыграла свою роль.

В 1993 году Вы получили статус адвоката и с тех пор ни разу не меняли род деятельности. Неужели Вам никогда не хотелось посвятить себя другой профессии?

Никогда, даже мысли такой не было. Для того, чтобы чувствовать себя комфортно в профессии, надо ее любить. Не стоит ориентироваться только на деньги – идите туда, где сможете самореализоваться, добиться успеха, реально помогать людям. И это решение должно быть принято осознанно.

Уже через 10 лет после окончания Всесоюзного заочного юридического института Вы вернулись в него заведующим Кафедрой адвокатуры и нотариата. Как Вы решили заняться научной и преподавательской деятельностью?

В 1998 году, уже после защиты кандидатской диссертации, мне поступил звонок от Олега Емельяновича. Я хорошо помню этот момент: я тогда представлял интересы Тамары Павловны Рохлиной и ехал на машине в Наро-Фоминский суд по ее делу. Олег Емельянович сообщил мне, что на кафедре адвокатуры появилась вакантная должность, и попросил зайти к нему переговорить по этому вопросу. Это было предложение, от которого нельзя отказаться! Так я стал работать в своей альма-матер.

Вы считаете себя адвокатом по призванию?

Трудно сказать, поскольку свою жизнь вообще тяжело анализировать. Наверное, да, считаю. Мне кажется, моя судьба была предопределена: все мои навыки, знания, интересы были заложены еще в юношеские годы. Несмотря на то, что у меня в роду нет адвокатов, я должен был выбрать именно эту профессию. А теперь сын пошел по моим стопам.

Я счастливый человек – ведь я смог реализовать себя. Конечно, меня стали узнавать благодаря моим доверителям. Я же ничего не изобрел, мировой рекорд не установил, первым в космос не полетел. Мне повезло, что столько известных людей пользовались моими услугами: Никита Михалков, Иосиф Кобзон, Юрий Любимов, Григорий Лепс, Юрий Яковлев, Валентин Ковалев. Сергей Лисовский. И я очень благодарен им за то, что они верили в меня!

Но ведь неспроста эти люди обратились именно к Вам: они видели Ваши знания, упорство, желание помочь.

Еще в моей профессии очень важно доверие. Если человек, который нуждается в квалифицированной юридической помощи, не испытывает доверия к адвокату, работать будет сложно. Поэтому прежде чем браться за то или иное дело, я стараюсь установить с клиентом психологический контакт.

Отношение адвоката к доверителям, их проблемам и возможным способам решения данных проблем также формирует определенный имидж. Адвокат – это священник без рясы: люди приходят к нему, как на исповедь. Нужно научиться понимать и сопереживать человеку, который, оступившись, оказался на скамье подсудимых. При этом для того, чтобы полностью понять и оценить ситуацию, в которую попал клиент, часто приходится задавать довольно неприятные вопросы. Однако во всем важно чувствовать грань. Например, занимаясь делом Тамары Павловны Рохлиной, я никогда не спрашивал ее, убила она своего мужа или нет, – это не мое дело.

Я всегда думала, что адвокаты первым делом задают такие вопросы.

Я никогда не задаю подобных вопросов. Я могу правильно выстроить тактику защиту и без этих данных, просто изучив материалы дела.

Еще очень страшно, когда адвокат лукавит и не говорит доверителю, что ему может грозить. Это «медвежья услуга». Если я разобрался в ситуации, я всегда честно рассказываю обо всех возможных вариантах развития событий.

Были ли дела, наблюдая за которыми Вы сожалели: «Жаль, что не я их веду»?

Нет, мне незнакомо чувство «профессионального голода» – наверное, потому, что у меня всегда были интересные дела, и думать о посторонних судебных разбирательствах просто нет времени. Я считаю уникальными все те процессы, которые я провел. Недавно я написал книгу, которая в ближайшее время поступит в продажу: «Моя жизнь в профессии: от «коробки из-под ксерокса» до дела Сноудена. «. В ней описываются 22 истории из моей профессиональной жизни. Я прожил со всеми этими делами, и, безусловно, они меня по-своему меняли: заставляли мужать, подстегивали к действию, не позволяли останавливаться на достигнутом.

Наш портал читают много начинающих адвокатов, которые мечтают завоевать уважение и популярность сродни Вашим. Какие качества, на Ваш взгляд, необходимы адвокату, чтобы стать успешным?

Ничего нового я не скажу. Это прежде всего честность, добросовестность, трепетное отношение к людям, с которыми работаешь, а также трудолюбие. Мы не можем надеяться только на образование – наша профессия требует очень много времени для самосовершенствования. Надо признать, что в России в действующее законодательство вносится столь изменений, что порой даже профессионалы не могут разобраться в них. Поэтому только ежедневное изучение законов и правоприменительной практики позволит молодому специалисту стать профессионалом своего дела.

Общественная деятельность Анатолия Кучерены, или «Моя главная цель – помощь конкретным людям»

В 2003 году, спустя пять лет после защиты кандидатской, Вы защитили докторскую диссертацию на тему «Роль адвокатуры в становлении гражданского общества в России». Что дала Вам ученая степень доктора юридических наук?

Много чего. Во-первых, я уже тогда занимался наукой, составлял учебники и преподавал. А делать это без постоянного саморазвития и ежедневной работы над собой невозможно. Во-вторых, моя докторская диссертация позволила мне стать общественным деятелем. Я стоял у истоков создания в 2005 году Общественной палаты РФ и много лет посвятил этой работе.

На мой взгляд, все институты гражданского общества должны формироваться снизу – по инициативе народа. К сожалению, с Общественной палатой РФ этого не вышло. Когда Президент РФ Владимир Путин увидел, что ничего не происходит, он взял дело в свои руки. В первый состав Общественной палаты РФ вошло 126 человек: 42 из них были направлены от региональных общественных объединений, 42 – от общероссийских общественный объединений и еще 42 – от Президента РФ. Одним из представителей последней группы был и я. Помню, в начале палата даже не имела своего здания – для совещаний мы снимали небольшие помещения или собирались прямо здесь, в моем офисе. Я горд тем, что начинал эту работу с академиком Евгением Павловичем Велиховым, моим учителем по адвокатуре Генри Резником, Ольгой Костиной, Олегом Зыковым, Андреем Пржездомским, Павлом Гусевым, Николаем Сванидзе и другими уважаемыми людьми. Мы все до сих пор очень тесно общаемся. В те времена мы были еще «желторотиками», создавали этот орган по наитию, поскольку кроме одного закона [Федерального закона от 4 апреля 2005 г. № 32-ФЗ «Об Общественной палате Российской Федерации». – Ред.] ничего не имели. Надо сказать, с тех пор общественная деятельность абсолютно увлекла меня.

Действительно, помимо членства в Общественной палате РФ, Вы являетесь членом двух Советов при Президенте РФ, Общественных советов при ФСБ России, Комиссий при Президенте РФ по вопросам кадровой политики в правоохранительных органах и по предварительному рассмотрению кандидатур на должности судей федеральных судов соответственно, председателем Общественного совета при МВД России и др. Каких успехов Вы добились в указанных областях и какие задачи ставите перед собой на будущее?

Занимаясь общественной деятельностью, я не ставил перед собой каких-либо глобальных задач. Моя главная цель – помощь конкретным людям. Например, первое дело, с которым я столкнулся в Общественной палате РФ: дело рядового Сычева – солдата, который подвергся избиениям со стороны сержанта. Я тогда вместе с коллегами выезжал в Челябинск, встречался с офицерами, разбирался в ситуации. В 2006 году мы помогали жителям поселка Южное Бутово, которых пытались выселить из их частных домов без каких-либо гарантий получения жилья. Я помню, как члены Общественной палаты РФ дежурили там ночами, чтобы не позволить бульдозерам сровнять все с землей. В 2010 году похожие проблемы были у жителей поселка «Речник». Эти и многие другие дела я описал в книге «Романтики гражданского общества», которая вышла после четырех лет моей работы в Общественной палате РФ.

Конечно, вопрос развития институтов гражданского общества принципиально важен. Однако, на мой взгляд, нельзя уходить от решения конкретных проблем. Все дела, которыми мы занимались с коллегами, были нацелены на то, чтобы власть научилась прислушиваться к человеку и помогать ему. Общественная палата РФ позволила сформировать неравнодушных граждан. Для нас это очень важно.

Сейчас нужно добиться того, чтобы люди предлагали свои решения проблем, а не просто критиковали существующий порядок. Это не так просто. Например, я долго думал, как можно улучшить ситуацию на дорогах и положить конец существованию нелегальных казино. И мне пришла в голову идея: разработать две интерактивные карты – «Дороги без проблем» и «Система противодействия нелегальному игорному бизнесу», – на которых граждане могли бы отмечать проблемные районы, а затем в режиме реального времени контролировать ситуацию. Сегодня обе карты успешно работают.

Вы часто пишете про своих доверителей в собственных книгах («Бал беззакония», «Кому выгодно?», «Без крови не обойтись. » и др.). Не стала исключением и история Эдварда Сноудена, чьи интересы Вы представляете с 2013 года. Однако на этот раз поклонников Вашего творчества ждет не просто книга, а снятый по ней полнометражный фильм от самого Оливера Стоуна. Расскажите, как Вы решились написать книгу про сотрудника спецслужб США, и каким будет будущий фильм о нем.

После знаменитой встречи с Эдвардом Сноуденом в «стерильной зоне» аэропорта Шереметьево мой телефон разрывался от звонков журналистов. В какой-то момент я подумал: вместо того, чтобы по много раз отвечать на одни и те же вопросы, я могу описать все мои впечатления от общения с Эдвардом в одной книге. Соответствующий опыт у меня был, и я рискнул. Тогда я еще не думал, что в дальнейшем по моей книге будет сниматься фильм. Я приступил к работе в конце июля 2013 года, а в декабре 2013 года книга «Время спрута» была готова. Так вышло, что спустя месяц мы уже встретились с Оливером Стоуном, а в марте 2014 года – подписали соглашение о передаче прав на книгу.

Я горжусь, что такой человек – обладатель трех статуэток «Оскар» – заинтересовался моей работой. Казалось бы, где я, и где он! Начинались переговоры по передаче прав на книгу довольно сложно, зато закончились нашей с Оливером дружбой. В книге «Моя жизнь в профессии: от «коробки из-под ксерокса» до дела Сноудена. » я посвящаю этому выдающемуся режиссеру одну из глав. Я считаю его великим человеком, мастером своего дела.

Я был на съемочной площадке нового фильма и даже снялся в одном из эпизодов. Оливер относится ко мне как к своему напарнику: «Вот мое режиссерское кресло, а рядом, свободное – твое. Оно всегда ждет тебя», – говорит он. И это бесконечно приятно!

В 2011 году Вы подписали Обращение представителей общественности против информационного подрыва доверия к судебной системе РФ, которое впоследствии было размещено в Интернете. В нем говорится о недопустимости подмены «законных форм гражданского контроля за судебной системой тиражированием политических инсинуаций», а также о необходимости прекратить манипулирование общественным мнением и беспрецедентное давление на правосудие. Какую цель преследовало подписание данного документа и есть ли результаты этой работы?

Я подписал это обращение, потому что считаю, что мы не должны огульно клеймить всех позором. На моем профессиональном пути были разные судьи, прокуроры, следователи, но я всегда решал проблемы процессуальным путем. В уже упомянутом мной деле Тамары Павловны Рохлиной я дошел до суда в Страсбурге и выиграл его, после чего ВС РФ отменил предыдущее решение и направил дело на новое рассмотрение. В другом деле, когда я представлял интересы Веры Трофимовой, судья Одинцовского районного суда избрала ей меру пресечения в виде заключения под стражу. Моя подзащитная передвигалась на инвалидной коляске, ее состояние здоровья было очень плачевное, и спустя некоторое время она умерла прямо на территории СИЗО. Я настаивал на том, чтобы судья, которая избрала ей такую меру пресечения, ответила за свою ошибку. Несмотря на то, что сразу после случившегося она написала заявление об увольнении по собственному желанию, председатель ВС РФ поддержал меня и уволил ее по дискриминирующему основанию. Так что я по собственному опыту знаю, как тяжело иногда бывает добиваться справедливости процессуальными путями, но тяжело – не значит невозможно, поэтому надо дерзать.

Что касается результатов подписания Обращения представителей общественности против информационного подрыва доверия к судебной системе РФ, то они очевидны – с тех пор многое изменилось в лучшую сторону. Конечно, еще есть большое количество претензий к нашей судебной системе, но нужно разбираться в каждом конкретном случае.

Если бы у Вас была возможность разработать и принять один закон, регулирующий судебную систему в России, какие принципиальные положения, которых нет в действующем законодательстве, Вы бы в нем прописали?

Я не хочу критиковать действующие в России законы – в принципе, они неплохие. Я говорю это смело и уверенно, потому что по роду деятельности неоднократно сталкивался с нормативно-правовыми актами Европы и США, и мне есть, с чем сравнивать. Большинство проблем, которые возникают у нас в стране, связаны с применением права, а конкретно – с человеческим фактором. Если судья четко понимает свою роль в обществе, профессионально подготовлен и морально устойчив, то все дела с его участием проходят хорошо. Если перечисленных мною качеств у судьи нет – появляются проблемы.

Читайте так же:  Ответственный за бсо приказ

Единственное, что я предлагаю изменить в российской судебной системе: разделить квалификационную коллегию судей на два независимых друг от друга органа, один из которых будет принимать экзамены у кандидатов в судьи, другой – оценивать качество работы судей и налагать на них дисциплинарные наказания. Я считаю, что это было бы правильно.

Вы работаете адвокатом почти четверть века. Как, на Ваш взгляд, изменился статус данной профессии за эти годы?

В лучшую сторону. Например, в 1990-е не было даже закона, регулирующего деятельность адвокатов: мы работали по Положениям об адвокатуре РСФСР от 20 ноября 1980 года. Адвокатов тогда часто притесняли, и это объяснимо: они по-определению неугодны ни следователю, ни прокурору, ни судье. Хотя профессия защитника во все времена была благородной. Сейчас ситуация изменилась, и к адвокатам начали прислушиваться.

Конечно, преобразования происходят сложно, медленно, но это и понятно: современной России всего 25 лет. Советский период сформировал у граждан одни ценности, а в нынешнем мире они совершенно другие. Цикличность понятна и неизбежна – мы вынуждены проходить определенный исторический путь, и поэтому нельзя требовать сиюминутных изменений.

Какое место в Вашей жизни занимает адвокатура?

Документы по теме:

Читайте также:

Вениамин Яковлев: «Право – это искусство, и ему нужно служить»
Советник Президента РФ, член-корреспондент РАН, заслуженный юрист РСФСР, д. ю. н.

Генрих Падва: «Никто не может указать адвокату, кого и как надо защищать»
Управляющий партнер адвокатского бюро «Падва и партнеры», заслуженный юрист РФ

Разработаны поправки в порядок оплаты труда адвокатов по назначению
Сегодня в правоприменительной практике возникают проблемы с расчетом оплаты вознаграждения адвоката в связи с существующими противоречиями между отдельными нормами законодательства.

Руководителям адвокатских палат могут разрешить занимать свою должность более двух сроков подряд
Депутат Госдумы Разиет Натхо выступила с инициативой об отмене установленного ограничения для глав федеральных и региональных палат на переизбрание на третий и дальнейшие сроки.

Шнуров или Путин: Милонова решили приструнить

Адвокат Сергея Шнурова пожаловался в Госдуму на Виталия Милонова

После очередной серии оскорблений со стороны члена комитета Госдумы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений Виталия Милонова, который потребовал запретить песни лидера группы «Ленинград» Сергея Шнурова, представители музыканта обратились в комиссию Госдумы по этике.

Представители лидера группы «Ленинград» Сергея Шнурова направили в комиссию Госдумы по вопросам депутатской этики жалобу о нарушении этических норм со стороны члена комитета Госдумы по развитию гражданского общества Виталия Милонова после его требований запретить песни музыканта на территории России.

Милонов отметил, что на такой шаг необходимо пойти в рамках борьбы с алкоголизмом, а самого Шнурова депутат назвал «бесовским запевалой».

«Надо запретить песни, пропагандирующие алкоголь, запретить Шнура и позвать его к [телеведущему Андрею] Малахову, пускай он его «проберет» — что же вы делаете: сами не бухаете, а молодежь за вами ведется. И показать истории, когда молодые люди, воодушевленные песнями группы «Ленинград», спивались и умирали», — сказал Милонов интервью агентству городских новостей «Москва».

Он выразил возмущение в связи с тем, что сам Шнуров не собирается следовать тому образу жизни, пропагандой которого занимается в своем творчестве.

«Сам Шнуров вообще пить не будет, он знает, какое поведение нужно выбрать для себя. А для людей предлагает образ дешевого легкодоступного удовольствия — ни эстетического, ни духовного, а удовольствия через «бухалово», «Дом 2» и прочее», — подчеркнул он.

По мнению Милонова, в России необходимо заняться изменением отношения граждан к пьющей части населения.

«Пускай образ пьющего человека станет снова «помоечным», потому что, к сожалению, такие как Шнуров, все эти бесовские запевалы, снова начинают морально легализовывать пиво в нашем обществе», — призвал он.

Особое возмущение депутата вызвала песня Шнурова «В Питере пить», так как она, по его мнению, демонстрирует в корне неверное понимание города.

«В Питере — пить» — он вообще не понимает, что нужно делать в Санкт-Петербурге», — заявил Милонов.

В качестве альтернативы Шнурову как ролевой модели для молодежи он предложил президента России Владимира Путина, указав на то, что в начале нулевых именно его поведение демонстрировалось как позитивная модель.

«В начале 2000-х гг. В.Путина показывали, что он ведет здоровый образ жизни. Вся молодежь к этому тянулась. А потом силы зла, возможно еще и спонсирующие всяких Шнуров, снова стали продвигать: «Нет, не надо быть как Путин, будьте как Шнур, будьте алкоголиками, атеистами. Это лучше. Меняйте женщин постоянно, это будет вам в удовольствие», — подытожил он.

После подобных заявлений со стороны Милонова представитель лидера группы «Ленинград», адвокат Константин Добрынин, направил жалобу о нарушении этических норм в комиссию Госдумы по вопросам депутатской этики.

«Милонов В. В. систематически распространяет в средствах массовой информации утверждения о творчестве Шнурова С. В. и группы «Ленинград», которые не соответствуют действительности и содержат высказывания, которые находятся на грани допустимого в общении между гражданами Российской Федерации», — говорится в тексте официального обращения, передает РИА «Новости».

Он подчеркнул, что распространение интервью депутата может повлечь за собой создание ложного представления о творчестве Шнурова и привести к подрыву его репутации. По его словам, своими словами Милонов нарушил ч. 1 ст. 44 Конституции России, в соответствии с которой гражданам страны гарантируется свобода литературного, художественного и других видов творчества.

Также в обращении указывается, что депутат постоянно использует брань и «стилистически сниженную лексику», когда публично дает оценку исполнителю.

«В соответствии с требованиями статьи 9 ФЗ «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации», депутат Государственной Думы обязан соблюдать этические нормы», — отметил адвокат.

В связи со всем вышеперечисленным, он попросил членов комиссии провести проверку высказываний Милонова и принять меры, предусмотренные нормами соответствующего положения.

Моя профессия — адвокат

Онлайн-интервью с адвокатом Адвокатской палаты г. Москвы, председателем Московской коллегии адвокатов «Юракадемия: Кутафин и партнеры», доцентом юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, к.ю.н. Дмитрием Викторовичем Хаустовым

Практикующий адвокат Дмитрий Викторович Хаустов рассказал edu.consultant.ru о профессии адвоката, о ее достоинствах и недостатках, о том, как становятся адвокатами, какими качествами и знаниями необходимо обладать, чтобы добиться успеха, а также поделился интересными случаями из своей адвокатской практики, за которые испытывает особую гордость.

КонсультантПлюс: Профессия адвоката известна с древнейших времен. Создается впечатление, что в настоящее время она стала более популярной, более востребованной. Появилось много частнопрактикующих адвокатов, адвокатских контор и бюро. В обществе изменилось отношение к адвокатам. Как вы думаете, почему это происходит и в чем это заметнее всего проявляется?

Хаустов Д.В.: Существует известное выражение: если в обществе много врачей и юристов, то оно больно. В некоторой степени данный тезис обоснован. Переход к правовому государству смещает акценты в регулировании социального поведения с морали и нравственности на формально определенные правовые правила. Общество оказывается в состоянии, когда оно не способно разрешать внутренние конфликты иными средствами, кроме правовых. В этой связи и возрастает роль юристов.

КонсультантПлюс: Пожалуйста, охарактеризуйте в целом профессию адвоката: каково ее главное предназначение?

Хаустов Д.В.: Адвокатом является гражданин, получивший в установленном Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре Российской Федерации» порядке статус адвоката. Он является независимым профессиональным советником по правовым вопросам. Адвокат не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельности, а также занимать государственные и муниципальные должности. Главное предназначение адвоката состоит в осуществлении квалифицированной независимой правовой деятельности, направленной на защиту интересов доверителя.

КонсультантПлюс: Как давно вы занимаетесь адвокатской деятельностью? Как пришли в эту профессию? С чего все началось? В какой отрасли права ведете дела? Сколько на вашем счету дел? Сколько из них вы считаете успешными? Опишите, пожалуйста, один день из вашей адвокатской практики.

Хаустов Д.В.: Началось все с того, что 10 лет назад мне надоело испытывать на себе самодурство офисных руководителей, которые не хотели и не могли считаться с моим самостоятельным мнением. Мне хотелось независимости и уверенности в перспективах работы, за результаты которой я готов был нести ответственность. Работая в штате какой-либо государственной и даже частной организации, юрист полностью зависим от внутренней ситуации. Он не может самореализоваться в полном объеме. Самовлюбленность большинства современных начальников, их страсть к чинопочитанию и лести парализуют нормальную профессиональную работу. В такой системе отношений юрист теряет свой творческий потенциал. Статус адвоката позволяет быть на гребне волны в правовой деятельности. Профессиональный адвокат не должен всем угождать и говорить то, что от него хотят услышать. Он вступает в разные конфликтные ситуации и не должен их бояться. Адвокат в повседневной деятельности обязан иметь и выражать собственное мнение, зачастую полностью противоположное мнению его оппонентов. Данное качество я не только развиваю в себе, но и стараюсь стимулировать у всех моих сотрудников. Я не препятствую им делать в мой адрес резкие замечания, позволяю открыто спорить со мной и не соглашаться. Если такие качества не развить у начинающего адвоката, то никакой ценности он представлять не будет. Полноценный адвокат не должен быть закомплексован и зависим, иначе он не сможет уверенно отстаивать свои позиции в повседневной работе. Я пришел в адвокатуру 10 лет назад, подал заявление в Адвокатскую палату, успешно сдал экзамены, принял присягу и получил статус. Когда я подавал документы, я еще не знал, какими конкретно делами буду заниматься. Приход в адвокатуру был в тот момент для меня неким юношеским протестом против тотальной административной психологии, засевшей в головах большинства наших граждан. После получения статуса адвоката я создал бюро, объединив в нем нескольких адвокатов, с которыми сохраняю дружеские отношения и по сей день. Не могу сказать, что в своей деятельности я замыкаюсь на каких-либо отдельных отраслях права. Сфера моей деятельности достаточно широка: от гражданского до уголовного права. Я глубоко убежден, что правовая среда представляет собой весьма интегрированное явление. Она похожа на живой организм, где невозможно лечить один орган, забыв про другой. В большинстве дел мне приходится сталкиваться сразу с двумя сторонами одной медали, где регулирование отношений подпадает одновременно под несколько отраслей права. Несмотря на то, что я сам изначально специализировался в области частного права и начинал свою трудовую деятельность с аудита, в настоящее время с огромным удовольствием занимаюсь ведением и уголовных дел. Успешность дела выражается не только в положительном судебном решении. Иногда можно выиграть судебное дело, но проиграть или не получить желаемый итоговый результат. Я никогда не замыкаюсь на получении отдельных процессуальных документов. Я привык работать по принципу «под ключ». Данный подход к работе и готовность заключать соглашения об оказании правовой помощи на таких условиях обеспечивает мне успешность.

КонсультантПлюс: Интерес к профессии со стороны молодого поколения по-прежнему очень высок и многие нынешние студенты хотели бы заниматься адвокатской деятельностью. Но для них это пока в теории. Разъясните, пожалуйста, как адвокат-практик, кем по сути является адвокат, чем он занимается, какие на него возлагаются обязанности, чем регламентируется его деятельность? Могут ли граждане самостоятельно вести свои дела, без помощи адвоката?

Хаустов Д.В.: На осуществление правовой деятельности не требуется получения каких-либо лицензий, сертификатов и иных разрешительных документов. В правовом государстве резюмируется, что каждый обязан знать законы. В этой связи граждане вправе самостоятельно вести свои дела без помощи адвоката, за исключением лишь сферы уголовного процесса, где адвокат является обязательным участником. Однако без профессиональной правовой помощи простому гражданину будет сложно разобраться в юридических проблемах. По этой причине граждане и обращаются к адвокату. Деятельность адвоката регламентируется Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Адвокат вправе собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов власти и иных организаций. Указанные органы и организации обязаны выдать адвокату запрошенные им документы или их заверенные копии не позднее чем в месячный срок со дня получения запроса адвоката. Адвокат также вправе опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому адвокат оказывает юридическую помощь. Адвокат вправе собирать и представлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами. Адвокат может привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи. Адвокат вправе беспрепятственно встречаться со своим доверителем наедине, в условиях, обеспечивающих конфиденциальность (в том числе в период его содержания под стражей), без ограничения числа свиданий и их продолжительности. Он может фиксировать (в том числе с помощью технических средств) информацию, содержащуюся в материалах дела, по которому адвокат оказывает юридическую помощь, соблюдая при этом государственную и иную охраняемую законом тайну. Адвокат не вправе принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случае, если оно имеет заведомо незаконный характер. Также адвокат не вправе принимать поручение в случаях, если он имеет самостоятельный интерес по предмету соглашения с доверителем, отличный от интереса обратившегося лица, либо если ранее участвовал в деле в качестве лица, в компетенции которого находилось принятие решения в интересах клиента. Также адвокат не вправе принимать поручение на ведение дела, если он состоит в родственных или семейных отношениях с должностным лицом, которое принимало или принимает участие в расследовании или рассмотрении дела данного лица, а также если адвокат оказывает юридическую помощь доверителю, интересы которого противоречат интересам данного лица. Адвокат не вправе занимать по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя. Адвокат не вправе делать публичные заявления о доказанности вины доверителя, если тот ее отрицает. Адвокат не может разглашать сведения, сообщенные ему доверителем, без его согласия. Также адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты. Негласное сотрудничество адвоката с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, запрещено. Адвокат не вправе действовать вопреки законным интересам доверителя, оказывать ему юридическую помощь, руководствуясь соображениями собственной выгоды, безнравственными интересами или находясь под воздействием давления извне. Адвокат также не вправе заниматься иной оплачиваемой деятельностью в форме непосредственного личного участия в процессе реализации товаров, выполнения работ или оказания услуг, а также вне рамок адвокатской деятельности оказывать юридические услуги, за исключением деятельности по урегулированию споров, в том числе в качестве медиатора, третейского судьи, а также участия в благотворительных проектах других институтов гражданского общества, предусматривающих оказание юридической помощи на безвозмездной основе. Выполнение профессиональных обязанностей по принятым поручениям должно иметь для адвоката приоритетное значение над иной деятельностью.

Читайте так же:  Договор аренды лесовоза

КонсультантПлюс: Расскажите, как становятся адвокатами? Все ли специалисты, имеющие юридическое образование, могут стать адвокатами, или им требуется пройти дополнительный квалификационный экзамен? В чем он заключается? Каковы перспективы карьерного роста адвоката?

Хаустов Д.В.: Карьерный рост адвоката зависит только от него самого. Здесь не так важны регалии и социальный статус (ученые степени, прежние должности и пр.). Карьера адвоката напрямую зависит исключительно от его профессиональных качеств. Адвокат, зарекомендовавший себя с положительной стороны, быстро становится известным, и круг его клиентов разрастается в геометрической прогрессии. Грамотному адвокату лишь в первое время бывает сложно, до тех пор, пока он не наработает авторитет и известность. Затем клиентскую базу он начинает выбирать уже сам.

Порядок приобретения статуса адвоката определен Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре Российской Федерации». Статус адвоката вправе приобрести лицо, которое имеет высшее юридическое образование, либо ученую степень по юридической специальности, а также стаж работы по юридической специальности не менее двух лет либо пройти стажировку в адвокатском образовании. Решение о присвоении статуса адвоката принимает квалификационная комиссия адвокатской палаты субъекта Российской Федерации после сдачи лицом, претендующим на приобретение статуса адвоката, квалификационного экзамена. Квалификационная комиссия при необходимости организует в течение двух месяцев проверку достоверности документов и сведений, представленных претендентом, а затем принимает решение о допуске претендента к квалификационному экзамену. Положение о порядке сдачи квалификационного экзамена утверждено Решением Совета Федеральной палаты адвокатов от 25 апреля 2003 г. № 2. Перечень экзаменационных вопросов утвержден Решением Совета Федеральной палаты адвокатов от 30 ноября 2010 г. № 7. Квалификационный экзамен состоит из письменных ответов на вопросы (тестирование) и устного собеседования. Претендент, не сдавший квалификационного экзамена, допускается к повторной сдаче экзамена не ранее чем через год. Решение квалификационной комиссии о присвоении претенденту статуса адвоката вступает в силу со дня принятия претендентом присяги адвоката. Статус адвоката присваивается на неопределенный срок и не ограничивается возрастом адвоката.

КонсультантПлюс: Какими личностными и профессиональными качествами должен обладать адвокат, чтобы стать успешным? Что для вас означает «успешный адвокат»? Не кажется ли вам, что сегодня статус успешности адвоката приобрел двоякий смысл?

Хаустов Д.В.: Успешность адвоката зависит от его профессионализма и умения быть самостоятельным. При этом самостоятельность выражается не в свободе от поручений доверителя, а в умении своими силами принимать решения и нести за них ответственность. Бесспорно, в настоящее время адвокатов подразделяют на тех, кто хорошо знает законы, и на тех, кто хорошо знает судей. Шемякин суд был всегда во все времена и во всех государствах. Не секрет, что многие адвокаты были уличены в коррупционных схемах. Современная адвокатура России находится в стадии становления. По этой причине здесь не все идеально. Я с большим сожалением смотрю на случаи, когда адвокат работает в качестве некой мембраны между клиентом и чиновником, выступая посредником в неформальном решении поставленных задач. Данная деятельность не имеет ничего общего с независимой квалифицированной и профессиональной правовой помощью. Она пагубно влияет на развитие правового государства и полностью низвергает авторитет адвокатуры. Возможно, в чьих-то глазах такие адвокаты и считаются успешными, но для меня такое поведение абсолютно несовместимо с понятием «успешный адвокат».

КонсультантПлюс: В чем, по вашему мнению, заключаются достоинства и недостатки профессии адвоката? Насколько эта профессия опасна и психологически трудна? Позволяете ли вы себе эмоционально вовлекаться в дело?

Хаустов Д.В.: Достоинства этой профессии состоят в том, что работа адвоката позволяет в наибольшей степени реализовать внутренние творческие способности человека в социальной среде. Она дает возможность вступать в весьма разнородные ситуации, видеть мир намного шире, чем из окна офиса какой-либо консалтинговой фирмы. Бесспорно, адвокатская деятельность влияет на психологическое состояние, поскольку адвокат вынужден погружаться и пропускать через себя каждую конфликтную ситуацию, за которую он берется. Первое время я был более подвержен такому воздействию. Потом привык. Считаю, что адвокат должен быть психологически вовлечен в дело, но при этом ему необходимо воздерживаться от проявления эмоций. У меня были случаи, когда излишние эмоции мешали эффективно провести переговоры и добиться желаемого результата. Психологическая вовлеченность должна быть, поскольку тогда адвокат начинает жить делом, за ведение которого он взялся. Без психологической вовлеченности работа адвоката превратится в чисто формальную работу без каких-либо творческих приемов.

КонсультантПлюс: Как вы находите клиентов и выстраиваете с ними отношения? Какой для вас клиент был бы идеальным, встречали ли вы таких на своем пути? Сталкивались ли вы в своей практике с какими-то трудностями в общении с клиентами? Как вы обычно улаживаете конфликты? Бывали ли случаи, когда клиент не оплачивал ваши услуги?

Хаустов Д.В.: Данный вопрос настолько масштабен, что не хватит даже целой книги, чтобы полноценно осветить эту проблему. Вкратце скажу, что сначала адвокат должен наработать авторитет, затем авторитет начинает работать на адвоката. В самом начале адвокатской практики у меня не было крупных клиентов, но, зарекомендовав себя, я достаточно быстро расширил клиентскую базу. Раньше меня часто просили представить резюме для начала сотрудничества. Сейчас его уже никто не спрашивает, резюме заменяет либо моя фамилия, либо рекомендации людей, с которыми я раньше работал. В отношении общения с клиентами хочу сказать, что адвокат должен быть хорошим психологом. К каждому клиенту нужен свой подход. В любом случае клиент должен ощущать комфорт при общении с адвокатом. Для меня существует основной принцип — работать так, чтобы клиент обращался в дальнейшем с новыми вопросами. По этой причине адвокат должен обладать коммуникабельностью и обязан уметь сглаживать конфликты. В отношении нарушения договорных обязательств со стороны клиентов считаю необходимым отметить, что большинство проблем в этой сфере возникает из-за неправильных изначальных договоренностей. Адвокат должен иметь соглашение об оказании правовой помощи, в котором необходимо четко и конкретно отразить все вопросы о гонораре. Бесспорно, в ходе выполнения работ могут возникнуть новые обстоятельства, которые способны привести к конфликту с клиентом. В этой связи данные обстоятельства необходимо предусмотреть изначально и обязательно отразить их в соглашении об оказании правовой помощи с целью предотвращения почвы для разногласий.

КонсультантПлюс: Обязан ли адвокат сообщить клиенту, что его дело бесперспективно. Существует ли некий адвокатский кодекс этики, который регламентирует подобные случаи?

Хаустов Д.В.: Да, существует Кодекс профессиональной этики адвоката, который должен соблюдаться каждым адвокатом. Данный кодекс был принят Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 г.. При принятии присяги адвокат клянется честно и добросовестно руководствоваться этим кодексом. Закон и нравственность в профессии адвоката выше воли доверителя. Никакие пожелания, просьбы или требования доверителя, направленные к несоблюдению закона или нарушению правил, предусмотренных Кодексом профессиональной этики адвоката, не могут быть исполнены адвокатом. Адвокат не вправе давать лицу, обратившемуся за оказанием юридической помощи, обещания положительного результата выполнения поручения. Адвокат не должен ставить себя в долговую зависимость от доверителя и не должен допускать фамильярных отношений с ним. Адвокат принимает поручение на ведение дела и в том случае, когда у него имеются сомнения юридического характера, не исключающие возможности разумно и добросовестно его поддерживать и отстаивать.

КонсультантПлюс: Поделитесь, пожалуйста, интересным случаем из вашей практики, за который вы испытываете особую гордость?

Хаустов Д.В.: Одно из наиболее интересных дел, которое я вел, — это уголовное дело 5-кратного чемпиона СССР по спортивной гимнастике, а ныне предпринимателя А.С. Чернозубова. Данное уголовное дело было возбуждено в отношении А.С. Чернозубова и его сотрудников по факту якобы мошеннических действий в особо крупном размере группой лиц по предварительному сговору (ч. 4 ст. 159 УК РФ). Надзором за расследованием занималась Генеральная прокуратура РФ, а следствие вело следственное подразделение ГУ МВД РФ по ЦФО. Несмотря на то, что линия обвинения имела явно выраженный обвинительный уклон, отметавший все неустранимые сомнения в пользу обвиняемых, нам удалось добиться оправдательного приговора. Запомнилось данное дело мне тем, что мои подзащитные заняли очень жесткую позицию против уголовно-процессуальной системы следственных органов. Они не шли ни на какие уступки и соглашения со следствием, несмотря на то, что были задержаны и помещены в СИЗО за отказ признать вину и сотрудничать со следственными органами. Следователи предлагали изменить им меру пресечения на подписку о невыезде при условии признания вины. Будучи сильными духом людьми, мои подзащитные, находясь 1,5 года в СИЗО, сражались до победы, давая мне право в полную силу работать на противоположной стороне со следствием. Меру пресечения нам удалось изменить лишь в порядке обжалования в Верховном Суде РФ, поскольку суды нижестоящих инстанций обычно занимают позицию следственных органов, поддерживая в полной мере их ходатайства. Мои подзащитные знали, что применение репрессивных мер связано с тем, что они не пошли на уступки своим партнерам в бизнесе. В результате в отношении них было возбуждено заказное уголовное дело и применен уголовно-процессуальный ресурс. Объем дела составил 40 томов. Само дело я вел на протяжении 4-х лет. За успешный исход данного дела я испытываю особую гордость, поскольку переломить ситуацию и добиться оправдательного приговора удалось исключительно благодаря моей бескомпромиссности и силе духа моих подзащитных.

Еще одно интересное уголовное дело было в сфере интернета. Оно касалось подделки документа (ст. 327 УК РФ). В данном уголовном деле мы с моим подзащитным В.А. Митиным не оспаривали фактических обстоятельств дела. Проблема касалась исключительно уголовно-правовой квалификации действий. Сначала Тверским районным судом г. Москвы был вынесен обвинительный приговор, но по моей жалобе Мосгорсудом данный приговор был отменен и уголовное дело прекратили за отсутствием состава преступления. Проблема данного уголовного дела состояла в том, что УК РФ не охватывает документов, изготовленных в электронной форме. В настоящее время развитие интернета и электронного документооборота приобрело огромные масштабы, но правовое регулирование отстает от запросов времени. Уголовное право не допускает расширительного толкования. В этой связи действия В.А. Митина, изготовившего электронный коллаж официального документа, не попадали под преступление, предусмотренное ст. 327 УК РФ.

Весьма интересным было еще одно уголовное дело, которое я вел в защиту одного из руководящих сотрудников Росрыболовства И. Бакулина. Данное уголовное дело, несмотря на опровергающие доказательства, закончилось необоснованным обвинительным приговором, демонстрирующим зависимость судебной системы от следственных органов и политических интриг. Дело в том, что следственные органы инкриминировали моему подзащитному получение взятки. Однако действия И. Бакулина никак не подпадали под данный состав. Вместо того чтобы прекратить уголовное преследование, следственными органами была осуществлена переквалификация на мошенничество, хотя в материалах дела имелись все доказательства, свидетельствующие о том, что И. Бакулин не завладевал чужим имуществом путем обмана. Действия И. Бакулина состояли в том, что будучи знакомым на протяжении многих лет с руководителями крупных рыбопромысловых предприятий, он смог посадить их всех вместе за стол переговоров перед проведением аукциона на продажу квот на вылов водных биоресурсов. В ходе данных переговоров предприятия договорились между собой о распределении квот на предстоящем аукционе. Роль моего подзащитного состояла лишь в том, чтобы свести друг с другом участников аукциона. Ни получения взятки, ни мошенничества в действиях И. Бакулина не было. Несмотря на это, судебные органы проигнорировали имевшиеся доказательства и стали соучастниками политической игры в отношении Росрыболовства.

КонсультантПлюс: Что бы вы могли посоветовать нашим читателям — студентам юридических факультетов, интересующимся профессией адвоката: чему им уделять особое внимание в период обучения, какие книги по профессии читать, на кого ориентироваться, к чему быть готовыми и как построить успешную карьеру?

Хаустов Д.В.: К сожалению, в большинстве вузов мало внимания уделяется подготовке студентов к дальнейшей реальной правовой работе. В этой связи наряду с изучением программных предметов считаю весьма важным учиться владеть риторикой. Важно также быть всесторонне развитым человеком, поскольку практикующий адвокат должен уметь включиться и поддержать разговор на любую тему.

КонсультантПлюс: Как вы относитесь к использованию справочных правовых систем в работе юристов вообще и адвокатов в частности? Полезно ли использовать СПС студентам во время обучения в вузе? Почему? Назовите, пожалуйста, 3 причины, почему лично вы пользуетесь СПС.

Хаустов Д.В.: Без СПС современную правовую работу представить невозможно. Это как воздух или вода. Современный юрист не сможет составить никакой значимой конкуренции на рынке юридических услуг, если он не владеет СПС. Причины: оперативность поиска документов; доступность информации в любой точке; полнота картины правового регулирования интересующего вопроса.