Форс-мажор договор займа

28.11.2018 Выкл. Автор admin

Форс-мажор договор займа

СПАМЕРАМ ЛЮБЫХ МАСТЕЙ Я КРАЙНЕ НЕ РАДА И ВЕЖЛИВОСТЬЮ ИХ НЕ ПООЩРЯЮ.

Если Вы не считаете себя спамером, это еще не означает, что донимаемые Вашими звонками с Вами согласны.

г. _____________ «___»__________ ____ г.

_______________________________________________, именуем___ в дальнейшем «Займодавец», в лице ________________________________________________, действующ___ на основании ___________________, с одной стороны, и _____________________________________________, именуем__ в дальнейшем «Заемщик», в лице ________________________________________, действующ__ на основании _____________________, с другой стороны, заключили настоящий Договор о следующем.

1. ПРЕДМЕТ ДОГОВОРА

1.1. По настоящему Договору Займодавец передает Заемщику заем на сумму ___________________ (_________________________________________), а Заемщик обязуется вернуть указанную сумму займа в обусловленный настоящим Договором срок и уплатить на нее указанные в Договоре проценты.

2. ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ СТОРОН

2.1. Займодавец передает Заемщику сумму займа наличными или перечисляет ее на указанный Заемщиком банковский счет в течение __________________ с момента подписания настоящего договора.

В случае непоступления указанной суммы Заемщику настоящий Договор займа считается незаключенным.

2.2. Возврат суммы займа происходит в соответствии с следующим графиком:

_____________________________ до «___»______________- ____ г.

_____________________________ до «___»______________- ____ г.

_____________________________ до «___»______________- ____ г.

_____________________________ до «___»______________- ____ г.

Сумма займа может быть возвращена Заемщиком досрочно.

2.3. На сумму займа, не возвращенную Заемщиком, начисляются проценты в размере ____% в _____________________ с момента получения суммы Заемщиком до момента возврата ее Займодавцу.

Заемщик обязан выплачивать проценты на сумму займа еже________________, не позднее __________ ________________________________________.

3. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ СТОРОН

3.1. В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения одной из сторон своих обязательств по настоящему Договору, она обязана возместить другой стороне причиненные таким неисполнением убытки.

3.2. В случае нарушения указанных в п.2.2 настоящего договора сроков возврата суммы займа Заемщик уплачивает Займодавцу пеню в размере __% от неуплаченной суммы за каждый день просрочки.

3.3. Взыскание неустойки или убытков не освобождает сторону, нарушившую Договор, от исполнения обязательств по настоящему Договору.

3.4. В случаях, не предусмотренных настоящим договором, имущественная ответственность определяется в соответствии с действующим законодательством РФ.

4.1. Стороны освобождаются от ответственности за частичное или полное неисполнение обязательств по настоящему договору, если это неисполнение явилось следствием обстоятельств непреодолимой силы, возникших после заключения настоящего Договора в результате обстоятельств чрезвычайного характера, которые стороны не могли предвидеть или предотвратить.

4.2. При наступлении обстоятельств, указанных в п. 4.1, каждая сторона должна без промедления известить о них в письменном виде другую сторону. Извещение должно содержать данные о характере обстоятельств, а также официальные документы, удостоверяющие наличие этих обстоятельств и, по возможности, дающие оценку их влияния на возможность исполнения стороной своих обязательств по данному Договору.

4.3. Если сторона не направит или несвоевременно направит извещение, предусмотренное в п. 4.2, то она обязана возместить второй стороне понесенные ею убытки.

4.4. В случаях наступления обстоятельств, предусмотренных в п. 4.1, срок выполнения стороной обязательств по настоящему Договору отодвигается соразмерно времени, в течении которого действуют эти обстоятельства и их последствия.

4.5. Если, наступившие обстоятельства, перечисленные в п. 4.1 и их последствия продолжают действовать более двух месяцев, стороны проводят дополнительные переговоры для выявления приемлемых альтернативных способов исполнения настоящего Договора.

5.1. Условия настоящего Договора и соглашений (протоколов и т. п.) к нему конфиденциальны и не подлежат разглашению.

5.2. Стороны принимают все необходимые меры для того, чтобы их сотрудники, агенты, правопреемники без предварительного согласия другой стороны не информировали третьих лиц о деталях данного Договора и приложений к нему.

6. РАЗРЕШЕНИЕ СПОРОВ

6.1. Все споры и разногласия, которые могут возникнуть между сторонами, будут разрешаться путем переговоров.

6.2. При неурегулировании в процессе переговоров спорных вопросов споры разрешаются в арбитражном суде в порядке, установленном действующим законодательством.

7. СРОК ДЕЙСТВИЯ ДОГОВОРА

7.1. Настоящий Договор вступает в силу с момента передачи Займодавцем Заемщику суммы займа и действует до исполнения сторонами всех обязательств по нему.

7.2. Настоящий Договор может быть досрочно расторгнут:

7.2.1. По соглашению сторон.

7.2.2. По иным основаниям, предусмотренным действующим законодательством.

8. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

8.1. Любые изменения и дополнения к настоящему договору действительны, при условии, что они совершены в письменной форме, скреплены подписями надлежаще уполномоченных на то представителей и (при наличии) печатями сторон .

8.2. Все уведомления и сообщения должны направляться в письменной форме.

8.3. Настоящий Договор составлен в двух экземплярах, имеющих одинаковую юридическую силу, по одному экземпляру для каждой из сторон.

Обязательно ли прописывать форс-мажорные обстоятельства в договоре займа?

Форс-мажор — чрезвычайные обстоятельства, которые невозможно предусмотреть или предотвратить. Это природные катаклизмы, войны, эпидемии, забастовки, революции, техногенные катастрофы. К форс-мажорным не относятся критические ситуации на финансовых рынках, рост цен, изменение курсов валют или нарушения обязательств контрагентами должника.

В ситуации форс-мажора выполнение обязательств по сделке невозможно. При форс-мажоре заёмщик не несёт материальную ответственность за нарушение договора, если немедленно известит партнера о наступившей чрезвычайной ситуации и впоследствии докажет, что исполнению договора помешала непреодолимая сила.

Форс-мажорные обстоятельства применяются в силу закона, их необязательно прописывать. По желанию стороны уточняют список обстоятельств непреодолимой силы и указывают порядок извещения при возникновении этих обстоятельств.

По сложившейся деловой традиции, типовая форма договора займа содержит условия о форс-мажоре.

Форс-мажор в договоре

«Предприниматель без образования юридического лица. ПБОЮЛ», 2008, N 3

Понятие и признаки

Термин «форс-мажор» пришел в международную деловую практику из французского языка (force majeure — высшая сила). Кроме него, в деловой практике используется и целый ряд других, аналогичных по смысловому содержанию: «act of God», «frustration», «действия вне контроля стороны», «обстоятельства непреодолимой силы», «тщетность» и другие.

Примечание. Форс-мажор — обстановка, вынуждающая действовать определенным образом вопреки намерению, плану; обстоятельство, которое невозможно предотвратить или устранить (Толковый словарь русского языка Ушакова).

Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства (п. 1 ст. 401 ГК РФ).

Сторона не несет ответственности за неисполнение любого из своих обязательств, если докажет, что оно было вызвано препятствием вне ее контроля и что от нее нельзя было разумно ожидать принятия этого препятствия в расчет при заключении договора либо избежания или преодоления этого препятствия или его последствий (ст. 79 Конвенции Организации Объединенных Наций о договорах международной купли-продажи товаров ).

Заключена в Вене в 1980 г. Для СССР вступила в силу с 1 сентября 1991 г. Далее по тексту — Венская конвенция.

Определение из словаря Ушакова отражает саму сущность подобных ситуаций и на практике применимо ко всем вышеперечисленным терминам. В данных нормах отсутствуют конкретные определения и указания на какие-то события. Дело в том, что невозможно предусмотреть все многообразие возможных случайностей. Кроме того, различные субъекты в силу ряда объективных причин могут обладать различными возможностями для противодействия внешним обстоятельствам.

На практике возникает вопрос об отнесении ситуации к форс-мажору и соответственно об освобождении от ответственности. Согласно доктринальному правовому толкованию событие, относимое к непреодолимой силе, должно отвечать нескольким признакам:

  1. Оно должно быть неожиданным, чрезвычайным для исполняющей стороны.

Чрезвычайность является определяющим признаком форс-мажора. Явление или его последствия должны быть нетипичными и нехарактерными.

Пример 1. Весенне-осенняя распутица и плохая проходимость автомобильных дорог — обычное явление в ряде регионов Сибири и Дальнего Востока. Вместе с тем такая же распутица может послужить основанием для освобождения от ответственности, если она возникла вследствие неожиданно выпавшего и аномально большего количества осадков в более засушливых регионах России.

Чрезвычайность может характеризоваться и особой формой проявления обычного для данного региона явления.

Пример 2. В сейсмически активных зонах планеты постоянно происходят небольшие землетрясения. Однако сильное землетрясение и здесь является стихийным бедствием с непредсказуемыми последствиями.

То есть чрезвычайность события устанавливается только с учетом конкретных событий.

  1. Причина возникновения ситуации находится вне сферы деятельности исполняющей стороны по договору.
  2. Невозможность предотвращения события или преодоления последствий события собственными силами стороны.

Событие, относимое к форс-мажору, может быть известным, но неизбежным. То есть при сложившихся обстоятельствах его можно предвидеть или достоверно знать о его приближении, но невозможно предотвратить. Например, сообщение о приближении морского шторма получено капитаном корабля, но избежать встречи с ним невозможно в силу отсутствия подготовленных гаваней в пределах досягаемости судна.

Кроме этого, существуют так называемые социальные форс-мажоры. Например, забастовки персонала исполняющей стороны или его контрагентов. В СССР забастовки не «предусматривались», и, соответственно, правовая доктрина однозначно выносила их за рамки форс-мажорных обстоятельств . Высказывалась точка зрения, что это событие является предотвратимым . Однако если с определенными натяжками это может быть верно в отношении собственных работников, то каким образом предприниматель предотвратит отраслевую забастовку работников транспорта, парализующую транспортную сеть Европы, или «тихую забастовку» сотрудников таможни, закрывшую границу Польши?

Необходимо отметить, что и сам институт «обстоятельств вне контроля стороны» представлялся излишним, поскольку в рамках плановой экономики невыполнимые договоры просто не могли быть заключены.
Стучка П.И. Курс советского гражданского права. — М., 1929.

Вместе с тем военные действия и гражданские волнения не вызывают сомнений при отнесении их к форс-мажору. «Социальный» форс-мажор в виде гражданских волнений, забастовок и политической нестабильности полноправно входит в российскую судебную практику.

Судебно-арбитражная практика. В декабре 1997 г. архангельская таможня провела проверку поступления валютной выручки от экспорта товара по контракту между Котласским ЦБК и его кипрским контрагентом. Экспортер должен был обеспечить зачисление валютной выручки от экспорта товара в течение 180 дней в соответствии с паспортом сделки по контракту. Однако деньги не были своевременно перечислены в банк.

Работники таможни составили протокол, вынесли постановление о нарушении таможенных правил. Однако КЦБК подал иск о признании санкций таможенников недействительными. Истец в доказательство обоснованности задержки указал, что она произошла из-за форс-мажорных обстоятельств на территории Югославии, куда был отгружен товар. Экспортер представил соответствующее заключение представителя МВЭС России по Архангельской области. Суд счел, что КЦБК обосновал причину задержки в перечислении валютной выручки (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 17 февраля 1999 г. N А05-4988/98-314/11).

Возврат валютной выручки за отгруженный товар произведен с нарушением установленного срока — по истечении 180 дней, определенных паспортом сделки по контракту.

Какие события не могут быть форс-мажором?

Усилия, приложенные стороной для предотвращения или преодоления последствий подобного события, должны быть разумными в рамках общепринятой деловой практики. Так, при наличии «обходных» путей не будет форс-мажором опоздание по доставке груза, если оно было вызвано разрушением моста или наводнением. Однако авиатранспорт гораздо дороже автомобильного или железнодорожного. В этом случае надлежащее исполнение обязательств должно соизмеряться с обычаями делового оборота и быть экономически целесообразным .

Коммерческие организации и индивидуальные предприниматели в хозяйственном обороте действуют с целью получения прибыли (п. 3 ст. 23, п. 1 ст. 50 ГК РФ). Однако это правило не является безусловным, поскольку в каждом отдельном случае необходимо соразмерять непосредственный ущерб и потерю деловой репутации.

Не могут рассматриваться в качестве форс-мажора отзыв или отказ в продлении лицензии на определенные виды деятельности. Ведь выполнение условий лицензирования, гарантирующее сохранение или продление лицензии, является обязанностью самого предпринимателя.

Судебно-арбитражная практика. Общество с ограниченной ответственностью «А» обратилось в арбитражный суд г. Москвы с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Б» о взыскании задолженности по договору поставки. Иск заявлен в связи с неполной оплатой ответчиком товара. Ответчик просил в иске отказать, ссылаясь на то, что он не имел возможности исполнить обязательства по договору в связи с приостановлением действия лицензии, выданной обществу на право осуществления закупки, хранения и поставки алкогольной продукции.

Суд отклонил доводы ответчика, указав, что в соответствии с п. 3 ст. 401 ГК РФ лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы. Конечно, если иное не предусмотрено законом или договором. Ответчик не представил доказательств, подтверждающих невозможность исполнения обязательств по договору, в связи с чем суд решил дело в пользу ООО «А» (Постановление ФАС Московского округа от 12 июля 2007 г., 6 августа 2007 г. N КГ-А40/6399-07 по делу N А40-72726/06-138-544).

Читайте так же:  Доверенность на оформление права собственности на земельный участок образец

По нашему мнению, предпринимательский риск также не может рассматриваться как форс-мажор. На это, в частности, указывает ГК РФ. К форс-мажору не относятся нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения договора товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств (п. 3 ст. 401 ГК РФ). Возможность наступления подобных событий должна учитываться предпринимателем в любой момент осуществления коммерческой деятельности. Кроме того, возможность избегать ответственности в подобных случаях способна подорвать основные принципы национального хозяйственного оборота.

Таким образом, на наш взгляд, форс-мажором может быть только неожиданное, чрезвычайное, внешнее событие, не связанное с собственными действиями лица, или неожиданные и чрезвычайные последствия ожидаемого события, делающие исполнение невозможным, чрезвычайно затрудненным или экономически бессмысленным. При этом одно и то же событие в зависимости от времени, места и особенностей стороны договора может как стать для нее непреодолимой силой, так и не являться ею.

Действия форс-мажора в пространстве и во времени

Форс-мажорное событие может быть самым разнообразным. Оно может:

  • парализовать не только производство, но и транспортировку товара;
  • воздействовать как на исполнителя или получателя, так и на «промежуточные» звенья (транспортная компания, финансово-платежные институты и т.п.);
  • быть длящимся или скоротечным.

Необходимо четко отграничивать общую невозможность исполнения договора от временной невозможности его исполнения. Если с полной невозможностью исполнения все достаточно понятно, то временная приостановка требует дополнительных соглашений между сторонами. Только они вправе определить тот период, в течение которого исполнение договора представляет взаимный интерес. Данный период может быть определен как при заключении договора, так и в ходе последующих переговоров между ними.

Лицо, которое не в состоянии выполнить требования, установленные договором, обязано уведомить противную сторону о возникновении форс-мажорных обстоятельств. Данная обязанность напрямую вытекает из принципа добросовестности сторон по договору, а также закрепляется в ряде нормативно-правовых актов как необходимое условие освобождения от ответственности при наступлении форс-мажора.

Так, в соответствии с п. 4 ст. 79 Венской конвенции «. сторона, которая не исполняет своего обязательства, должна дать извещение другой стороне о препятствии и его влиянии на ее способность осуществить исполнение. Если это извещение не получено другой стороной в течение разумного срока, после того, как об этом препятствии стало или должно было стать известно не исполняющей свое обязательство стороне, эта последняя сторона несет ответственность за убытки, являющиеся результатом того, что такое извещение получено не было».

Кроме уведомления о наступлении форс-мажора, нужно предоставить и доказательства этого факта. В таких целях принято использовать заключения органов государственной власти и торгово-промышленных палат соответствующего региона.

Договорные оговорки

Несмотря на единичность случаев освобождения от ответственности в рамках ст. 401 ГК РФ, оговорка о форс-мажоре включается практически во все национальные договоры. Причем иногда это доходит до смешного, когда описанию действий при форс-мажоре отводится до трети объема договора, в ущерб закреплению реальных обязательств сторон.

Оправдано ли это? Безусловно, когда контракт заключается с участием иностранного контрагента, подобные оговорки нужны. Это вызвано необходимостью максимально точного, закрепленного письменно регулирования отношений сторон. Законодательство, деловая практика и обычаи делового оборота различаются в зависимости от системы национального хозяйственного оборота. Естественно, что привыкшие к работе «по определенным правилам» хозяйствующие субъекты распространяют (зачастую ненамеренно) собственные правила и на своих иностранных партнеров. Иногда это приводит к серьезным разногласиям по порядку исполнения достигнутых соглашений. Чтобы избежать подобного недопонимания, нужно фиксировать все достигнутые соглашения, в том числе случаи о форс-мажоре.

Необходимо учитывать, что законодательство ряда стран не содержит родового определения (то есть аналогичного содержащемуся в ст. 401 ГК РФ) обстоятельств непреодолимой силы. Значит, их необходимо определять соглашением сторон. Кроме того, международный арбитраж разрешает спор, базирующийся на условиях договора. Соответственно, использование подобных оговорок при заключении договоров с участием иностранных контрагентов себя оправдывает.

Целесообразность же включения форс-мажорных оговорок в договоры между российскими партнерами весьма спорная. Зачем включать в договор такую оговорку, если как при ее наличии, так и при отсутствии основания освобождения от ответственности одинаковые?

Пример 3. Рассмотрим стандартную форс-мажорную оговорку:

«Обстоятельствами форс-мажора по настоящему Договору будут признаны: пожар, землетрясение, наводнение, иные стихийные бедствия, военные действия любого характера, а также иные обстоятельства непреодолимой силы, на возникновение и действие которых Стороны не могли повлиять разумными мерами, в случае если указанные обстоятельства прямо повлияли на возможность исполнения обязательств по настоящему Договору».

Как видно из примера 3, форс-мажорная оговорка обычно формулируется путем составления открытого перечня событий, которые могут быть признаны обстоятельствами непреодолимой силы (форс-мажором), при условии, что стороны не смогут контролировать эти обстоятельства. Подобная оговорка представляется совершенно нецелесообразной, так как она не несет никакой полезной информации. Должнику для освобождения от исполнения договорного обязательства и при ее наличии, и в ее отсутствие необходимо доказывать, что к невозможности исполнения договорных обязательств привело именно обстоятельство непреодолимой силы. То есть во всех случаях освобождение от ответственности происходит в порядке, предусмотренном п. 3 ст. 401 ГК РФ.

Список обстоятельств, включаемых в подобные перечни, стандартен и часто содержит указания на такие события, вероятность наступления которых стремится к нулю. В частности, приведенный выше пример взят из договора оказания услуг между организациями, находящимися на территории г. Москвы. Оценку вероятности землетрясения или военных действий в пределах Садового кольца оставим на совести составителей договора. Поэтому если стороны по договору не желают уточнять условия освобождения от ответственности, то включение в договор форс-мажорной оговорки с приведением какого-либо перечня обстоятельств с правовой точки зрения является излишеством. По сути, данная практика пришла в национальный хозяйственный оборот в результате заимствования из международной деловой практики.

Вместе с тем включение ряда положений о форс-мажоре может иметь определенный смысл и в договорах между российскими партнерами. Прежде всего, его можно использовать для установления более жесткой ответственности по отношению к общему правилу. Например, в оговорке указать только некоторые обстоятельства непреодолимой силы, определив, что данный перечень является исчерпывающим. При этом ответственность может возлагаться за нарушение договорного обязательства, совершенное под воздействием обстоятельства непреодолимой силы, не указанного в перечне. Такая возможность предоставляется п. 1 ст. 401 ГК РФ, в соответствии с которым стороны в договоре могут установить иные основания ответственности. То есть с помощью данной оговорки можно поднять уровень ответственности по сравнению с установленным законом.

В перечень можно включить и обстоятельства, последствия которых можно предвидеть и предотвратить. То есть уровень ответственности стороны по договору будет ниже общепринятого. Фактически с помощью данной оговорки можно освободить контрагента от ответственности и при наличии вины в форме неосторожности . То есть значительно снизить уровень ответственности по сравнению с установленным законом. Однако оговорка, позволяющая освободить должника от ответственности, уже не относится к форс-мажору, и, поместив ее в соответствующий раздел договора, стороны введут друг друга в заблуждение.

Заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства ничтожно и, следовательно, не порождает никаких правовых последствий в силу п. 4 ст. 401 ГК РФ.

Оговорку о форс-мажоре в тексте национального договора необходимо использовать для конкретизации действий сторон. В частности, определить к каким последствиям ведет наличие обстоятельств вне контроля стороны — прекращению действия договора или отсрочки его исполнения.

Пример 4. «При наступлении обстоятельства непреодолимой силы срок исполнения обязательств по Договору отодвигается соразмерно времени, в течение которого действовали такие обстоятельства. В случае если обстоятельства длятся более трех месяцев, обязательства сторон по договору считаются прекратившимися».

Оговорка может быть использована и для конкретизации порядка уведомления контрагента о наличии форс-мажорных обстоятельств. Ее можно использовать для указания того, в какой срок и каким образом это должно быть сделано, определить перечень документов, являющихся доказательством их наличия.

Пример 5. «Сторона, ссылающаяся на обстоятельства непреодолимой силы, должна немедленно после возникновения подобных обстоятельств уведомить о них другую Сторону в письменном виде (телеграммой, заказным письмом, курьером или иным способом, гарантирующим доставку корреспонденции и фиксацию времени ее получения), а также уведомить другую Сторону о прекращении таких обстоятельств в течение 3 (трех) рабочих дней после их прекращения. Несвоевременное извещение об обстоятельствах непреодолимой силы лишает соответствующую Сторону права ссылаться на них в будущем.

Надлежащим доказательством наличия указанных выше обстоятельств и их продолжительности будут служить документальные свидетельства (справки) уполномоченных органов Министерства РФ по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, либо иных уполномоченных органов власти, либо сертификаты (свидетельства, заключения) соответствующих торгово-промышленных палат».

Таким образом, форс-мажорная оговорка может иметь определенный смысл для установления уровня ответственности, отличного от общепринятого законом и деловой практикой или уточнения порядка взаимодействия сторон при возникновении подобных обстоятельств и порядка доказывания их наличия.

И все же в большинстве случаев форс-мажорная оговорка по договорам, исполняемым в пределах одного государства, оказывается не востребованной сторонами даже в случае возникновения подобных обстоятельств. Тем более что в большинстве случаев ее наличие в договоре обусловлено лишь устоявшейся традицией. Причем, как это часто бывает с традициями, их использование осуществляется без осмысления потребностей сторон.

Стороны вольны решать, необходимо ли включать форс-мажорную оговорку в заключаемый ими договор. Но, если такое решение принято, нужно постараться сделать ее максимально насыщенной с точки зрения реальных потребностей сторон.

Обзор практики Федерального арбитражного суда Центрального округа по разрешению споров, связанных с заключением, исполнением, расторжением кредитных договоров

Обзор практики Федерального арбитражного суда Центрального округа
по разрешению споров, связанных с заключением, исполнением,
расторжением кредитных договоров

1. Требование банка о досрочном возврате суммы кредита вместе с причитающимися процентами по смыслу статьи 10 ГК РФ может быть квалифицировано судом, исходя из обстоятельств конкретного дела, как злоупотребление правом.

Ссылаясь на нарушение заемщиком графика осуществления платежей по кредиту, не исполнение обязательства по своевременному предоставлению отчетно-финансовых документов, банк обратился в арбитражный суд с иском к главе крестьянско-фермерского хозяйства о досрочном взыскании суммы основного долга по кредитному договору, текущих процентов, процентов, начисленных до окончания срока действия договора.

Суд первой инстанции, исходя из того, что кредитным договором предусмотрено право банка потребовать от заемщика досрочного возврата всей суммы кредита и уплаты процентов за его пользование, допущенные заемщиком нарушения договорных обязательств подтверждены представленными в материалы дела доказательствами, пришел к выводу о том, что исковые требования банка являются обоснованными и подлежат удовлетворению в полном объеме.

Суд кассационной инстанции отменил принятое по делу решение и направил дело на новое рассмотрение ввиду следующего.

Между банком и КФХ заключен кредитный договор, по условиям которого заемщик обязался, в том числе, в течение 10 рабочих дней после окончания сроков, установленных для подачи соответствующей отчетной документации, предоставлять кредитору в течение всего срока действия договора отчетно-финансовые документы, в том числе налоговые декларации на отчетную дату, заверенные налоговой инспекцией, справки из налоговой инспекции о наличии или отсутствии задолженности по платежам в бюджеты всех уровней.

Договором стороны предусмотрели право кредитора в одностороннем порядке изменить условие о сроке возврата кредита в случае образования у заемщика просроченной задолженности по возврату кредита или уклонения ответчика от представления перечисленных выше документов.

Платежным поручением сумма кредита была перечислена заемщику.

В качестве основания наличия у банка права требовать досрочного возврата кредита, суд первой инстанции сослался на факт нарушения ответчиком графика погашения очередного платежа, а именно осуществление очередного платежа с просрочкой возврата кредита и уплаты процентов. Однако при этом суд первой инстанции не учитывал то обстоятельство, что на момент подачи иска данная задолженность ответчиком была погашена; не установил, имел ли банк возможность самостоятельно списать данный платеж с расчетного счета ответчика.

Читайте так же:  Доплата за выполнение работ

В качестве второго основания требования истца, было названо неисполнение ответчиком обязательства по своевременному предоставлению отчетно-финансовых документов. Принимая это требование как обоснованное, суд первой инстанции не установил причины нарушения этих сроков, наличие у ответчика возможности представить данные документы в сроки заявленные банком.

Кроме того, удовлетворяя на основании указанных обстоятельств требование банка о досрочном возврате всей суммы кредита и уплаты процентов за его пользование, суд первой инстанции не оценил действия ответчика с позиции существенности нарушения ими прав банка, а также соотносительно с положением ст. 10 Гражданского кодекса РФ, исключающей судебную защиту в случае злоупотребления правом.

2. Действия заемщика по отказу от исполнения обязанности по возврату заемных денежных средств, мотивированные отказом банка в выдаче кредита по тому же кредитному договору, не соответствуют закону и договору сторон, поскольку обязательства заемщика и кредитора не являются взаимообусловленными.

Между банком и обществом заключен договор об открытии кредитной линии, предусматривающий неоднократное предоставление кредитором денежных средств (кредитов) заемщику с соблюдением установленного договором лимита кредитной линии, составляющего 100 000 000 руб.

Стороны договорились о том, что кредиты предоставляются в свободном режиме при условии соблюдения заемщиком лимита кредитной линии, при условии отсутствия просроченной задолженности, путем перечисления денежных средств на счет заемщика в срок не позднее 3 рабочих дней с даты получения кредитором письменной заявки заемщика.

Платежными поручениями общество погасило ранее полученные кредиты на общую сумму 30 000 000 руб. и, ссылаясь на то, что лимит задолженности составил 70 000 000 руб., направило в адрес банка заявку о предоставлении двух новых кредитов в размере 15 000 000 руб. каждый.

Поскольку банк в установленный договором срок кредит обществу не предоставил, ответ на заявки не дал, заемщик приостановил исполнение своих обязательств по погашению кредита в общей сумме 30 000 000 руб., о чем сообщил ответчику письмом и просил считать удерживаемые суммы, в качестве вновь выданных кредитов.

В связи с не возвратом в установленный договором срок заемных денежных средств банк начислил истцу пеню, которая была списана со счета истца в безакцептном порядке.

В свою очередь, общество обратилось в арбитражный суд с иском к банку о взыскании убытков, составляющих сумму пени, списанной со счета истца.

Решением суд первой инстанции, оставленным без изменения постановлением кассационного суда, в удовлетворении требований о взыскании названной суммы в качестве убытков отказано. При этом суды исходили из следующего.

В договоре об открытии кредитной линии стороны предусмотрели, что в случае нарушения заемщиком сроков исполнения обязательств заемщик уплачивает начисленные кредитором пени.

В силу ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

В данном случае, истец не обосновал наличие у него права, несмотря на отказ банка в выдаче кредита, не возвращать в установленный договором срок ранее полученные кредиты, а начисление и списание суммы пени было произведено ответчиком на основании договора об открытии кредитной линии, в связи с неисполнением истцом обязательств по возврату заемных денежных средств. Таким образом, правовые основания для взыскания с ответчика убытков, предусмотренных ст. 15 ГК РФ, отсутствуют.

Ссылка общества на необходимость применения к спорным правоотношениям положений Гражданского кодекса , регулирующих порядок исполнения встречного обязательства, признана несостоятельной, поскольку действия заемщика по отказу от исполнения обязанности по возврату заемных денежных-средств, не соответствуют содержанию и смыслу ст. 318 ГК РФ. Обязательства сторон по договору не являются взаимообусловленными. При этом обязательства, как заемщика, так и исполнителя носят строго определенный договором характер.

В данном случае, полагая, что отказ банка в выдаче кредита является незаконным и противоречит условиям договора, истец не был лишен возможности обжаловать действия банка в установленном договором и законом порядке.

3. Условия кредитного договора, согласно которым заемщик не освобождается от исполнения всех обязательств по договору при наступлении любых неблагоприятных обстоятельств, в том числе непреодолимой силы, а также о возможности начисления повышенных процентов, не свидетельствуют о его недействительности.

Между банком и обществом заключен кредитный договор, по условиям которого банк обязался предоставить заемщику кредит краткосрочный на срок до семи лет для целей инвестиционной деятельности.

Пунктом 1.3 договора предусмотрено, что заемщик не освобождается от исполнения всех обязательств по настоящему договору при наступлении любых неблагоприятных обстоятельств, в том числе непреодолимой силы (форс-мажор).

Согласно пункту 6.1, в случае нарушения сроков погашения кредита, остаток задолженности по нему в срок, установленный для погашения кредита, перечисляется на счет просроченных платежей, и со следующего дня на сумму просроченного кредита начисляются повышенные проценты из расчета действующей процентной ставки на день, предусмотренный договором для погашения кредита и умноженной на повышающий коэффициент 1,3. Повышенные проценты начисляются по день фактического возврата кредита в порядке, установленном договором, и уплачиваются в сроки, определенные п. 3.4 настоящего договора.

В обоснование иска о признании недействительным кредитного договора обществом указано на его ничтожность, в том числе, в связи с тем, что приведенные условия противоречат пункту 3 статьи 401 , статьям 809 , 819 Гражданского кодекса РФ.

Арбитражный суд кассационной инстанции, оставляя без изменения принятые по делу судебные акты об отказе в удовлетворении иска, отметил следующее. Согласно пункту 1 статьи 819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

К отношениям по кредитному договору применяются правила, предусмотренные параграфом 1 главы 42 ГК РФ, регулирующие отношения по договору займа, если иное не предусмотрено правилами настоящего параграфа и не вытекает из существа кредитного договора ( пункт 2 статьи 819 ГК РФ).

В соответствии с пунктом 1 статьи 809 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором займа, заимодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором.

В настоящем случае, повышенные проценты, определенные п. 6.1 оспариваемого договора, являются его условием, предусматривающим повышенную плату за пользование кредитом. При этом установленную разницу между процентами за пользование кредитом и повышенными процентами (коэффициент 1,3) следует расценивать как установление ответственности заемщика за нарушение сроков погашения кредита.

Пунктом 6.2 договора установлена ответственность в виде уплаты пени в размере 0,1 процента от суммы задолженности за нарушение сроков уплаты процентов за пользование кредитом.

Таким образом, в договоре установлена ответственность в виде повышенных процентов и взыскания пени за разные виды нарушения обязательства, что не запрещено законом.

Согласно п. 1 статьи 330 ГК РФ неустойкой признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности, в случае просрочки исполнения.

Таким образом, условие кредитного договора об ответственности должника не противоречит положениям гражданского законодательства .

Кроме того, отклоняя довод истца о несоответствии условий кредитного договора пункту 3 статьи 401 ГК РФ, арбитражный суд исходил из того, что согласно указанной норме, освобождение лица от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства при наступлении форс-мажорных обстоятельств наступает в том случае, если иное не предусмотрено законом или договором.

Условие, предусмотренное пунктом кредитного договора, согласно которому заемщик не освобождается от исполнения всех обязательств по договору при наступлении любых неблагоприятных обстоятельств, в том числе непреодолимой силы (форс-мажор), является исключением, которое допускается вышеназванной нормой материального права, и не свидетельствует о недействительности договора в указанной части.

4. Уплаченная банку за рассмотрение кредитной заявки денежная сумма (комиссионное вознаграждение) не является неосновательным обогащением последнего.

Общество обратилось в банк с заявлением о предоставлении кредита, оплатив при этом комиссию за его рассмотрение по тарифу, установленному внутренними локальными актами банка.

По итогам рассмотрения заявления банк предложил кредит на сумму меньшую, чем просило общество.

Ссылаясь на то обстоятельство, что ответчиком не исполнено обязательство по рассмотрению кредитной заявки, общество обратилось в Арбитражный суд с иском к банку о взыскании денежных средств, уплаченных в качестве комиссии, как неосновательного обогащения.

Отказывая в удовлетворении заявленных исковых требований, арбитражный суд первой инстанции исходил из того, что в данном случае ответчик получил от истца денежную сумму за фактически оказанную услугу, вследствие чего спорную сумму нельзя считать неосновательным обогащением ответчика.

Отменяя решение суда первой инстанции, и удовлетворяя заявленные требования, суд апелляционной инстанции исходил из того, договор оказания возмездных услуг между сторонами не заключен, а сумма, внесенная банку в счет оплаты комиссии, является его неосновательным обогащением.

Оставляя в силе решение арбитражного суда, и отменяя вынесенное по делу постановление, суд кассационной инстанции мотивировал свой вывод следующим.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении заявленных исковых требований, пришел к правомерному выводу о том, что фактически между сторонами сложились правоотношения, предусмотренные ст. 779 Гражданского кодекса РФ (возмездное оказание услуг).

Из содержания внутренних документов банка суд установил, что до заключения кредитного договора происходит процесс рассмотрения поданного заемщиком заявления-анкеты. Результатом рассмотрения заявления-анкеты является определение условий возможного кредитования. При этом фактически рассмотрение заявления-анкеты с целью определения условий возможного кредитования в рассматриваемом случае являлось предметом оказанной ответчиком истцу услуги, то есть сторонами был согласован предмет договора возмездного оказания услуг.

Также, стороны согласовали стоимость оказываемой ответчиком услуги по рассмотрению кредитной заявки, которая в силу распоряжения банка «О повышении доходности банковских операций», никак не зависит от результата рассмотрения заявки.

В процессе рассмотрения спора стороны не ссылались на неясность перечня или объема услуг. Размер ставки комиссионного вознаграждения связан с заявленной суммой кредита, которая зависит лишь от волеизъявления клиента.

Общество было ознакомлено с условиями предоставления банком кредитов и, оплатив платежными поручениями сумму комиссионного вознаграждения, в порядке ст. 438 ГК РФ совершило конклюдентные действия, свидетельствующие о его согласии на заключение договора.

5. По смыслу п. 2 статьи 323 ГК РФ кредитор вправе требовать недополученное от других солидарных должников, в том случае, если им не получено полное удовлетворение от одного из должников, а не в случае, когда отсутствует возможность такого удовлетворения. Существенным обстоятельством, исключающим в данном случае ответственность прямого должника-заемщика перед банком, является полное исполнение поручителями обязательства.

Решением арбитражного суда удовлетворены требования банка о взыскании с заемщика задолженности по кредитному договору и обращении взыскания на заложенное имущество в связи с ненадлежащим исполнением обязательств по погашению кредита.

Обращаясь с кассационной жалобой, ответчик указывает, что требования к заемщику удовлетворены необоснованно, поскольку имеется вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции о взыскании кредитной задолженности с поручителей.

Оставляя обжалуемый судебный акт без изменения, и отклоняя довод заявителя жалобы, суд кассационной инстанции мотивировал свой вывод следующим.

В соответствии с п. 1 ст. 363 ГК РФ при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя.

В силу п. 1 ст. 323 ГК РФ при солидарной обязанности должников (в данном случае — заемщика и поручителей) кредитор вправе требовать как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга.

Кредитор, не получивший полного удовлетворения от одного из солидарных должников, имеет право требовать недополученное от остальных солидарных должников. Солидарные должники остаются обязанными до тех пор, пока обязательства не исполнены полностью ( п. 2 ст. 323 ГК РФ).

В рассматриваемом случае, банк первоначально в порядке п. 2 ст. 323 ГК РФ предъявил требования к поручителям.

Обращаясь с кассационной жалобой, ответчик не приводит доводов о том, что к моменту принятия решения по настоящему делу, поручителями в полном объеме были исполнены обязательства.

Ссылка на то, что истец не доказал невозможность взыскания задолженности с поручителей в порядке исполнения решения районного суда, не представил доказательств прекращения исполнительного производства в отношении поручителей, не может быть принята во внимание.

Читайте так же:  Заполненный ордер адвоката

По смыслу пункта 2 статьи 323 ГК РФ кредитор вправе требовать недополученное от других солидарных должников, в том случае, если им не получено полное удовлетворение от одного из должников, а не в случае, когда отсутствует возможность получения такого удовлетворения.

Таким образом, существенным по делу обстоятельством, исключающим в данном случае ответственность прямого должника — заемщика перед банком, является полное исполнение поручителями обязательства.

Доказательств того, что поручителями на момент принятия решения по настоящему делу задолженность по кредиту была погашена в полном объеме, ответчиком не представлено. Поэтому, исковые требования к заемщику удовлетворены правомерно.

Выводы суда соответствуют установленным по делу обстоятельствам, нормам Гражданского кодекса РФ и положениям Информационного письма Президиума ВАС РФ от 20.01.1998 N 28 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о поручительстве».

6. Довод заемщика о получении требования банка о возврате кредитной задолженности после истечения указанного в требовании срока возврата не является основанием для отказа в удовлетворении иска о досрочном взыскании денежных средств.

В связи с ненадлежащим исполнением заемщиком (индивидуальным предпринимателем) принятых на себя обязательств по кредитному договору, банк направил в его адрес письмо, в котором предъявил требование о погашении просроченной задолженности и требование о возврате досрочно всей суммы кредита и уплаты причитающихся процентов за пользование им.

Поскольку заемщик не выполнил данное требование, банк обратился в арбитражный суд с иском о взыскании задолженности по кредитному договору.

Решением арбитражного суда первой инстанции исковые требования удовлетворены.

Оставляя принятое по делу решение без изменения, суд кассационной инстанции указал, в том числе, и на необоснованность довода заявителя жалобы о том, что в письме истца предъявлялось требование о возврате денежных средств, в то время как данное письмо было получено ответчиком несвоевременно, в связи с чем, он не мог выполнить такое требование.

По мнению суда кассационной инстанции, приведенный довод не опровергает выводов, содержащихся в решении по делу, поскольку ответчиком не представлено доказательств, свидетельствующих о том, что после получения требования, до принятия судом решения по настоящему иску заемщиком предпринимались какие-либо действия по погашению возникшей задолженности.

7. Решением по делу об оспаривании заемщиком кредитного договора затрагиваются права и обязанности лиц, обеспечивающих его исполнение.

Решением арбитражного суда, оставленным в силе судом апелляционной инстанции, отказано в удовлетворении исковых требований общества с ограниченной ответственностью (заемщика) к банку о признании недействительным договора об открытии невозобновляемой кредитной линии.

Физическое лицо и общество с ограниченной ответственностью (поручители), полагая, что принятыми судебными актами затрагиваются их права и законные интересы, обратились с кассационной жалобой.

Отменяя принятые по делу решение и постановление, суд кассационной инстанции исходил из следующего.

В соответствии с ч. 1 ст. 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, могут вступить в дело на стороне истца или ответчика до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела в первой инстанции арбитражного суда, если этот судебный акт может повлиять на их права или обязанности по отношению к одной из сторон.

Основанием для привлечения в дело третьего лица является возможность предъявления иска к третьему лицу или возникновение права на иск у третьего лица, что обусловлено взаимосвязанностью основного спорного правоотношения и правоотношения между стороной и третьим лицом.

Как усматривается из материалов дела, до вынесения решения, истцом и одним их поручителей были заявлены ходатайства о привлечении к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, поручителей по оспариваемому кредитному договору.

Данные ходатайства были оставлены судом первой инстанции без удовлетворения, со ссылкой на то, что истец не доказал как решение по делу может повлиять на права и обязанности указанных лиц.

Между тем, делая данный вывод, суд не учел, что истцом оспаривается действительность кредитного договора, исходя из норм гражданского законодательства о поручительстве ( ст.ст. 329 , 361-367 Гражданского кодекса РФ) и условий этого договора, решением по делу будут затрагиваться права и обязанности лиц, обеспечивающих исполнение договора.

В этой связи, суд первой инстанции необоснованно отклонил заявленные ходатайства и не обсудил вопрос о привлечении поручителей к участию в деле в качестве третьих лиц.

8. Условие кредитного договора, возлагающее на заемщика (физическое лицо) обязательство оплатить услугу по открытию и ведению ссудного счета является нарушением Закона РФ «О защите прав потребителей».

Банк обратился в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным и отмене постановления областного Управления Роспотребнадзора о привлечении к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ в виде штрафа.

Оценивая обжалуемое постановление в части вмененного нарушения, заключающегося в том, что банк в содержание кредитного договора неправомерно включил условие о том, что в случае отказа от получения кредита по настоящему Договору Кредитор оставляет за собой право не возвращать комиссию, указанную в п. 1.6 настоящего Кредитного договора, суд обоснованно исходил из следующего.

Выдача кредита — это действие, направленное на исполнение обязанности банка в рамках кредитного договора. Согласно п. 1 ст. 819 Гражданского кодекса РФ банк по кредитному договору обязуется предоставить заемщику денежные средства (кредит) в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик в свою очередь обязуется возвратить полученную сумму и уплатить проценты на нее.

Счет по учету ссудной задолженности (ссудный счет) открывается для целей отражения задолженности заемщика банка по выданным ссудам и является способом бухгалтерского учета денежных средств, то есть не предназначен для расчетных операций. При этом открытие балансового счета для учета ссудной задолженности является обязанностью кредитной организации на основании перечисленных выше нормативных актов Центрального банка Российской Федерации и п. 14 ст. 4 Федерального закона от 10.07.2002 N 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)», в соответствии с которой Банк России устанавливает правила бухгалтерского учета и отчетности для банковской системы Российской Федерации.

Ссудные счета не являются банковскими счетами по смыслу Гражданского кодекса РФ, Положения Банка России от 31.08.1998 N 54-П и используются для отражения в балансе банка образования и погашения ссудной задолженности, то есть операций по предоставлению заемщикам и возврату ими денежных средств (кредитов) в соответствии с заключенными кредитными договорами. Соответственно, ведение ссудного счета — обязанность банка, но не перед заемщиком, а перед Банком России, которая возникает в силу закона, что соответствует правовой позиции, изложенной в Информационном письме Центрального банка Российской Федерации от 29.08.2003 N 4.

Между тем, плата за открытие и ведение ссудного счета по условию, изложенному в п. 1.6 кредитного договора от 18.09.2008 N 051/08И/1, возложена на потребителя услуги — заемщика.

С учетом изложенного, суды пришли к правомерному выводу о том, что уплаченная заемщиком комиссия по п. 1.6 данного договора не относится к категории убытков, которые банк вправе возместить в случае отказа заемщика от получения кредита.

9. Ограничение кредитным договором альтернативной подсудности разрешения спора является нарушением Закона «О защите прав потребителей».

Решением арбитражного суда, оставленным в силе судом апелляционной инстанции, отказано в удовлетворении заявления банка о признании незаконным и отмене постановления областного Управления Роспотребнадзора о привлечении к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ в виде штрафа.

Суды мотивировали свой вывод тем, что включение в условия кредитного договора положения о том, что разрешение споров, которые стороны не могут урегулировать путем переговоров, будет осуществляться в соответствии с действующим законодательством РФ в суде общей юрисдикции по месту нахождения Кредитора или его Филиала, ущемляет права потребителей в выборе подсудности.

В соответствии со ст. 29 Гражданского процессуального кодекса РФ, п. 2 ст. 17 Закона «О защите прав потребителей» иски о защите прав потребителей могут быть предъявлены по выбору истца в суд по месту: нахождения организации, а если ответчиком является индивидуальный предприниматель, его жительства; жительства или пребывания истца; заключения или исполнения договора.

Если иск к организации вытекает из деятельности ее филиала или представительства, он может быть предъявлен в суд по месту нахождения ее филиала или представительства.

Довод банка о том, что в рассматриваемом случае подсудность может быть изменена соглашением сторон, обоснованно отклонен судом.

Вместе с тем, сфера защиты прав потребителей и установление государственных гарантий в данной сфере, а также механизма их реализации в соответствии с преамбулой Закона «О защите прав потребителей» отнесена к сфере данного Закона, а не Гражданского процессуального кодекса РФ. В связи с этим ст.ст. 28 , 29 , 32 Гражданского процессуального кодекса РФ при разрешении вопроса о подсудности исков потребителей, связанных с защитой их прав, необходимо применять только с учетом ст. 17 Закона «О защите прав потребителей», нормы которой носят императивный характер.

Следовательно, банк при предоставлении кредитных услуг не вправе выступать инициатором изменения подсудности потребителя, когда последний может выступать истцом по отношению к банку.

10. Наложение на потребителя обязанности страховать жизнь и трудоспособность заемщика, а также предмет залога по кредиту у конкретного или рекомендованного банком страховщика является нарушением Закона РФ «О защите прав потребителей».

Банк обратился в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным и отмене предписания Управления Роспотребнадзора, которым предписано устранить нарушение, выразившееся во включении в кредитный договор условий об обязательном страховании заемщиками до фактического предоставления кредита жизни и потери трудоспособности, риска утраты и повреждения недвижимого имущества, риска утраты права собственности.

Арбитражным судом установлено, что согласно пункту типовых бланков кредитного договора на приобретение недвижимого имущества предоставление кредита обусловливается заключением заемщиком договора страхования рисков, перечисленных в договоре (страхование жизни и потери трудоспособности заемщика, страхование риска утраты и повреждения недвижимого имущества, риска утраты права собственности владельца недвижимого имущества). Договор страхования заключается заемщиком за свой счет, в компании, рекомендованной банком, выгодоприобретателем по договору страхования, также является банк.

Учитывая, что согласно пункту исследуемого типового договора банк предоставлял кредит физическому лицу на приобретение конкретной квартиры в индивидуальную собственность, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что на спорные отношения распространяется законодательство о защите прав потребителей.

В силу статьи 16 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» запрещается обусловливать приобретение одних товаров (работ, услуг) обязательным приобретением иных товаров (работ, услуг).

В данном случае заключение договора о предоставлении кредита для целей, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, обусловливалось банком необходимостью заключения гражданином (клиентом) иной услуги (страхования в определенной страховой компании и указанием в качестве выгодоприобретателя банка).

При таких обстоятельствах, арбитражный суд пришел к правильному выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения заявленных требований, поскольку исследуемые условия заключаемых банком договоров ущемляют установленные законом права потребителя.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ: