На какие статьи нет удо

13.11.2018 Выкл. Автор admin

Содержание:

УДО в 2018 году: изменения в уголовном законодательстве

В нашей новой статье вы сможете найти ответы на самые популярные вопросы, связанные с получением УДО в 2018 году.

Что такое условно-досрочное освобождение?

Для начала определимся с терминами. Итак, что такое условно-досрочное освобождение (УДО) с точки зрения действующего российского законодательства? Ответ об этот вопрос можно найти в ст. 79 УК РФ, которая гласит, что УДО – это освобождение заключенного раньше срока, назначенного приговором суда.

В 2018 году условно-досрочное освобождение возможно в том случае, если суд придет к выводу, что осужденный раскаялся в содеянном, а также частично или полностью возместил вред, который был причинен преступлением.

Кто может рассчитывать на УДО в 2018 году?

Как уже было сказано выше, право на условно-досрочное освобождение есть у осужденных, которые раскаялись в содеянном, то есть признали свою вину и «твердо встали на путь исправления».

Как понять, исправился ли осужденный? Решить это может только суд. Именно поэтому при рассмотрении ходатайства об УДО судья должен выяснить следующие:

  • Соблюдает ли осужденный условия отбывания наказания?
  • Изменилось ли отношение осужденного к совершенному преступлению?
  • Возместил ли осужденный причиненный им вред?
  • Раскаялся ли осужденный в содеянном?
  • Имеются ли у осужденного взыскания и поощрения?
  • Занимается ли осужденный трудовой деятельностью?
  • Участвует ли осужденный в общественной жизни исправительного учреждения?
  • Есть ли у осужденного постоянное место жительства?
  • Где осужденный собирается работать после получения УДО?

Обратите внимание! Отсутствие постоянного места жительства, родственников, предварительной договоренности о приеме на работу осужденного не может служить основанием для отказа в УДО.

Когда можно подать ходатайство об УДО в 2018 году?

Право на подачу ходатайства об условно-досрочном освобождении появляется у осужденного не ранее отбытия 6 месяцев срока наказания, но при этом существуют и дополнительные требования. При подготовке ходатайства об УДО в 2018 году следует помнить, что срок его подачи также зависит от тяжести совершенного преступления.

Так, в соответствии с положениями ч. 3 ст. 79 УК РФ условно-досрочное освобождение может быть применено только после фактического отбытия осужденным:

  • Не менее 1/3 срока наказания(преступление небольшой тяжести);
  • Не менее 1/3 срока наказания(преступление средней тяжести);
  • Не менее 1/2 срока наказания(тяжкое преступление);
  • Не менее 2/3 срока наказания(особо тяжкое преступление).

Обратите внимание! Лица, отбывающие пожизненное лишение свободы, могут ходатайствовать об условно-досрочном освобождении не ранее, чем через 25 лет лишения свободы.

Как составить ходатайство об УДО в 2018 году?

Каким должно быть ходатайство об условно-досрочном освобождении в 2018 году? В соответствии с действующим законодательством такое ходатайство должно содержать следующую информацию;

  • Наименование и реквизиты суда, в который подается ходатайства;
  • Сведения об осужденном(ФИО, место пребывания, срок заключения);
  • Информация о вынесенном приговоре;
  • Обстоятельства, на основании которых осужденный может рассчитывать на УДО;
  • Просьба применить к осужденному условно-досрочное освобождение;
  • Дата составления ходатайства;
  • Список прилагаемых документов.

Какие документы необходимо приложить к ходатайству об УДО?

Для подачи ходатайства об условно-досрочном освобождении в 2018 году вам потребуется собрать следующие документы

  • Копия приговора;
  • Гарантийное письмо от работодателя;
  • Справка о наличии регистрации по месту жительства;
  • Справка о составе семьи(при наличии несовершеннолетних детей или престарелых родителей);
  • Справка о состоянии здоровья(при наличии тяжелых заболеваний);
  • Характеристики заключенного(от администрации исправительного учреждения, от соседей или коллег с прежнего места работы).

Обратите внимание! Это основной, но далеко не полный список документов, которые могут понадобиться при подаче ходатайства. В зависимости от вашей ситуации, вы можете приложить любые документы, которые способны положительно повлиять на принятие решения об УДО.

В какой суд подается ходатайство об УДО в 2018 году?

В 2018 году ходатайство об УДО может быть передано в суд двумя способами:

  • Если у осужденного нет адвоката,ходатайство передается в администрацию исправительного учреждения (в этом случае администрация обязана предать документы в суд в течение 15 дней).
  • Если у осужденного есть адвокат,защитник подает ходатайство напрямую (в районный суд по месту отбывания наказания осужденным).

Могут ли отказать в УДО в 2018 году?

Если обратиться к данным статистических исследований, проведенных российскими правозащитниками, то можно увидеть, что число выходящих на свободу по УДО значительно сократилось. Если в 2005 году удовлетворению подлежали до 80–90% ходатайств, то в 2015 году — лишь 41%. При этом, по словам правозащитников, большинство отказов являются неправомерными.

Почему так происходит? Основным препятствие к получению УДО чаще всего становятся судьи и прокуроры, которые при вынесении решения руководствуются не нормами закона, а собственными представлениями о том, какой срок должен отсидеть осужденный и что он должен сделать для освобождения. Не стоит забывать и о том, что администрации исправительных учреждений часто отказывают в предоставлении положительной характеристики, требуя плату «за выход».

Ниже можно ознакомиться с любопытной статистикой, которая хорошо отражает то, насколько российские суды прислушиваются к администрации исправительных учреждений:

Если вы столкнулись с тем, что администрация колонии «вставляет палки в колеса» и препятствует получению УДО, мы рекомендуем незамедлительно подать жалобу в прокуратуру по месту нахождения колонии, а также в Общественную наблюдательную комиссию — общественный орган, который контролирует соблюдение прав человека в местах принудительного содержания.

Прослушка отменяется. Минюст предлагает прописать порядок обжалования секретных решений

05 ноября 2018 года

Договорная правда. В УПК прописали, как брать показания у человека, заключившего сделку со следствием

01 ноября 2018 года

Проверка третьей степени. Утвержден порядок рассмотрения жалоб в новых кассационных судах

14 октября 2018 года

18 июля 2018 года

15 июля 2018 года

09 июля 2018 года

04 июля 2018 года

16 апреля 2018 года

05 апреля 2018 года

05 апреля 2018 года

27 февраля 2018 года

24 января 2018 года

20 декабря 2017 года

Проверка следствия. Продлить арест станет сложнее.

12 октября 2017 года

28 сентября 2017 года

13 июля 2017 года

20 июня 2017 года

28 апреля 2017 года

23 апреля 2017 года

22 марта 2017 года

21 марта 2017 года

29 декабря 2016 года

5 декабря 2016 года

18 ноября 2016 года

17 ноября 2016 года

11 ноября 2016 года

5 ноября 2016 года

3 ноября 2016 года

25 июля 2016 года

06 июня 2016 года

31 мая 2016 года

26 мая 2016 года

20 марта 2016 года

18 декабря 2015 года

УСЛОВНО-ДОСРОЧНОЕ ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ

Законодательство Российской Федерации предоставляет возможность, осужденным к реальному лишению свободы, условно-досрочного освобождения (далее – УДО) от дальнейшего отбытия наказания, при условии, что они доказали, что для своего исправления не нуждаются в полном отбывании наказания, назначенного приговором суда.

СРОКИ УСЛОВНО-ДОСРОЧНОГО ОСВОБОЖДЕНИЯ

Закон предусматривает строгие сроки возможности УДО, в зависимости от тяжести совершенного преступления, так:

— Преступлениями небольшой тяжести признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, не превышает трех лет лишения свободы.

— Преступлениями средней тяжести признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает пяти лет лишения свободы, и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, превышает три года лишения свободы.

— Тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, не превышает десяти лет лишения свободы.

— Особо тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых предусмотрено максимальное наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание.

Речь идет именно о максимально возможном наказании предусмотренном статьей УК РФ, а не наказании назначенном приговором суда.

Так, ч.2 статьи 228 УК РФ и ч.1 статьи 228.1 УК РФ относятся к категории тяжких преступлений, части 2,3,4 и 5 статьи 228.1 УК РФ к категории особо тяжких.

Так, условно-досрочное освобождение может быть применено только после фактического отбытия осужденным:

— не менее одной трети срока наказания, назначенного за преступление небольшой или средней тяжести;

— не менее половины срока наказания, назначенного за тяжкое преступление;

— не менее двух третей срока наказания, назначенного за особо тяжкое преступление, а также двух третей срока наказания, назначенного лицу, ранее условно-досрочно освобождавшемуся, если условно-досрочное освобождение было отменено по основаниям, предусмотренным частью седьмой настоящей статьи;

— не менее трех четвертей срока наказания, назначенного за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, а равно за тяжкие и особо тяжкие преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также за преступления, предусмотренные статьями 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 210 и 361 настоящего Кодекса;

— не менее четырех пятых срока наказания, назначенного за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших четырнадцатилетнего возраста.

Таким образом, по ч.2 статьи 228 УК РФ, частям 1, 2, 3, 4 и 5 статьи 228.1 УК РФ условно-досрочное освобождение возможно после фактического отбытия ¾ срока наказания назначенного по приговору суда.

Указанные сроки УДО применяются к осужденным за преступления совершенные до 02 марта 2012 года, в связи с вступлением в силу Федерального закона от 1 марта 2012 г. N 18-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Если преступления по ч.2 статьи 228 УК РФ, частям 1, 2 и 3 статьи 228.1 УК РФ были совершены до 2 марта 2012 года, то УДО по ч.2 статьи 228 и ч.1 ст.228.1 УК РФ возможно после отбытия ½ срока наказания. По частям 2 и 3 ст.228.1 УК РФ после отбытия 2/3 срока наказания.

Вместе с тем, УДО может быть применено к осужденному, фактически отбывшему не менее 6 месяцев наказания.

В соответствии с п.4.1 ст.79 УК РФ, при рассмотрении ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания суд учитывает поведение осужденного, его отношение к учебе и труду в течение всего периода отбывания наказания, в том числе имеющиеся поощрения и взыскания, отношение осужденного к совершенному деянию и то, что осужденный частично или полностью возместил причиненный ущерб или иным образом загладил вред, причиненный в результате преступления, а также заключение администрации исправительного учреждения о целесообразности его условно-досрочного освобождения.

Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания может быть применено только к тем осужденным, которые, по признанию суда, для своего исправления не нуждаются в полном отбывании назначенного судом наказания и отбыли предусмотренную законом его часть с учетом времени содержания под стражей до вынесения приговора и вступления его в законную силу.

Таким образом, при исчислении срока УДО, обязательно учитывается время содержания под стражей до приговора суда в следственном изоляторе (СИЗО).

ОСНОВАНИЯ ДЛЯ ОТКАЗА В УСЛОВНО_ДОСРОЧНОМ ОСВОБОЖДЕНИИ

В соответствии с п.6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.04.2009 N 8 (ред. от 17.11.2015) «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания», В практике судов не должно быть случаев как необоснованного отказа в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания осужденных, не нуждающихся в полном отбывании назначенного судом наказания, так и необоснованного освобождения от отбывания наказания. Суды не вправе отказать в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания или замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания по основаниям, не указанным в законе, таким, как наличие прежней судимости, мягкость назначенного наказания, непризнание осужденным вины, кратковременность его пребывания в одном из исправительных учреждений и т.д.

Закон предусматривает только ограниченный перечень оснований для отказа в условно-досрочном освобождении и данный перечень не подлежит расширению судами:

— отрицательное поведение осужденного;

— отрицательное отношение к учебе и труду в течение всего периода отбывания наказания, имеющиеся взыскания;

— отрицательное отношение осужденного к совершенному деянию и то, что осужденный частично или полностью возместил причиненный ущерб или иным образом загладил вред, причиненный в результате преступления;

— отрицательное заключение администрации исправительного учреждения о целесообразности его условно-досрочного освобождения.

Характер и степень общественной опасности совершенного осужденным преступления, в том числе его тяжесть и последствия, не могут являться основаниями для отказа в удовлетворении ходатайства или представления.

Наличие у осужденного взысканий само по себе не может свидетельствовать о том, что он нуждается в дальнейшем отбывании назначенного судом наказания. Разрешая этот вопрос, суды должны учитывать конкретные обстоятельства, тяжесть и характер каждого допущенного осужденным нарушения за весь период отбывания наказания, а не только за время, непосредственно предшествующее рассмотрению ходатайства или представления, данные о снятии или погашении взысканий, время, прошедшее с момента последнего взыскания, последующее поведение осужденного и другие характеризующие его сведения.

Вопрос об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания разрешаются районным (городским) судом по месту нахождения исправительного учреждения, в котором осужденный отбывает наказание.

Читайте так же:  Срок действия кассового аппарата

Повторное обращение в суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении возможно после истечения 6 месяцев с момента отказа в УДО.

ДОКУМЕНТЫ ПОДАВАЕМЫЕ В СУД ДЛЯ РАССМОТРЕНИЯ ВОПРОСА ОБ УДО

1. Ходатайство от осужденного или его адвоката;

В соответствии со ст.175 Уголовно-исполнительного кодекса РФ, осужденный, к которому может быть применено условно-досрочное освобождение, и его адвокат, имеют право обратиться в суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении. В ходатайстве обязательно должна находиться информация, которая свидетельствует о том, что для исправления осужденного не требуется полное отбывание назначенного судом наказания. Также должны быть сведения, что осужденный частично или полностью возместил причиненный ущерб или иным образом загладил вред, причиненный в результате преступления, раскаялся в совершенном деянии и исправился.

Ходатайство об условно-досрочном освобождении осужденный подает в суд через администрацию исправительного учреждения. Администрация исправительного учреждения обязана в 10-дневный срок после подачи ходатайства осужденного направить в суд указанное ходатайство вместе с характеристикой на осужденного. В характеристике должны содержаться данные о поведении осужденного, его отношении к учебе и труду во время отбывания наказания, об отношении осужденного к совершенному деянию, а также заключение администрации о целесообразности условно-досрочного освобождения.

2. Копия приговора, прошнурованная и заверенная надлежащим образом;

Если заверенная копия приговора отсутствует, то осужденный может обратится в суд с ходатайством о получении заверенной копии приговора, либо приговор может получить адвокат.

3. Справка о состоянии здоровья, выписка из медицинской части (отправляется при наличии заболеваний);

4. Гарантийное письмо от работодателя, готового принять условно-досрочно освободившегося на работу;

5. Справка из управляющей компании о прописке или обязательство зарегистрировать освобожденного по месту жительства после его освобождения;

6. Заявление о признании вины;

7. Справка о составе семьи, копии свидетельств о рождении детей, справка о беременности, справка о наличии престарелых родителей (справка о состоянии их здоровья из поликлиники), справка о трудном материальном положении семьи.

8. Максимальное количество характеристик или гарантийных писем от физических лиц с просьбой об условно-досрочном освобождении.

Редкий арестант не мечтает выйти на свободу раньше срока. Однако в последнее время судебная статистика разбивала у многих надежды. Суды весьма неохотно отмеривали досрочную свободу.

Как рассказал вчера журналистам после заседания пленума заместитель председателя Верховного суда России — председатель Судебной коллегии по уголовным делам Владимир Давыдов, по статистике, в прошлом году судами было рассмотрено 132 358 ходатайств об условно-досрочном освобождении, а удовлетворено из них 54 504 (41 процент). При этом с каждым годом сокращается и число обращений, и процент положительных решений. В 2010 году из 100 ходатайств было удовлетворено 57, в 2011-м — 56, в 2012-м — 51, в 2013-м — 46, в прошлом и того меньше.

При этом Верховный суд России старается изменить практику. Недавно «РГ» уже писала о кассационном определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда России, в котором содержались важные пояснения. Их суть сводилась к тому, что для условно-досрочного освобождения заключенного не требуется от него каких-то особых, исключительных заслуг. Поэтому нельзя в свободе отказывать по надуманным причинам.

До Верховного суда дошло дело конкретного человека, который еще в 2009 году был осужден на семь лет. В начале этого года он подал ходатайство об условно-досрочном освобождении. Однако нижестоящие суды ему отказали. Свою строгую позицию они пояснили так: человек наказан за особо тяжкое преступление, поэтому выпускать рано, мол, мало времени провел в тюрьме. Дисциплинированность осужденного в колонии тоже в зачет ему не пошла: суды заявили, что соблюдение режима — это обязанность заключенного. К тому же судьи вспомнили старый выговор: еще в 2009 году заключенному сделали устное замечание за курение в неположенном месте. Этот факт тюремной биографии, зафиксированный в деле, перевесил все положительные характеристики. Так что человека оставили на зоне.

По сути, главный аргумент суда базировался не на нормах закона, а на моральных рассуждениях о социальной справедливости. Преступление страшное, срок маленький, зачем же выпускать человека раньше? Однако Верховный суд России с такой позицией не согласился, отменил предыдущие решения и выпустил человека условно-досрочно.

Конечно, решение было вынесено по конкретному делу, но оно должно было стать ориентиром для нижестоящих судей. Ведь судить иначе — это идти наперекор правовым позициям Верховного суда, а значит, вряд ли решение устоит в высоких инстанциях. Поэтому слова, прозвучавшие в том определении, дорогого стоят. «По смыслу закона суд не вправе отказать в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания по основаниям, не указанным в законе, таким как тяжесть содеянного, наличие прежней судимости, мягкость назначенного наказания, непризнание осужденным вины, кратковременность его пребывания в одном из исправительных учреждений и т.д.», — говорит Верховный суд.

Однако после этого решения в «РГ» позвонили из аппарата Уполномоченного по правам человека и рассказали об аналогичном деле в Рязанской области. По обстоятельствам все очень похоже, один в один, неплохая характеристика, какое-то старое взыскание и «нет» от суда. Причем не помогли даже ссылки на решение Верховного суда, о котором рассказала газета. Похоже, судьи просто не поверили.

Поэтому кроме решений по конкретным делам, конечно, необходимы и общие разъяснения. Поправки в постановление пленума помогут судам лучше ориентироваться и, как надеются специалисты, изменят статистику: немотивированных отказов в ходатайствах об УДО и об освобождении от наказания в связи с болезнью должно стать меньше.

Например, как говорится теперь в постановлении, наличие у осужденного взысканий само по себе не может свидетельствовать о том, что он нуждается в дальнейшем отбывании назначенного судом наказания. Разрешая этот вопрос, следует учитывать конкретные обстоятельства, тяжесть и характер каждого допущенного осужденным нарушения за весь период отбывания наказания. А полное возмещение вреда, вопреки складывающейся практике, не следует считать непременным условием УДО. Суды должны проверять, пытался ли осужденный возместить ущерб. Если да, но по каким-то причинам не получилось, то его можно отпустить. Но при этом судья вправе обязать осужденного компенсировать ущерб: то есть вопрос расплаты будет под контролем. Ведь досрочно освобожденный человек не свободен полностью, за нарушение режима поведения на воле он еще может вернуться за решетку.

Также Верховный суд решил пересмотреть свой подход к УДО в случае тяжелой болезни, препятствующей отбыванию наказания. Теперь наличие болезни должно иметь «определяющее значение» для вывода суда. Иные обстоятельства могут учитываться дополнительно. Например, как уточнил Владимир Давыдов, это могут быть регулярные нарушения режима, когда «из изолятора не вылезает, хотя и больной». Прежде «иные обстоятельства» имели больший вес.

Еще один момент: в новой редакции постановления сказано, что тяжесть и общественная опасность самого преступления не должны быть основанием для отказа в освобождении. Они, как пояснил Верховный суд, уже учтены при определении минимального срока отбытия наказания, необходимого для условно-досрочного освобождения, и назначении наказания осужденному. Поэтому сейчас надо смотреть не на статью, по которой осудили человека, а на самого человека.

Условно-досрочное освобождение (УДО)

Условно-досрочное освобождение – мечта многих заключенных. Некоторые из них, только попав в СИЗО и находясь под следствием, уже начинают думать об УДО и просчитывать свои шансы на досрочное освобождение. Об УДО ходят легенды, арестанты передают друг другу свои скромные знания в устных рассказах об условиях условно-досрочного освобождения в тех или иных местах лишения свободы, о том, у кого получилось, а у кого – нет и, почему.

Получив срок и попав в лагерь, заключенные уже, как правило, уже имеют некоторый багаж правовых знаний, успев поверхностно изучить УК, УПК И УИК РФ, и часто пытаются сами написать себе и другим ходатайство об УДО. Однако даже там, в лагере, немногие детально разбираются в вопросе условно-досрочного освобождения.

Мы расскажем вам самое важное, что должен знать заключенный об УДО.

Основания условно-досрочного освобождения устанавливает Уголовный кодекс РФ. Согласно ст. 79 УК РФ, для применения УДО необходима совокупность двух обстоятельств: фактическое отбытие осужденным указанной в законе части наказания (части 1 — 5 статьи 79, статья 93 УК РФ) и признание судом осужденного не нуждающимся для своего исправления в полном отбывании назначенного наказания. С 10 января 2014 года в связи с изменениями, внесенными в часть 1 статьи 79 УК РФ, для положительного решения вопроса об УДО наряду с указанными обстоятельствами требуется возмещение вреда (полностью или частично), причиненного преступлением, в размере, определенном решением суда.

Сроки наказания, подлежащие обязательному отбытию для решения вопроса об УДО, предусмотрены частями 3-5 статьи 79 УК РФ, ССЫЛКА а для осужденных, совершивших преступление в несовершеннолетнем возрасте, — статьей 93 УК РФ.

При этом фактически отбытый осужденным срок лишения свободы в любом случае не может быть менее шести месяцев.

В тех случаях, когда наказание осужденному было смягчено актом амнистии или актом помилования либо определением (постановлением) суда, фактически отбытый срок наказания исчисляется, исходя из срока наказания, установленного актом амнистии или актом помилования либо определением (постановлением) суда (п. 2 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 апреля 2009 г. N 8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания»)

Если лицо осуждено по совокупности преступлений различной категории тяжести либо по совокупности приговоров, то при решении вопроса об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания или замене неотбытой части наказания более мягким видом надлежит исходить из окончательного срока наказания, назначенного по совокупности. При исчислении от этого срока той его части, после фактического отбытия которой возможно применение условно-досрочного освобождения или замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания, судам следует применять правила, предусмотренные пунктами «а», «б», «в» части 3 статьи 79, абзацами вторым, третьим, четвертым части 2 статьи 80, статьей 93 УК РФ для наиболее тяжкого преступления, входящего в совокупность.

Если осужденный отбыл установленную законом часть срока наказания, по отбытии которой возможно УДО, суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства лишь на том основании, что осужденным отбыта незначительная часть наказания. В то же время, само по себе фактическое отбытие осужденным предусмотренной законом части срока наказания не является достаточным основанием для принятия решения о его условно-досрочном освобождении от отбывания наказания (п. 2.5, п. 2.6 Обзора судебной практики условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, утвержденного Президиумом Верховного суда РФ от 29 апреля 2014 года).

При решении вопроса об условно-досрочном освобождении суды принимают во внимание поведение осужденного за весь период отбывания наказания; отношение к труду во время отбывания наказания; возмещение вреда, причиненного преступлением (полностью или частично; отношение осужденного к совершенному деянию, заключение администрации исправительного учреждения о целесоо бр азности УДО осужденного, мнение представителя исправительного учреждения, прокурора и потерпевшего по этому вопросу, а также другие обстоятельства (например, сведения о возможности трудоустройства и месте проживания осужденного после освобождения). Разрешая вопрос об УДО несовершеннолетнего осужденного, суды учитывают его отношение к учебе, связи с родственниками в период отбывания наказания. В отношении осужденного, страдающего расстройством сексуального предпочтения (педофилией), не исключающим вменяемости, и совершившего в возрасте старше восемнадцати лет преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, суды также учитывают факт применения к осужденному принудительных мер медицинского характера, его отношение к лечению и результаты судебно-психиатрической экспертизы.

При этом возникает ряд вопросов, связанных с толкованием указанных выше условий для условно-досрочного освобождения. Как оценивать «отношение осужденного к совершенному деянию», необходимо ли признание вины осужденным для получения УДО? В каком размере должен быть погашен ущерб, причиненный преступлением? Можно ли получить УДО, не погасив ущерб полностью, и что этому может способствовать? Являются ли поощрения безусловным основанием для УДО, а взыскания – безусловным основанием для отказа в УДО?

Так, по вопросу признания либо непризнания вины осужденным для получения УДО, Верховный суд высказывается исчерпывающе: «Суды не вправе отказать в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания или замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания по основаниям, не указанным в законе, таким, как наличие прежней судимости, мягкость назначенного наказания, непризнание осужденным вины, кратковременность его пребывания в одном из исправительных учреждений и т.д» (п. 6 Постановления Пленума ВС). Аналогичная позиция содержится и в п. 4.1. Обзора, которая усиливается ссылкой на Определение Конституционного суда РФ от 1 марта 2012 года № 274-О-О, согласно которой конституционное право каждого не свидетельствовать против себя самого (статья 51 Конституции Российской Федерации) должно обеспечиваться на любой стадии уголовного судопроизводства, в том числе на стадии исполнения приговора. Поэтому то обстоятельство, что лицо воспользовалось этим правом при разрешении вопроса об УДО, само по себе не может служить основанием для наступления для него каких-либо неблагоприятных последствий.

По вопросу взысканий Постановление Пленума ВС четко указывает, что их наличие у осужденного само по себе не может свидетельствовать о том, что он нуждается в дальнейшем отбывании назначенного судом наказания. Разрешая этот вопрос, следует учитывать конкретные обстоятельства, тяжесть и характер каждого допущенного осужденным нарушения за весь период отбывания наказания, а не только за время, непосредственно предшествующее рассмотрению ходатайства или представления, данные о снятии или погашении взысканий, время, прошедшее с момента последнего взыскания, последующее поведение осужденного и другие характеризующие его сведения. Данная позиция содержится в Обзоре и подтверждается судебной практикой, из которой видно, что суды могут и не принять во внимание наличие у осужденного взысканий, учтя при этом другие обстоятельства: наличие поощрений, отношение к труду, отношение к совершенному преступлению и т.д. и т.п. Учитывается и характер конкретного нарушения, например, если оно незначительно, применительно к «общей положительной динамике» исправления осужденного.

Читайте так же:  Судебная практика с хоум кредит банк

Для определения характера нарушения суды руководствуются ст. 116 УИК РФ, содержащей перечень злостных нарушений установленного порядка отбывания наказания осужденными к лишению свободы. Например, принимая 1 апреля 2013 года решение об удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении гражданина П., Оханский районный суд Пермского края исходил из того, что допущенное осужденным в период отбывания наказания нарушение — не поздоровался с сотрудником администрации исправительного учреждения — с учетом его характера (не является злостным) и данных о личности осужденного (трудоустроен, до брос ов естно относится к труду, принимает участие в общественной жизни отряда и его благоустройстве) не препятствует условно-досрочному освобождению.

В целом, взыскания, наложенные на осужденного за весь период отбывания наказания, с учетом характера допущенных нарушений подлежат оценке судом в совокупности с другими характеризующими его данными; наличие или отсутствие у осужденного взыскания не может служить как препятствием, так и основанием к его УДО.

Оценка взысканий, наложенных на осужденного за весь период отбывания наказания, предполагает учет в том числе снятых и погашенных взысканий.

При решении вопроса о том, нуждается ли лицо для своего исправления в дальнейшем отбывании наказания, суды учитывают время наложения взысканий, их число, периодичность, снятие и погашение, время, прошедшее после последнего взыскания. В том случае, когда взыскание налагалось в начальный период отбывания наказания, после чего лицо характеризовалось положительно, суды в основном применяют УДО.

Преобладающее число поощрений над взысканиями не всегда влечет УДО. Поощрения являются лишь одним из положительных факторов, влияющих на УДО.

Что касается возмещения вреда, причиненного преступлением, то он должен быть возмещен хотя бы в каком-то минимальном размере. Лицо, ходатайствующее об УДО, должно показать, что оно приложило усилия к возмещению вреда, пусть даже не удалось возместить весь вред в полном размере. О возмещении вреда суды делают вывод на основании представленных исправительным учреждением, осужденным, и (или) потерпевшими сведений о погашении гражданского иска. Если гражданский иск погашен частично, суды учитывают объективные причины: инвалидность осужденного или наличие у него заболеваний, препятствующих трудоустройству, невозможность трудоустройства из-за ограниченного количества рабочих мест в колонии и т.д., суд не вправе отказать в условно — досрочном освобождении от отбывания наказания только на этом основании. В то же время установленные факты умышленного уклонения осужденного от возмещения причиненного преступлением вреда (путем сокрытия имущества, доходов, уклонения от работы и т.д.) препятствуют УДО.

При рассмотрении ходатайств об УДО суды учитывают мнение представителя исправительного учреждения и прокурора о наличии либо отсутствии оснований для признания лица не нуждающимся в дальнейшем отбывании наказания, заключение администрации исправительного учреждения о целесообразности УДО, а также мнение потерпевшего об УДО осужденного. При этом мнение потерпевшего учитывается, но не является для суда определяющим. Одного только нежелания потерпевшего недостаточно для отказа в УДО.

Важно также отметить, что такие факторы, как отношение к «воровским традициям», актив ная роль в совершении преступления, значительный неотбытый остаток срока, общественная опасность преступления и прочие, не предусмотренные законом обстоятельства, не могут служить основанием для отказа в УДО.

Также не предусмотрен отказ осужденному в УДО только на том основании, что он является гражданином иностранного государства.

В соответствии с частью 3 статьи 396 УПК РФ вопросы об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания разрешаются районным (городским) судом по месту нахождения учреждения, исполняющего наказание, в котором осужденный отбывает наказание в соответствии со статьей 81 УИК РФ, а также гарнизонным военным судом независимо от подсудности уголовного дела.

Если после поступления в суд ходатайства об условно-досрочном освобождении, осужденный переведен в другое учреждение, исполняющее наказание, дело рассматривается судом по месту нахождения этого учреждения. При этом ходатайство, а также представленные материалы, суд, в который эти документы поступили, должен незамедлительно направить в суд по месту отбывания осужденным наказания.

Ходатайство об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания в отношении осужденного, временно переведенного в следственный изолятор в порядке, предусмотренном статьей 77.1 УИК РФ, в связи с его привлечением к участию в следственных действиях или судебном разбирательстве, подлежит направлению в суд по месту нахождения учреждения, исполняющего наказание, из которого осужденный был переведен в следственный изолятор.

При рассмотрении вопроса об условно-досрочном освобождении осужденного от отбывания наказания судья по просьбе осужденного обязан обеспечить ему личное участие в судебном заседании либо посредством видеоконференц-связи для изложения своей позиции и представления в ее подтверждение необходимых сведений (абз. 3 п. 18 Постановления Пленума ВС).

Судебное заседание по рассмотрению ходатайства осужденного, его адвоката и (или) законного представителя об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания начинается соответственно с объяснения заявителя либо доклада представителя учреждения или органа, подавшего представление. Затем суд исследует представленные материалы, выслушивает объяснения явившихся в судебное заседание потерпевшего, гражданского истца, их законных представителей и (или) представителей и других лиц, мнение прокурора, участвующего в судебном заседании, после чего судья удаляется в совещательную комнату для вынесения постановления.

В ходе судебного заседания подлежат исследованию обстоятельства, имеющие значение для разрешения вопроса о применении к осужденному условно-досрочного освобождения от отбывания наказания или замене ему неотбытой части наказания более мягким видом наказания. При этом решение должно быть законным, обоснованным и мотивированным, содержать подробное обоснование выводов, к которым суд пришел в результате рассмотрения ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания либо ходатайства или представления о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания. В случае отказа в удовлетворении ходатайства или представления в решении суда должны быть указаны конкретные фактические обстоятельства, исключающие возможность условно-досрочного освобождения или замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания. Выводы о наличии таких обстоятельств не могут быть основаны на сведениях, не проверенных в судебном заседании.

В случае принятия судом решения об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания осужденный подлежит освобождению в порядке части 5 статьи 173 УИК РФ. Копию постановления суду незамедлительно направляется в учреждение или орган, исполняющий наказание, а также в суд, постановивший приговор.

На какие статьи нет удо

Пять лет назад Верховный Суд опубликовал постановление, согласно которому отпускать содержащихся в российских колониях иностранцев досрочно можно только при наличии соответствующего международного соглашения. Хотя Россия до сих пор не заключила такие договоры ни с одним государством, в 2014 году суды неожиданно перестали удовлетворять просьбы иностранцев об УДО, ссылаясь на это формальное основание. В результате заключенные подделывают документы, а надзиратели теряют возможность воздействия на них.

Странный документ

Число иностранцев, отбывающих наказание в российских колониях, растет с каждым годом. Если в 2000 году их было около 12 тысяч, то спустя десятилетие — в два раза больше. Основная доля иностранцев в российских колониях — граждане Таджикистана, Узбекистана, Азербайджана, Грузии, Казахстана и Молдавии. Как и любым другим заключенным, УК дает людям без российского гражданства право на условно-досрочное освобождение. Однако реализуют они его реже, чем россияне: как следует из ответа ФСИН от 2012 года, в целых два раза. Причин для этого множество, рассказывает «Медиазоне» руководитель социальной сети «Гулагу.Нет» Владимир Осечкин. «Почему-то так сложилось, что представители западных стран у нас не сидят. Граждане же ближнего зарубежья в силу правовой неграмотности, а зачастую и просто незнания русского языка, по УДО редко выходят. Чаще всего — просто потому, что не знают, как», — говорит он.

Согласно статье 79 УК РФ, главным основанием для УДО является признание судом того, что для своего исправления заключенный «не нуждается в полном отбывании назначенного наказания». Определяется это наличием или отсутствием дисциплинарных взысканий и характеристикой по месту лишения свободы. Однако существуют и формальные основания для отказа. Та же 79 статья гласит, что контроль за поведением досрочно освобожденного должен осуществлять уполномоченный на то специализированный государственный орган. В случае, если надлежащий надзор не может быть осуществлен, судья вправе отказать в удовлетворении ходатайства. Хотя эта норма была прописана в УК с самого начала, применялась она не часто. В 2009 году пленум Верховного Суда решил уточнить мотивацию судов при решении вопросов об УДО. Среди пунктов этого постановления пятилетней давности оказался один, прямо касающийся иностранцев.

В нем говорится, что при решении вопроса о досрочном освобождении гражданина другого государства российский суд, наряду со сведениями, характеризующими осужденного, должен также учитывать условия, предусмотренные «международным договором Российской Федерации для осуществления контроля за поведением осужденного и возможности возложения на него дополнительных обязанностей, подлежащих исполнению в период условно-досрочного освобождения на территории иностранного государства». Другими словами, решая, удовлетворять просьбу об УДО или нет, российский судья должен быть уверен в том, что иностранец будет выполнять условия соглашения. Гарантии этого должны быть прописаны в договорах, заключенных между Россией и другими странами. Однако в действительности этих договоров просто нет. «В целом, до издания этого постановления пленума, такой проблемы фактически не существовало. Потом появился этот странный документ, в котором говорится, что суды должны среди оснований для удовлетворения либо отказа в удовлетворении прошения об УДО учитывать наличие либо отсутствие международных договоров. Поначалу, в первые несколько месяцев, в некоторых регионах судьи, не зная, что делать, вообще перестали освобождать иностранцев. Позже ситуация несколько улучшилась, но мне все равно всегда казалась ненормальной», — вспоминает председатель комитета «За гражданские права» Андрей Бабушкин.

Спустя пять лет после публикации постановления на эту проблему обратил внимание президиум Верховного Суда. Проанализировав работу российских судов при рассмотрении ходатайств об УДО для иностранцев, орган пришел к выводу, что само по себе отсутствие соответствующего международного договора не должно являться основанием для отказа в удовлетворении ходатайства — этот факт должен быть учтен лишь в совокупности с другими данными, например, с характеристикой заключенного по месту лишения свободы. Тем не менее, российские суды продолжали выносить отказы исключительно из-за отсутствия международных договоров, о необходимости существования которых пять лет назад заговорил Верховный суд. Осужденный в сентябре 2012 года по статье 228 УК РФ (распространение наркотиков) гражданин Узбекистана Раимов — трудоустроенный, имеющий четыре поощрения от администрации колонии, раскаявшийся и осознавший вину — попросил об УДО после отбытия двух третей срока в липецкой ИК-2 в октябре 2014 года. «Трудовую дисциплину не нарушал. Нарушений режима отбывания наказания старается не допускать. Взысканий не имеет. По характеру спокоен, уравновешен. Дружбу поддерживает с осужденными положительной направленности. Внешне опрятен. В обращении с представителями администрации проявляет вежливость. […] В случае условно досрочного освобождения имеет возможность трудоустройства», — перечисляются заслуги заключенного в справке от администрации колонии. Несмотря на идеальную характеристику осужденного, судья Правобережного районного суда Липецка Кузнецова в удовлетворении ходатайства отказывает. В мотивировочной части решения она указывает, что осужденный не представил документы, свидетельствующие о наличии со стороны Узбекистана «достигнутого соглашения о передаче осужденного на условиях, предусмотренных международным договором РФ для осуществления контроля за его поведением». «В связи с вышеизложенным, суд приходит к выводу о том, что Раимов для своего исправления нуждается в дальнейшем отбывании [срока]». — решает судья.

Формальное основание

Случай Раимова — не единственный. Липецкий адвокат Сергей Локтев, на протяжении последних нескольких лет помогающий иностранцам выйти из колоний по УДО, столкнулся с этой проблемой совершенно неожиданно весной 2014 года. В начале апреля судья Правобережного районного суда Липецка — именно он занимается рассмотрением просьб об УДО в регионе — удовлетворил ходатайство о досрочном освобождении двоих клиентов Локтева, граждан Молдавии. Спустя месяц к адвокату с тем же вопросом обратились двое их соотечественников. «У нас с этой судьей рабочие отношения, и как-то в коридорной беседе она мне заявила: «А ты знаешь, что они у тебя не выйдут?». Я удивляюсь, как не выйдут, в чем проблема-то? «Ну они же, — говорит, — граждане Молдавии». А тут как раз события на Украине начались. Я говорю: «Ну подождите, ну да, Молдавия вроде как поддерживает, но неужели в этом дело, в политике?». Она говорит: «Нет, есть же договор, есть ведь пленум Верховного суда, ты же читал его?». Я начинаю вспоминать: естественно, я читал его, конечно, припоминаю, что было там что-то такое про договоры. Нахожу этот пункт: действительно, черт возьми, есть такая формулировка. Но пленум-то 2009 года. Никто им не пользовался, и тут вот в этом году его почему-то поднимают и говорят, что ориентироваться нужно только на него. То есть тот же судья, при тех же обстоятельствах, но появился какой-то пленум и все поменялось!», — недоумевает Локтев.

После этого разговора стало очевидно, что шансов выйти по УДО у иностранцев в Липецкой области попросту не осталось: районные и городские суды перестали удовлетворять поданные ходатайства, а областной суд — отменять уже удовлетворенные нижестоящими инстанциями прошения. Локтев, пообщавшись с коллегами из других регионов — Тамбовской, Краснодарской, Калининградской, Ярославской, Нижегородской областей и Ставропольского края — выяснил, что они с подобной проблемой не сталкивались. Однако в базе нормативных документов «Право.Ру» можно обнаружить аналогичные решения, в которых единственным основанием для отказа стало отсутствие международных договоров, из других регионов. Например, в июле 2014 года Якутский городской суд отказался отпускать условно-досрочно не имеющего российского гражданства заключенного одной из колоний строгого режима Чай Сяоюна. Несмотря на четыре поощрения от администрации колонии, положительное отношение к труду, спокойный характер, частичное признание вины в совершении преступления по статье 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью), за которое он получил девять лет лишения свободы, суд удовлетворять его ходатайство об УДО не стал, сославшись на отсутствие международного договора и документов, подтверждающих гражданство иностранца.

Читайте так же:  Я развод теток

Официальное подтверждение тому, что у России действительно нет ни одного договора с другим государством о надзоре за освобожденными по УДО иностранцами нашлось лишь в декабре 2014 года. За несколько месяцев до этого Локтев отправил в Минюст, МИД и посольства 14 государств стран ближнего зарубежья письмо с описанием проблемы и просьбой разобраться в сложившейся ситуации. «На сегодняшний день право на условно-досрочное освобождение от отбывания наказания у иностранных осужденных, отбывающих наказание в РФ, фактически отсутствует […] Таким образом, Ваши граждане, оказывающиеся по приговору суда РФ в местах лишения свободы, не имеют правовой возможности для условно-досрочного освобождения, даже при признании судом того, что для исправления осужденный не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания. Суд по формальным основаниям отказывает в условно-досрочном освобождении иностранным гражданам в связи с отсутствием международного соглашения с РФ», — объяснял адвокат.

Пока ответ на обращение пришел лишь из Минюста (копия есть в распоряжении «Медиазоны»). В документе за подписью замдиректора Департамента международного права и сотрудничества Валерия Лысака признается: «В настоящее время РФ не является участницей международных договоров, регулирующих вопросы передачи условно-досрочно освобожденных осужденных в государства их гражданства для осуществления контроля за поведением осужденных и возможности возложения на них дополнительных обязанностей, подлежащих исполнению в период условно-досрочного освобождения на территории иностранного государства». Вместе с тем, подчеркивает представитель министерства, нормативно-правовая база по этому вопросу «постоянно совершенствуется». По словам Лысака, сейчас страны-участники СНГ обсуждают проект Конвенции Содружества об исполнении судебных решений в отношении лиц, осужденных к наказаниям, не связанным с лишением свободы. Чиновник предполагает, что в дальнейшем некоторые положения это Конвенции могут быть использованы для работы над проектом соглашения, которое решит вопрос о контроле за досрочно-освобожденными от наказания, назначенного иностранным судом.

Локтев считает, что судьи стали выносить отказы на основе отсутствия несуществующих договоров, с подачи прокуратуры. Это косвенно подтверждается в постановлении об отказе в удовлетворении прошения об УДО клиента Локтева, гражданина Таджикистана Хаитова. В документе упоминается письмо российского Минюста, которое подтверждает, что между Россией и Таджикистаном нет договора о передаче условно-досрочно освобожденных. Как объясняет Локтев, это письмо, вероятно, стало ответом на запрос прокурора. «И вообще, когда пошли эти отказы, кто-то из судей говорил, что все, прокурорский запрос дошел от прокуратуры до Минюста, значит теперь придется выносить такие решения: ведь позиция Минюста, хоть и в форме письма, была оформлена», — говорит он.

Председатель правозащитной ассоциации «Агора» Павел Чиков считает несколько иначе: по его мнению, рост числа отказов в УДО для иностранцев связан с ужесточением миграционной политики. «Буквально последние два три года началась жесткая борьба с мигрантами: все эти истории с рабами, депортационными центрами с ужасными условиями, целая волна решений о запрете на въезд в Россию. На фоне этого, видимо, понадобился механизм того, как перестать отпускать иностранцев из колоний. Был обнаружен этот вердикт Верховного Суда, и сверху спущено соответствующее указание на его активное применение. Прокуроры стали ссылаться на него в судах, а судьи — соглашаться с ними. Безусловно, без участия Ромодановского (главы ФМС Константина Ромодановского — МЗ) тут не обошлось. Прямое указание он, конечно, не давал, но наверняка было какое-то совещание межведомственное, на котором этот вопрос был решен», — полагает он.

По словам Локтева, многочисленные отказы судов привели к тому, что иностранцы просто перестали подавать на УДО, понимая, что ходатайства все равно не будут удовлетворены. С прошлой весны ему удалось довести до кассационной инстанции лишь нескольких клиентов, и все они получили отказ. «Меня родственники спрашивают какой будет результат, я честно отвечаю, что никакого. Понятно же, что эта позиция для районного суда спущена с вышестоящих судов. Они тогда говорят, что смысла нет. Пока ничего не меняется. Я приезжаю в колонии, они спрашивают: «Что делать-то?». Я говорю: «Вам откажут, но мы можем попробовать. Но и на районном, и на областном уровне будет стопроцентный отказ». Не будь дураками, они отказываются. Дошли только единицы», — сетует он.

Таким образом, для иностранцев остается лишь один способ сократить срок лишения свободы — заменить меру наказания на более мягкую, то есть на штраф. Но и это сделать фактически невозможно: для того, чтобы положить деньги на депозитарный счет заключенного в судебном департаменте необходимо судебное определение, но суды считают, что иностранец не может быть обеспечен деньгами и выносят отказы. Из-за этого, объясняет Локтев, адвокатам приходится заводить осужденным личные лицевые счета, класть деньги на них и подавать ходатайства с просьбой наложить арест на эти средства для исполнения определения.

Отсутствие у иностранцев возможности выйти по УДО вызывает опасения и у сотрудников колоний, говорит Локтев. «Один из начальников отряда, непосредственно работающий с этим контингентом, сказал мне: «Мы с этим тоже не согласны, потому что смысл заключенному вести себя нормально, добиваться поощрений, если что он себя хорошо будет вести, что плохо, результат один — выйдет по истечению срока. Надзирателей это тоже не устраивает — у них утрачивается один из рычагов воздействия на заключенных», — объясняет адвокат. Начальник пресс-службы липецкого управления ФСИН Владимир Лялюк не смог прокомментировать доводы Локтева: по его словам, пока ведомство не располагает данными о росте числа взысканий среди иностранных заключенных, которые могли бы подтвердить или опровергнуть их.

Третья проблема, которую спровоцировало желание судей действовать в соответствии с решением пленума Верховного Cуда пятилетней давности — попытки заключенных самостоятельно решить вопрос. Пример такой самодеятельности описывается в вердикте, которым Липецкий областной суд отменил решение нижестоящей инстанции и отказал в удовлетворении ходатайства об УДО гражданина Азейрбаджана Махмудова. Подавая прошение, осужденный приложил к нему письмо от азербайджанского Минюста, в котором было указано, что в соответствии с «Конвенцией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам» от 1993 года в случае условно-досрочного освобождения за ним будет установлен надлежащий контроль.

Начальник ИК-2, в которой содержался заключенный, направил в азербайджанское министерство запрос с требованием проверить подлинность этого документа, но до вынесения судом первой инстанции ответа не поступило и ходатайство было удовлетворено. Позже ответ все же пришел: в нем Минюст республики указал, что письмо о Махмудове было полностью сфальсифицировано. В связи с этим областной суд отменил решение о досрочном освобождении иностранца. По словам Локтева, Махмудов — не единственный заключенный, попытавшийся выкрутиться из ситуации таким образом. «Двое то ли узбеков, то ли таджиков, получили с родины письма за подписью также Минюста с обещанием надзирать за ними. Затем правоохранительные органы также провели проверку. Еще прокуроры проводили проверку по колониям по информации о фальсификации этих документов уже самими осужденными. Информации о том, что были какие-то уголовные дела после этого, пока нет», — говорит адвокат.

Узаконенная дискриминация

Локтев видит в массовых отказах в досрочном освобождении иностранцев повод для обращения в ЕСПЧ. «Вопрос стоит в чем? В том, что здесь — дискриминация по гражданству. Даже не по национальности, а по наличию гражданства той или иной страны. То есть, каким бы золотым ты ни был и как бы ни заслуживал права на УДО, тебе откажут, потому что ты — гражданин иностранного государства, хотя бы даже Белоруссии. Нет соглашения — все, сиди от звонка до звонка. Встает вопрос — а зачем тогда вообще была введена эта норма УДО, если она для иностранных граждан не работает вообще?», — задается он. Однако пока адвокату не удается найти осужденных иностранцев, которые согласились бы пройти через все апелляционные инстанции вплоть до Европейского суда: по его словам, заключенным проще отбыть срок до конца, чем проявить инициативу.

Чиков видит в этой проблеме повод для обращения как в ЕСПЧ, так и в российский Конституционный Cуд. «Очевидно, что это дискриминационная практика. При ее анализе возникает вопрос относительно возможности существования соглашения, о котором говорил Верховный Cуд: если человек долгое время проживал в России, отбыл наказание и был освобожден, это вовсе не означает, что он обязательно поедет в свою страну. С таким же успехом можно перестать отпускать по УДО россиян, ведь у них тоже остается возможность уехать в другое государство, где за ними не будет осуществляться контроль. У иностранца не остается выбора именно потому, что он — иностранец. Независимо от того, как он себя поведет, он не сможет выйти и никто не сможет на это повлиять. Это просто узаконенная дискриминация», — полагает он.

По словам председателя комитета «За гражданские права» Бабушкина, постановление пленума Верховного Cуда об освобождении иностранцев по УДО от 2009 года ставит под вопрос весь смысл существования института досрочного освобождения. «Конечно, иностранцам всегда сложнее было получить УДО, в первую очередь из-за ксенофобии судей и практики признания «нежелательным гражданином иностранного государства», но это постановление пленума — оно просто в полной мере демонстрирует несовершенство российской системы исполнения наказаний. Оно не решило ни одной проблемы, оно вообще непонятно зачем было придумано. Я думаю иногда, что его просто неправильно поняли, или не захотели понимать правильно из-за распоряжения сверху. Такой типичный бредовый момент, свойственный российскому законодательству: договоров нет, но постановление есть, поэтому будь добр — исполняй и досиживай до конца», — негодует правозащитник.

Иностранцы, женщины и подследственные

Руководитель «Гулагу.Нет» Осечкин считает, что институт УДО не только не реформируется, но и расширяет список оснований для отказа в удовлетворении ходатайств. По словам правозащитника, помимо иностранцев, сейчас меньше всего шансов освободиться от наказания досрочно есть у заключенных женских колоний и осужденных на небольшие сроки, отбывших большую их часть в СИЗО.

«Женщины — это замечательные швеи трудоспособные, работящие. На местах же царит феодализм начальников, и, конечно освобождать по УДО женщину, которая выполняет норму, ест мало, а доход приносит хороший, администрация колонии нужным не считает. По УДО в СИЗО — отдельная проблема, с которой почему-то никто не может справиться. Если человеку дали два года, а он один год уже отбыл, то его в течение 10 суток должны отправить в колонию. И там он до конца срока не сможет получить хорошую характеристику от администрации, потому что начальники будут говорить, что нужно время на изучение человека. В результате он выходит по звонку», — объясняет он.

В общей сложности за 2013 год российские суды удовлетворили 45,9% (или 65 237) ходатайств об УДО, поданных заключенными. При этом последние три года происходит одновременное снижение как общего числа рассмотренных судами прошений, так и числа удовлетворенных ходатайств. В последнем обзоре судебной практики, опубликованном Верховным Cудом в апреле прошлого года, говорится, что в России сложились «разные подходы» к тому, как следует поступать при отсутствии международных договоров об осуществлении контроля за поведением досрочно освобожденного: одни суды, согласно анализу, удовлетворяли ходатайства, другие отказывали. «Так, имел место случай отказа в удовлетворении ходатайства об УДО осужденной на одном лишь том основании, что она является гражданкой иностранного государства, в то время как данное обстоятельство не предусмотрено законом в качестве препятствия для применения статьи 79 УК РФ», — говорится в обзоре. При прочтении документа становится очевидно, что, несмотря на различные постановления пленума Верховного Cуда, пока у российских судей не сложилось единого мнения на счет освобождения по УДО.

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов